Армии и войны / Терроризм

Тусовка соцсетей ищет казни ИГИЛ

И чем еще «цепляют» экстремисты аудиторию интернета

865
Тусовка соцсетей ищет казни ИГИЛ
Фото: imagebroker/Global Look Press

Северо-Кавказский окружной военный суд на минувшей неделе вынес сразу четыре приговора по «террористическим» статьям Уголовного кодекса. Большие сроки получили боевики и экстремисты из Адыгеи, Дагестана и Кабардино-Балкарии. Что же толкнуло их на скользкий путь-дорожку, пыталась выяснить «СП-Юг».

«Одноклассники» сеют ненависть?

Самый резонансный приговор был вынесен в отношении 30-летнего Хабиба Биболатова, которому вменяли ч. 1 ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности»). Он типичный рецидивист: отбывал сроки за разбой, кражи и мошенничество. И вот во время очередной отсидки в адыгейской ИК-1 строгого режима он продолжал вести собственную страничку в социальных сетях (у него был мобильник).

В ноябре прошлого года Биболатов выложил в интернет видеоролик, который следствие оценило, как содержащий призывы к осуществлению террористической деятельности в составе «Имарата Кавказ». О нем, конечно, подзабыли, но организация эта еще в 2010 году была признана Верховным судом террористической. Причем Биболатов демонстрировал этот видеоролик своим сокамерникам.

Вычислить экстремиста оказалось проще простого: в марте его задержали оперативники ФСБ. Биболатов признал свою вину, раскаялся и ходатайствовал, чтобы его дело было рассмотрено в особом порядке. Судили его заочно: экстремист продолжает отбывать наказание в Адыгее, а в заседания суда в Ростове-на-Дону его речи транслировали с помощью видеоконференцсвязи из камеры сизо в ауле Тлюстенхабль.

Приговор Биболатову был вынесен на днях: ему предстоит отсидеть в колонии строгого режима 3,5 года (дополнительно к тому сроку, что он уже отбывает).

Второй фигурант — это Мурат Алибаев из Дагестана, которому вменили ч. 1 ст. 205.2 УК РФ и ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти или вражды»). Он также с помощью «мобильника» размещал на своих страничках в социальных сетях тексты и видеоролики, оправдывающие терроризм.

На прошлой неделе в окружном суде завершился процесс над 19-летней жительницей Магарамкентского района Дагестана Джанисат Муслимовой, которую обвинили в публичных призывах к оправданию террористической и экстремистской деятельности. На своей страничке в «Одноклассниках» эта дама регулярно вывешивала тексты, за которые ей и вынесли приговор.

На войну в Сирию… и обратно

Еще один приговор был вынесен в Северо-Кавказском окружном суде Аслану Конову, жителю Кабардино-Балкарии. Ему инкриминировали два преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации») и ч. 2 ст. 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»).

Много времени он проводил в социальных сетях, и однажды попался на «крючок» вербовщиков «Исламского государства» (как и «Имарат Кавказ», признано в России террористической организацией и запрещено). Поддавшись на их уговоры, решил уехать на газават — войну против неверных — в Сирию, бросил все дела в родной Кабардино-Балкарии и через Грузию перебрался в Турцию. Здесь его задержали полицейские, его вернули домой, где в отношении Аслана Конова возбудили уголовное дело. Он был заключен под стражу…

Между тем, в защиту Конова выступил Кабардино-Балкарский правозащитный центр, движение «Мемориал» и многие другие общественные организации. Сам молодой человек обратился в Комиссию по адаптации боевиков и салафитских общин в Кабардино-Балкарии, его просьбу поддержал и руководитель правозащитного центра Валерий Хатажуков (он написал обращение на имя главы республики Юрия Кокова). Впрочем, все усилия общественности пошли прахом: раскаявшийся боевик был признан виновным.

Трагическая история Конова очень напоминает многие другие — например, биографию студентки МГУ Варвары Карауловой или студента Ставропольского медицинского университета (СтГМУ) Мавлуда Керимова. Оба они тоже «клюнули» на интернет-пропаганду «Исламского государства» и рванули в Сирию, но по независящим от них обстоятельствам так и не примкнули к террористам. Но по возвращении в Россию они стали фигурантами уголовных дел. Гуманно ли это? Пускай каждый читатель отвечает сам.

Опиум для народа

В чем же сила пропаганды «Исламского государства», которая так легко покоряет умы и сердца молодежи: в России, Европе, США? Эксперт Ильшат Мухаметзарипов из Центра исламоведческих исследований Академии наук Татарстана считает, что «Исламское государство» использует такой феномен, как религиоцентризм — то есть убеждение, что собственная религия человека имеет более важное значение и находится выше других верований. При этом вся социальная жизнь сводится исключительно к конфессиональному аспекту: в ней нет места политике, культуре, даже семейный быт нивелируется до уровня религиозных ритуалов и обрядов.

На территориях, подконтрольных ИГИЛ, сжигаются книги по исламской теологии, науке, культуре. Химия, биология и физика объявляются «греховными» науками, полностью запрещаются музыка и изобразительное искусство.

Пропагандисты «Исламского государства», считает Мухаметзарипов, предлагают идею группового сплочения — фиктивное родство и показной альтруизм. Человек, страдающий от отсутствия семейно-психологических связей (при этом вовсе необязательно, что он должен быть выходец из социальных низов) и ищущий их, охотно идет навстречу новой «семье». Именно для того, чтобы подчеркивать подобное единство, ИГИЛ нужна одинаковая одежда, общая символика, атрибуты, совместные тренировки. Единство скрепляется участием в казнях и убийствах (в том числе с привлечением детей).

Мухаметзарипов сравнивает пропаганду «Исламского государства» с пропагандой наркотиков: сам факт того, что подобная тема обсуждается в информационном поле, привлекает к ней внимание. Агитация ИГИЛ рассчитана в первую очередь на людей восприимчивых: это не только мусульмане, но и любые лица, страдающие различными психическими расстройствами, имеющие склонность к агрессии, насильственным действиям, садизму. Чем меньше будет обсуждаться «Исламское государство», тем меньше люди будут относиться к данному явлению как к «норме».

Но добиться этого, разумеется, непросто. Взять хотя бы статистику ключевых слов в поисковых запросах «Яндекса»: только за август запрос «ИГИЛ» пользователи системы вводили почти 230 тысяч раз. И последние полгода эта цифра неуклонно растет (для сравнения: в декабре 2014 года этот запрос ввели в «Яндексе» 85 тысяч раз).

Пугает же больше всего то, что самыми популярными сочетаниями являются «казни ИГИЛ» и «видео ИГИЛ». Наибольший поток запросов (с поправкой на размеры интернет-аудитории) — в Таджикистане, Туркмении… и Абхазии. А среди российских регионов — в Чечне, Ингушетии и Дагестане (что, конечно, ожидаемо).

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Анатолий Баранов

Главный редактор ФОРУМ. мск

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье