Армии и войны / Терроризм

Главарем ИГИЛ стал омоновец. Кому это выгодно?

Анатомия пропаганды: как «Исламское государство» будет рекрутировать молодежь с Северного Кавказа и из Средней Азии

  
2526
Главарем ИГИЛ стал омоновец. Кому это выгодно?
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Новый военный руководитель «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной в России), - бывший командир таджикского ОМОН, снайпер Гулмурод Халимов. Полковник получил блестящую подготовку по борьбе с терроризмом в самом Таджикистане, а также в России и США. Как же получилось, что человек, призванный сражаться с боевиками, сам оказался на стороне террористов. Ответы на этот вопрос искала «СП-Юг».

От беллиданса до казней

Последние дни все внимание мировой прессы и экспертов было приковано к Узбекистану, первый и единственный президент которого Ислам Каримов скончался на 79-м году жизни. И основная тема для обсуждения — будущее Узбекистана в контексте отношений с ключевыми региональными державами, Россией и Китаем, а также с США.

Кстати, западные истеблишмент долгие годы воспринимал Узбекистан через призму, созданную бывшим британским послом в этой стране Крэйгом Мюрреем. Его биография, право, достойна отдельной книги. Он был едва ли не первым политиком, который публично заявил о том, что узбекские власти применяют пытки (например, вживую варят человека в кипятке), после чего МИД отозвал его и уволил за «порочащие» высказывания… и другие дисциплинарные нарушения.

В частности, выяснилось, что он представлял британские визы узбекским женщинам взамен на секс прямо в своем рабочем кабинете. Любопытен еще и такой факт: Мюррей развелся со своей законной супругой и женился на танцовщице живота Надире Алиевой, с которой познакомился в ночном клубе в Ташкенте.

Впрочем, совсем иную версию увольнения излагал Financial Times: журналисты выяснили, что британская разведка MI-6 использовала разведывательные данные, предоставленные властями Узбекистана и «выбитые» посредством пыток. Кроме того, уже после увольнения Мюррей принялся раздавать интервью, в которых обвинял администрацию Тони Блэра и Джорджа Буша-младшего в «двойных стандартах» в отношениях с Узбекистаном, Ираком, Афганистаном… и даже «Аль-Каедой».

В любом случае, западные и российские эксперты отмечают, что Узбекистан — пример специфического политического режима. С одной стороны, страна находится в числе аутсайдеров по уровню развития политических прав и свобод и в то же время — в лидерах по уровню коррумпированности политической элиты. В то же время, Ислам Каримов сумел избежать повторения сценариев сопредельных стран — «оранжевой революции» как в Киргизии или гражданской войны как в Таджикистане.

В частности, научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров отмечает, что наибольший вызов перед Узбекистаном — это возможная радикализация ситуации в Фергане. «Пытаюсь представить, что будет, если начнется переброска псевдо-исламских боевиков из Сирии (там все ими проиграно) и Ливии в Ферганскую долину», — пишет Гафуров в Фейсбуке.

Гафуров напоминает, что попытку вооруженного мятежа в Андижане (административный центр самой восточной области Узбекистана) в мае 2005 года организовали имамы движения «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которая в России признана террористической организацией и запрещена. По словам Гафурова, лидеры узбекского крыла группировки после мятежа в Андижане нашли приют в Лондоне, а мелкие полевые командиры и рядовые боевики сбежали в Россию под видом гастарбайтеров.

Читайте по теме

Мишень — Ферганская долина

Ферганская долина за последнюю четверть века не раз становилась эпицентром межэтнических столкновений. Так, в мае-июне 1989 года в Ферганской области Узбекистана в них были вовлечены узбеки и турки-месхетинцы, а в июне 1990 года в Оше (Киргизия) столкновения произошли между киргизами и узбеками. В июне 2010 года в киргизских городах Ош и Джалал-Абад произошли столкновения между киргизами и узбеками, в ходе которых, по официальным данным, погибли 893 человека. Однако президент Узбекского национально-культурного центра Киргизии Жалаллидин Салахутдинов в письме на имя президента Ислама Каримова называл цифру вдвое большую.

Президент Института Восточного партнерства (Израиль) Авраам Шмулевич указывает, что в условиях клановой и этнической сегрегации весьма популярной становятся идеи политического исламизма. А идеи простые — единая умма, то есть глобальное, надэтническое сообщество мусульман, члены которого объединены общими идейно-религиозными установками. То есть мусульманский мир рассматривается как единое целое, лишенное административных и этно-национальных границ. Регулируемая кораническими принципами, самим фактом своего существования умма олицетворяет непреложный божественный закон мироздания (намус).

Именно этим, считает Авраам Шмулевич, исламистский миф притягателен для жителей перенаселенной Ферганской долины, разделенной между тремя государствами — Узбекистаном, Казахстаном и Киргизией. Аналогичную модель пропаганды исламисты выстраивали и на Северном Кавказе. Теперь же своей мишенью, похоже, они избрали именно государства Центральной Азии.

Так, еще в октябре 2014 года лидер Исламского движения Узбекистана Усман Гази объявил о присоединении к «Исламскому государству». После этого в стране произошло несколько индицидентов, когда неизвестные ночами вывешивали в людных местах флаги ИГИЛ (скажем, в мае 2015 года — на одной из школ Янгиюля Ташкентской области). Количество воюющих в рядах «Исламского государства» выходцев из стран Центральной Азии точно неизвестно.

Скажем, еще в январе 2015 года директор международного Центра исследований радикализации и политического насилия (ICSR) Питер Ньюманн называл цифру в 1400 боевиков. В августе прошлого года анонимный узбекский боевик отряда имени имама Бухари в интервью «Радио Свобода» заявил, что только выходцев из Узбекистана в Сирии до шести тысяч.

Аль-Таджики не для Кавказа

Еще один аргумент в пользу того, что для «Исламского государства» мишенью станут государства Центральной Азии — новость о «назначении» нового военного руководителя. В июле во время натовского авиационного налета на иракский город Шаркат был убит Абу Умар аш-Шишани (Абу Чеченский). О чем мы писали.

И вот на днях государственное иранское информагентство IRNA сообщило, что найдена замена убитому аш-Шишани — его место займет полевой командир по имени аль-Таджики. Это Гулмурод Халимов, бывший командир ОМОН Таджикистана, по военной специальности — снайпер. С 2003 по 2014 годы полковник Халимов прошел пять курсов антитеррористической подготовки в самом Таджикистане, а также в США (на базе частной компании Blackwater) по программе Госдепартамента. Обучался военному делу он и в России. В 2013 году ОМОН под командованием Халимова занимался охраной зданий американского посольства в Душанбе: посол Сюзан Эллиотт в своем твиттере разместила фото с двумя омоновцами и словами благодарности в их адрес.

В мае 2015 года Халимов исчез, а вскоре появился на пропагандистском видео в черном тюрбане и со снайперской винтовкой. На камеру он чистом русском языке рассказывает о том, как будет убивать «американских свиней».

В июне Интерпол выдал «красный ордер» на международный розыск и арест Халимова, но его точное местонахождения до сих пор неизвестно. Госдепартамент США предложили вознаграждение в $ 3 млн. за любую информацию, которая поможет в аресте Халимова. Кроме того, власти Таджикистана также пошли на серьезные шаги: они объявили амнистию для террористов, которые захотели бы вернуться на родину из Ирака и Сирии. Некоторые из них приняли это предложение, в частности, Фаррух Шарифов, который ездит по всей стране с лекциями об ужасах ИГИЛ.

Читайте по теме

Ведь сегодня война с глобальным терроризмом идет не только на полях сражений, но и прежде всего — в информационном поле. То, что полковник Халимов теперь становится «лицом» ИГИЛ — тоже далеко идущий пропагандистский шаг. В интервью «СП-Юг» эксперты по Ближнему Востоку отмечали, что после смерти аш-Шишаши «Исламское государство» будет подыскивать столь же яркую харизматичную фигуру, чтобы рекрутировать прежде всего русскоязычных боевиков.

И, как видно, наши прогнозы полностью оправдались. Но вот насколько притягательной для молодых боевиков, романтизирующих терроризм, с Северного Кавказа окажется аль-Таджики — большой вопрос. И уж лучше бы ответ на него был отрицательным.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье