18+
воскресенье, 25 февраля
Армии и войны / Терроризм

Последние дни ИГИЛ

Какой Абу Чеченский страшнее для Кавказа — мертвый или живой

  
30025
Умар Аш-Шишани
Умар Аш-Шишани (Фото: wikipedia.org)

Теракт в Ницце произошел на следующий день после того, как власти США заявили о гибели одного из самых известных лидеров «Исламского государства» * - Али Чеченского.

После нападения исламиста-одиночки на Ниццу, в результате которого погибли 84 человека, по всей Европе всерьез обсуждается ужесточение мер безопасности. Ну а ультраправые (и в первую очередь, лидеры французской партии «Национальный фронт») требуют максимально ужесточить миграционное и религиозное законодательство. Насколько сильно могут быть «закручены гайки» в отношении мусульман, остается только догадываться.

Тем не менее это наверняка будет играть на руку самому «Исламскому государству»: волна ксенофобии, которая постепенно начинает охватывать Европу, может спровоцировать приток молодых мусульман на войну в Сирию. А вот, скажем, для выходцев из регионов Северного Кавказа таким «манком», привлекающим на газават, была фигура Абу Чеченского.

Насколько изменится отношение кавказской молодежи к «Исламскому государству» после его гибели, в беседе с «СП-Юг» рассуждали ведущие российские и иностранные эксперты.

Андрей Арешев, эксперт Фонда стратегической культуры, главный редактор интернет-сайта «Научное общество кавказоведов»:

— Это не первое сообщение о смерти аш-Шишаши, как и других командиров террористических бандформирований. И на этот раз информация о гибели аш-Шишани крайне противоречивая. В любом случае, она появилась весьма кстати, и не оставляет ощущение, что ликвидация этого и других боевиков станет частью PR-проекта «борьба с терроризмом по-американски».

На публику — эффектно, в реальности, думаю, не очень. Но пропагандистский эффект попытаются раздуть по полной, так же как и в случае с бен Ладеном, которого Шишани по степени раскрутки в СМИ явно догонял… К сожалению, ситуация в Сирии далека от разрешения, и пока не прекратится подпитка террористов из-за рубежа, говорить о приближении к миру вряд ли уместно.

Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба:

— Очередная смерть очередного «шишани» (по-арабски — чеченца — Прим. авт) ни на что не повлияет. Процесс запущен, технологии отработаны, теракты в Европе ясно показывают, что никто не собирается останавливаться на достигнутом. А «шишани» и прочие — всего лишь расходный материал. Одним «шишани» или «салманом булгарским» больше, одним меньше — кто их, салфетки, считает?

Александр Сотниченко, доцент факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ):

— Аш-Шишани был одним из символов ИГИЛ в пропаганде на Кавказе, и с его смертью эффективность такой пропаганды может снизиться. Смерть аш-Шишани является признаком скорого конца ИГИЛ. США делают все для того, чтобы покончить с ИГИЛ до президентских выборов. Думаю, они постараются взять Ракку, чтобы поддержать этим Хиллари Клинтон. И сценарий распада Сирии становится все более вероятным.

Эмиль Сулейманов, профессор политологии в Карловом университете (Прага):

— В последние несколько лет я занимался исследованием в чеченской диаспоре в Европе и могу сказать, что для многих Умар Шишани был живой легендой. Для них аш-Шишани не только салафит, но и (в гораздо большей степени) «наш парень», добившийся высокого статуса, которого все уважают. Десятки, возможно, сотни молодых чеченцев из европейских страх поехали добровольцами в Сирию, желая попасть в его отряд, и очень многие нашли там смерть. Теперь этой легенды нет в живых и можно ожидать, что ажиотаж сойдет на нет.

Есть, конечно, еще Муслим Шишани, но репутация Умара все-таки была несопоставима. К тому же само «Исламское государство» в последние несколько месяцев стало резко терять в глазах симпатизантов.

Политика руководства Турции, которое с 2015 года, после нескольких терактов, осуществленных выходцами из бывшего СССР (и в том числе из Северного Кавказа), начало уделять особое внимание потенциальным джихадистам родом из России, скорее всего, тоже поведет к уменьшению потока добровольцев с ряды джихадистского интернационала в Сирии. Так что вряд ли можно ожидать, что смерть Шишани серьезно скажется на ухудшении военно-политической ситуации в «Исламском государстве».

Ровшан Ибрагимов, профессор Университета иностранных языков Хангук (Сеул):

— Ну если в этот раз информация о гибели аш-Шишани верна, то какого-то особенного изменения событий ожидать не стоит. Скорее всего, будет произведены переназначения на посты командиров. Также, если в группировке имеются сомневающиеся, для них это может быть хорошим поводом, чтобы покинуть ряды «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар». Не исключен и новый раскол группировки, как это было уже ранее.

Что касается ситуации в Сирии и Леванте в целом, то можно сказать, что «Исламское государство» сдает позиции и терпит поражения в боях. Вполне возможно, что потеря позиций, осложнение в проведении коммерческих операций с нефтью, а также гибель командиров, говорит о том, что ИГИЛ со временем развалится. Однако, думаю, что это произойдет не в скором времени.

Конечно Умар Аш-Шишани являлся символом для радикалов Кавказа, особенно Северного, но на его место быстро найдется новый лидер. В этом случае, если рассматривать общую ситуацию, сложившуюся в ИГИЛ, то возможно интенсивность рекрутирования из Северного Кавказа спадет, сами радикальные элементы могут предпочесть на время «залечь на дно». Но в целом ситуация мало в чем изменится.

Ясар Сари, доцент Университета Абант Иззет Байсал (Болу, Турция) и Кыргызстанско-турецкого университета Манас (Бишкек):

— ИГИЛ подтвердил, что аш-Шишани мертв. Он являлся одним из самых харизматичных лиц в ИГИЛ. Если руководство ИГИЛ не сможет заполнить этот вакуум, найдя ведущего русскоязычного командира, то роль постсоветских групп (кавказской, центральноазиатской и российской) будет уменьшаться. Они важны не количеством, а тем, что это очень опытные, ожесточенные и хорошо обученные бойцы. И если они не будут иметь эффективного руководства, то ИГИЛ потеряет свои главные боевые силы. И последнее. Из-за потери ИГИЛ контролируемых им территорий они будут делать упор на теракты, направленные на гражданское население, по всему миру, в том числе в России, Турции, европейских странах, а также в Центральной Азии.

Руслан Гереев, директор Центра исламских исследований Северного Кавказа:

— При всех очевидных успехах российской военной группировки и сил коалиции в Сирии проблема вряд ли решиться в обозримом будущем. Подтверждением этого является тот факт, что боевики сосредотачивают свои главные силы в Кобани и Идлиб, а это означает их серьезную подпитку из соседних государств.

Кроме того, в регионе действуют много разрозненных вооруженных формирований ИГИЛ, которые используют тактику партизанской войны и диверсий уже непосредственно на освобожденных территориях Сирийской Республики.

Что касается вопроса гибели аш-Шишани, то это не первая информация, когда он был «уничтожен», а потом выяснялось, что он прекрасно почивает в какой-нибудь резиденции бывшего сирийского чиновника. На самом деле, жив он или нет, для военной компании не имеет никакого значения, поскольку за время конфликта в регионе сформировались целые группировки, у которых свои лидеры — амиры, имеющие свои каналы поставок оружия, провианта, медикаментов и разумеется молодых рекрутов.

В случае, если он действительно погиб, то скорее всего его «армия» распадется на несколько небольших групп — по количеству подконтрольных ему полевых командиров (по разным источникам их от 4 до 7).

На сегодняшний день проблемой станет, и уже стало, расползание идеологии ИГИЛ в страны Европы и укрепление позиций радикальных группировок и общин непосредственно вблизи от российских границ через Азербайджан, Грузию и Турцию в направлении республик Северного Кавказа, где, как известно, есть определенная часть молодежи, которая проявляет симпатии джихадистам.

А вот что по этому поводу считает Игорь Савин, научный сотрудник Института востоковедения РАН:

— В свете своих центрально-азиатских студий могу сказать только, что после смерти аш-ШИшани продолжится соперничество за судьбы потенциальных новых боевиков между властями и обществом стран их происхождения, где рождается их ощущение несправедливости и желание изменить мир, а также вербовщиками и идеологами, которые предлагают каналы реализации этих желаний. Популярность того или иного проповедника имеет воздействие на тактические характеристики (куда именно и как нужно ехать воевать за справедливость в данный момент). Но стратегические черты остаются прежние: кризис легальных моделей самореализации. Например, после последних терактов в казахском городе Актобе 5 июня 2016 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев среди мер, направленных на предотвращение повторения событий, назвал не только мероприятия оперативно-репрессивного характера, но и повышение уровня трудоустройства и социального развития определенных категорий населения. Посмотрим, как это скажется на изменении тенденций радикальных путей переустройства мира.


* Движение «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье