18+
пятница, 17 августа
Армии и войны / Терроризм

Тусовка соцсетей ищет казни ИГИЛ

И чем еще «цепляют» экстремисты аудиторию интернета

  
862
Тусовка соцсетей ищет казни ИГИЛ
Фото: imagebroker/Global Look Press

Северо-Кавказский окружной военный суд на минувшей неделе вынес сразу четыре приговора по «террористическим» статьям Уголовного кодекса. Большие сроки получили боевики и экстремисты из Адыгеи, Дагестана и Кабардино-Балкарии. Что же толкнуло их на скользкий путь-дорожку, пыталась выяснить «СП-Юг».

«Одноклассники» сеют ненависть?

Самый резонансный приговор был вынесен в отношении 30-летнего Хабиба Биболатова, которому вменяли ч. 1 ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности»). Он типичный рецидивист: отбывал сроки за разбой, кражи и мошенничество. И вот во время очередной отсидки в адыгейской ИК-1 строгого режима он продолжал вести собственную страничку в социальных сетях (у него был мобильник).

В ноябре прошлого года Биболатов выложил в интернет видеоролик, который следствие оценило, как содержащий призывы к осуществлению террористической деятельности в составе «Имарата Кавказ». О нем, конечно, подзабыли, но организация эта еще в 2010 году была признана Верховным судом террористической. Причем Биболатов демонстрировал этот видеоролик своим сокамерникам.

Вычислить экстремиста оказалось проще простого: в марте его задержали оперативники ФСБ. Биболатов признал свою вину, раскаялся и ходатайствовал, чтобы его дело было рассмотрено в особом порядке. Судили его заочно: экстремист продолжает отбывать наказание в Адыгее, а в заседания суда в Ростове-на-Дону его речи транслировали с помощью видеоконференцсвязи из камеры сизо в ауле Тлюстенхабль.

Приговор Биболатову был вынесен на днях: ему предстоит отсидеть в колонии строгого режима 3,5 года (дополнительно к тому сроку, что он уже отбывает).

Второй фигурант — это Мурат Алибаев из Дагестана, которому вменили ч. 1 ст. 205.2 УК РФ и ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти или вражды»). Он также с помощью «мобильника» размещал на своих страничках в социальных сетях тексты и видеоролики, оправдывающие терроризм.

На прошлой неделе в окружном суде завершился процесс над 19-летней жительницей Магарамкентского района Дагестана Джанисат Муслимовой, которую обвинили в публичных призывах к оправданию террористической и экстремистской деятельности. На своей страничке в «Одноклассниках» эта дама регулярно вывешивала тексты, за которые ей и вынесли приговор.

На войну в Сирию… и обратно

Еще один приговор был вынесен в Северо-Кавказском окружном суде Аслану Конову, жителю Кабардино-Балкарии. Ему инкриминировали два преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации») и ч. 2 ст. 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»).

Много времени он проводил в социальных сетях, и однажды попался на «крючок» вербовщиков «Исламского государства» (как и «Имарат Кавказ», признано в России террористической организацией и запрещено). Поддавшись на их уговоры, решил уехать на газават — войну против неверных — в Сирию, бросил все дела в родной Кабардино-Балкарии и через Грузию перебрался в Турцию. Здесь его задержали полицейские, его вернули домой, где в отношении Аслана Конова возбудили уголовное дело. Он был заключен под стражу…

Между тем, в защиту Конова выступил Кабардино-Балкарский правозащитный центр, движение «Мемориал» и многие другие общественные организации. Сам молодой человек обратился в Комиссию по адаптации боевиков и салафитских общин в Кабардино-Балкарии, его просьбу поддержал и руководитель правозащитного центра Валерий Хатажуков (он написал обращение на имя главы республики Юрия Кокова). Впрочем, все усилия общественности пошли прахом: раскаявшийся боевик был признан виновным.

Трагическая история Конова очень напоминает многие другие — например, биографию студентки МГУ Варвары Карауловой или студента Ставропольского медицинского университета (СтГМУ) Мавлуда Керимова. Оба они тоже «клюнули» на интернет-пропаганду «Исламского государства» и рванули в Сирию, но по независящим от них обстоятельствам так и не примкнули к террористам. Но по возвращении в Россию они стали фигурантами уголовных дел. Гуманно ли это? Пускай каждый читатель отвечает сам.

Опиум для народа

В чем же сила пропаганды «Исламского государства», которая так легко покоряет умы и сердца молодежи: в России, Европе, США? Эксперт Ильшат Мухаметзарипов из Центра исламоведческих исследований Академии наук Татарстана считает, что «Исламское государство» использует такой феномен, как религиоцентризм — то есть убеждение, что собственная религия человека имеет более важное значение и находится выше других верований. При этом вся социальная жизнь сводится исключительно к конфессиональному аспекту: в ней нет места политике, культуре, даже семейный быт нивелируется до уровня религиозных ритуалов и обрядов.

На территориях, подконтрольных ИГИЛ, сжигаются книги по исламской теологии, науке, культуре. Химия, биология и физика объявляются «греховными» науками, полностью запрещаются музыка и изобразительное искусство.

Пропагандисты «Исламского государства», считает Мухаметзарипов, предлагают идею группового сплочения — фиктивное родство и показной альтруизм. Человек, страдающий от отсутствия семейно-психологических связей (при этом вовсе необязательно, что он должен быть выходец из социальных низов) и ищущий их, охотно идет навстречу новой «семье». Именно для того, чтобы подчеркивать подобное единство, ИГИЛ нужна одинаковая одежда, общая символика, атрибуты, совместные тренировки. Единство скрепляется участием в казнях и убийствах (в том числе с привлечением детей).

Мухаметзарипов сравнивает пропаганду «Исламского государства» с пропагандой наркотиков: сам факт того, что подобная тема обсуждается в информационном поле, привлекает к ней внимание. Агитация ИГИЛ рассчитана в первую очередь на людей восприимчивых: это не только мусульмане, но и любые лица, страдающие различными психическими расстройствами, имеющие склонность к агрессии, насильственным действиям, садизму. Чем меньше будет обсуждаться «Исламское государство», тем меньше люди будут относиться к данному явлению как к «норме».

Но добиться этого, разумеется, непросто. Взять хотя бы статистику ключевых слов в поисковых запросах «Яндекса»: только за август запрос «ИГИЛ» пользователи системы вводили почти 230 тысяч раз. И последние полгода эта цифра неуклонно растет (для сравнения: в декабре 2014 года этот запрос ввели в «Яндексе» 85 тысяч раз).

Пугает же больше всего то, что самыми популярными сочетаниями являются «казни ИГИЛ» и «видео ИГИЛ». Наибольший поток запросов (с поправкой на размеры интернет-аудитории) — в Таджикистане, Туркмении… и Абхазии. А среди российских регионов — в Чечне, Ингушетии и Дагестане (что, конечно, ожидаемо).

Популярное в сети
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье