Кризис. Бомжи потянулись на Юг

Люди надеются найти работу и пережить непростые времена

16252
Илья Автостопер
Илья Автостопер (Фото: автора)

Около сухумского рынка в семь утра полно людей. Кто-то привез свой товар из деревни и собирается торговать. Кто-то шатается в поисках знаменитой чачи на розлив, чтобы восстановиться после вчерашнего. Однако, есть и категория людей, кто ищет у рынка работу. Они стоят чуть поодаль и ждут, пока появится какой-нибудь заказчик разнорабочих, чтобы набрать бригаду на нелегкий физический труд. В Абхазии зимой тепло и некоторые наши разнорабочие приезжают сюда перезимовать и подработать…
Перед началом рабочего дня старший проводит перекличку. Почти как в кино:
 — Песчаный карьер. Два человека…
 — Ликеро-водочный завод?
 — Я…

Все — на карьер

Среди рабочих есть не только, отпетые бомжи, но и действительно бывшие интеллигентные люди. Пока один из них ждал распределения старшим по фронтам одноразовой работы, я разговорился с ожидающим подряда. Мужчина представился:

— Леонид Саматин из Ростова.

История Леонида проста и типична. Развелся с супругой, потерял квартиру и прописку, оказался на улице и начал пить. Очухавшись, спиртное бросил и подался в теплые края, чтобы перезимовать и «подумать над жизнью».
 — Надеюсь, за зиму в Абхазии немного заработать и вернуться домой, чтобы устроиться на нормальную работу, снять квартиру. Я вообще-то неплохой инженер…

Для людей временно без определенного места жительства — Абхазия хорошее место для зимних работ. Не холодно и нет снега. Да и потом знаменитое кавказское гостеприимство никто не отменял. Даже незнакомому человеку здесь дадут кров, еду и работу. Вот и едут сюда бывшие интеллигентные люди и граждане, которые лишились по разным причинам определенного места жительства. В некотором смысле таких товарищей можно назвать беженцами, в некотором экономическими мигрантами, которые едут и идут в Абхазию из разных стран бывшего Советского Союза.

Развод у сухумского рынка закончился. Старший «по бродягам» скомандовал:
 — По объектам, уважаемые. Завтра встречаемся в семь утра…

Бич в историческом смысле

Что и говорить, в последнее время категория зимующих на юге бомжей изменилась. Если раньше это были стопроцентные выпивохи и асоциальные личности, то теперь все чаще встречаются обманутые дольщики и вкладчики лопнувших банков. Эти люди подрабатывают на теплом юге зимой в мандариновый сезон, чтобы вернуться к нормальной жизни. Например, я встретил кандидата медицинских наук, который занялся здесь частной практикой и намерен остаться жить в этой гостеприимной Стране Души. А начиналось у доктора все традиционно: развод, оставил квартиру, лишился работы, потому что аннулировали прописку — выписали из нормальной жизни и человека обрекли бомжевать…
Благо, что все это происходит в наше время. Например, в царской России юридический термин «бродяжничество» и «бомжевание» было наказуемым по закону. Во времена СССР тоже за тунеядство тоже давали сроки. На сегодняшний день в нашей стране бродяжничество декриминализировали, то есть больше это деяние не считается ни уголовным преступлением, ни административным правонарушением. Закрыты приемники-распределители при МВД, через которые проходили сотни людей по одной и той же схеме: попал в приемник-распределитель, дальше в тюрьму, вернулся «не прописали в бывшую квартиру», поймали на улице без прописки — снова в тюрьму. Отсутствие средств к существованию у бывших интеллигентных людей делало их бичами, бомжами и мелкими воришками. Помните, в «Джентельменах удачи»: украл, выпил — в тюрьму. Таких людей в советское время называли «сто пятыми», по номеру статью УК.
Теперь их можно назвать отъявленными путешественниками или трудовыми мигрантами, которые пережидают зимние холода в краях пальм и магнолий…

Бомж-путешественник

Среди других пассажиров на автостанции в Лазаревском районе Сочи этот парень выделялся из толпы. Даже в очереди на автобус его было хорошо видно издалека. Еще бы: над головой пассажира возвышалась добрая часть огромного рюкзака. Казалось, в поездку парень собрал весь свой гардероб и домой собирается возвращаться не скоро…
Познакомились. Илья Соснов — самый настоящий «автостопер». Он несколько месяцев колесит по стране и начал свой путь в далекой Тюмени.
— Илья, из Западной Сибири сразу поехали на попутках в Сочи?
— Нет, сначала я побывал в Санкт-Петербурге, а уж потом взял курс на Юга. Когда-то в детстве бывал в Анапе в пионерском лагере и вот решил снова прокатиться к Черному морю. Как говорится, по местам безмятежной юности.
— Судя по возрасту, вы не застали пионерское время…
 —
Да, не застал. Про пионерлагерь я говорю образно, это был центр отдыха для подростков, который раньше назывался пионерлагерем. С наступлением кризиса, меня на работе сократили, но, поступили по-человечески: выдали зарплату за два месяца и еще компенсацию. Прежде чем искать новую работенку, я решил попутешествовать на эту компенсацию автостопом. Знаете, сколько добрых людей в нашей стране на дороге! Дальнобойщики с удовольствием берут разговорчивого попутчика, да еще и угостят на привале и место для ночлега предложат. Впрочем, на большой дороге подбирают даже водители-одиночки дорогих иномарок, которые едут в дальние командировки. Они просто просят, чтобы я не давал им заснуть. Не представляете, как за месяц «автостопа» и бомжевания я наговорился. Даже охрип немного…
— Лазаревское было конечным пунктом вашего путешествия?
— Да вы что! Может быть, я завтра смотаюсь в Олимпийский парк Сочи, а потом перейду в Абхазию, если, конечно, решу податься дальше на юг. Пока думаю…
— А если не в Абхазию, то куда?
— Тогда на Северный Кавказ и обязательно по Лермонтовским местам и по следам «12 стульев»…
— Читали?
— Думаете, автостоперы какие-то бомжи без образования? Я хорошо учился в школе, поработать успел. Просто пока нет невесты и своей семьи, есть время посмотреть страну в самом широком смысле, да и прописки пока нет…
— А родители?
 —
Родителям иногда звоню, но предки у меня люди демократичные и после школы отпустили в свободное плавание, не вмешиваются в мою жизнь…
— А не надоедает ли все время быть чьим-то попутчиком?
— Нет, не надоедает. Я же говорю: многим одиноким водителям зачастую необходим попутчик для разговора, да и чтобы не уснуть в дальнем рейсе. Почти никто не требует деньги за проезд, а бывает и вовсе просят, чтобы я с ними в следующий рейс смотался…
— И все-таки куда вы из Лазаревского? Все-таки на Кавказ?
 —
Да.
Прямо во время нашего разговора у дороги Илья вдруг поймал попутку. Произошло это как-то легко и неожиданно. Фура ехала на Север — в сторону Туапсе. Наверное, парень все-таки решил ехать на Северный Кавказ, а может ему просто было все равно куда ехать.

Концерт в подземном переходе
Отдельная категория туристов без определенного места жительства зимнего юга — это бродячие артисты. Межсезоньем в подземных переходах теплых курортных городов проходят концерты «бременских музыкантов» со всей страны. Можно сказать, что это музыкальные туристы без определенного места жительства…

Сочи. Подземный переход. Концерт. В «антракте» разговариваем с исполнителем популярных песен. Под ногами молодого человека шапка для денег.
 — Как вас зовут?
 — Сергей.
 — А почему не на работе?
 — Как не на роботе? На работе! Мы бродячие артисты…
Прикинул в уме цену на Серегину гитару. Стоит не пятьсот рублей и даже не две тысячи. Видимо, концерт в переходе бродячему музыканту приносит какой-никакой доходец.
 — А сам-то откуда?
 — Издалека! Я с Урала…
 — Ну, а почему дома не поешь?
Серега вполне серьезно выдвинул теорию:
 — Лепс откуда? Из Сочи! Стас Михайлов? Тоже из Сочи! Вот и Трофим о Сочи поет. Многие выступать здесь начинали. Чуток потеплеет, и я пойду работать в какой-нибудь летний ресторан, а пока репетирую. До теплых дней надо продержаться. Не знаю, почему в Сочи никто не додумается сделать какой-нибудь музыкальный «гайд-парк» для бродячих артистов…
А что — интересная мысль? В принципе для курортного города музыкальный «гайд-парк» может быть неплохой идеей. Действительно, почему бы ближе к лету бродячим музыкантам со всей страны не разрешить распевать свои песни прилюдно на какой-нибудь приморской набережной. Пусть таланты с гитарами ищут поклонников. Как знать, вдруг продюсер Матвиенко мимо пройдет или кто-то из ТВ-шоу «Хочу к Меладзе» заглянет на звуки подземно-переходной музыки музыканта без определенного места жительства…
Впрочем, есть граждане, которые зимой в сочинских переходах не поют, а греются, добывая на согрев монетки от сердобольных граждан. Знакомимся под Платановой аллеей с дедушкой в замызганной куртке и с просящей шапкой у ног. Товарищ представляется с достоинством бывшего интеллигентного человека:
 — Зовите, меня Вася с Северов! Не нравится? Тогда Василий Алибабаевич…
Наверное, Василий Алибабаевич очень хороший человек. И он сам того не понимая, стал представителем нового вида туризма — не пляжного и не познавательного, ни конгрессного или спортивного. Во времена кризиса сформировался новый вид туризма «куда глаза глядят» и туристов — путешествующие люди без определенного места жительства, которых в родных краях больше ничего не держит. Кто-то из них лишился квартир из-за аферистов, кого-то выставила жена. Кого-то сократили без выходного пособия и, оставшись без общежития, человек подался «перезимовать и поработать» в теплые южные края.

Кстати, у Сергея с гитарой из подземного перехода была цель: напопрошайничать в Сочи немного денег и двинуть в Абхазию…
Туризм!


Популярное в сети
Цитаты
Дмитрий Новиков

Первый заместитель председателя комитета ГД по международным делам

Дмитрий Лекух

Писатель и публицист

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье