В казахстанских терактах ищут «кавказский след»

И кому могут быть выгодны такие версии

  
1385
В казахстанских терактах ищут «кавказский след»
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Ответственность за серию терактов в казахском Актобе (бывшем Актюбинске) взяла на себя некая «Армия освобождения Казахстана». Хотя, вероятнее всего, за вылазками боевиков стоит запрещенное в России «Исламское государство». Многие эксперты находят схожесть почерков террористов, действующих в республиках Северного Кавказа, и в приграничных районах Казахстана.

Кто штурмовал 400-тысячный город

Актобе последние дни не сходит первых полос газет и новостных сайтов: в результате серии терактов здесь погибли 18 человек (в том числе 13 боевиков). События воскресенья, пятого июня, действительно больше напоминали сценарий голливудского боевика. Хотя, пожалуй, нет, и в реальности такое много раз было: во время рейда ичкерийских сепаратистов на Назрань в июне 2004 года, нападения на Нальчик в октябре 2005 года или попытки штурма Дома печати в Грозном в декабре 2014 года… Можно еще вспомнить атаку на индийский Мумбай (Бомбей) террористов из «Аль-Кайеды» или нападение боевиков «Исламского государства» на Париж в прошлом ноябре.

Что же происходило в 400-тысячном Актобе? Утром по городу рассредоточились три группы террористов: две из них синхронно атаковали оружейные магазины «Паллада» и «Пантера», а третья захватила пассажирский автобус и штурмовала на нем войсковую часть Национальной гвардии. Боевикам удалось захватить огромное количество стрелкового оружия и боеприпасов… и скрыться.

В Актюбинской области был введен высший, «красный» уровень террористической угрозы: был областной столице отключили Интернет, по этой причине были закрыты банки, магазины и торговые центры. Улицы опустели, под усиленную охрану взяли все социальные учреждения и местную исправительную колонию. По одной из версий, боевики планировали штурмовать ее и организовать массовый побег заключенных, среди которых немало сочувствующих радикальным исламистам.

В том, что серию терактов организовали именно они, не было никакого сомнения. Хотя ответственность за нападение на Актобе и взяла на себя доселе никому неизвестная «Армия освобождения Казахстана», которая в заявлении для международной прессы объявила, будто она борется против «диктатуры клики» Нурсултана Назарбаева.

Правда, само заявление нигде опубликовано не было, а сообщила о нем только радио «Свобода». Большинство же экспертов не сомневаются, что за атакой на город стоят боевики, подготовленные (или, как минимум, сочувствующие) «Исламским государством». В ходе спецоперации казахских силовиков в Актобе и окрестностях были убиты 12 боевиков, еще семеро арестованы.

Скольким удалось скрыться, точно неизвестно, хотя поначалу МВД Казахстана заявлял о 27 нападавших. Усиливать подразделения на государственной границе России и Казахстана не стали, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Между тем, Актюбинская область граничит с Оренбургской областью на протяжении 900 километров (это половина всей госграницы двух стран).

Читайте по теме

Особенно символично, что атака на мирный город произошла спустя три дня после того, как в казахстой столице Астане завершилась международная конференция «Религии против терроризма». На ней о веротерпимости говорил спикер казахского Сената, доктор политических наук Касым-Жомарт Токаев. Однако после теракта в Актобе он резко сменил мнение, написав в твиттере: «Теракт в Актобе в канун святого Ораза — проявление крайнего цинизма и жестокости бандитов. Принимаются самые жесткие меры для их наказания!».

Две тысячи боевиков из Средней Азии?

Точных данных о численности жителей республик Средней Азии, воюющих в рядах «Исламского государства», нет. Скажем, еще в прошлом январе директор международного Центра исследований радикализации и политического насилия (ICSR) Питер Ньюманн говорил, что из стран Средней Азии в Сирию выехало более 1400 боевиков: 500 из Узбекистана, 360 — из Туркменистана, 250 — из Казахстана, 190 — из Таджикистана и 100 — из Киргизии. Однако уже в июне секретарь Совета безопасности Казахстана Нурлан Ермекбаев, заявил, что в Сирию отправились воевать около 400 выходцев из Средней Азии, в том числе более 400 жителей Казахстана (причем большинство из них в возрасте 25−36 лет, со средним образованием).

Профессор Софийского университета Татьяна Дронзина, которая исследует феномен терроризма в странах Средней Азии, отмечает, что большинство неофитов радикального исламизма — из южных регионов Казахстана, где ислам традиционно имел более слабые позиции, чем, например, на востоке. А радикализм — это примета быстрого распространения религии.

По наблюдениям Дронзиной, из одного населенного пункта уезжали скопом 5−15 человек, причем большинство боевиков были женаты и имели детей. «Опылялись» исламистскими идеями они часто во время трудовой миграции в России, хотя среди боевиков было и немало людей состоятельных. Причем никто из них не показывал склонность к агрессии и насилию: личность деформировалась постепенно, длительно.

Как правило, пишет Дронзина, из Казахстана боевики отправлялись на войну через территорию Турции. Кстати, некоторые из террористов получали религиозное образование в Египте или Йемене.

Духовное управление мусульман (ДУМ) Казахстана пытается остановить отток боевиков на Ближний Восток. Так, еще в сентябре 2013 года муфтий Ержан Маямеров обратился к молодежи республики, призывая ее не поддаваться на пропагандистские уловки. «Вооруженные группировки Сирии воюют против армии своего государства. Эти группы никто не возглавляет, кроме того, каждая группа преследует собственные интересы», — говорит Маямеров.

Политолог Бакыт Дубанаев указывает, что во всех республиках Средней Азии светские власти давно приняли решение, что будут развивать самый умеренный, ханафитский, мазхаб (религиозно-правовую школу) ислама. В то время как любые радикальные проявления — ваххабизм, джихадизм, такфиризм — всячески запрещаются.

Правда, по словам Дубанаева, это лишь на бумаге, а вот как реально эти пожелания реализовать — большой вопрос. В муфтиятах нет достаточного числа ученых, да и нет широкой опоры на общественные институты. И вот что выходит в итоге. В декабре 2014 года муфтият Казахстана и Совет казахских улемов жестко осудил действия граждан страны, которые «пошли на поводу призрачных идей и теперь возбуждают рознь». Впрочем, это обращение не является фетвой — то есть правовым документом.

Фетву «Понятие джихада в современном мире» казахский муфтият издал незадолго до этого, в октябре 2014 года, но в ней нет ни одного упоминания об «Исламском государстве» и даже о Сирии и Ираке…

Читайте также

Новости опровергли… а осадочек остался

Не правда ли, все то, что происходит в Казахстане и других странах Средней Азии до боли напоминает то, что происходит на Северном Кавказе? Эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов отмечает, что теракты последних лет в Казахстане происходят по названному им «дагестанским» сценарию: боевики с целью устрашения атакуют именно государственные учреждения и силовые ведомства. Такой же сценарий был реализован на сей раз и в Актобе.

Директор по международным программам Института национальной стратегии Юрий Солозобов находит общий причины терактов на северо-западе Казахстана и на Северном Кавказе — это большая социально-экономическая диспропорция, которой якобы и пользуются эмиссары радикализма. Правда, в этом эксперт не совсем прав: как показывает опыт, в ряды боевиков рекрутируются порой и люди весьма обеспеченные, даже бизнесмены…

Директор «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев напоминает, что после сталинских депортаций выходцы из Дагестана рассеяны по всей территории Казахстана (включая крупнейшие города — Алматы, Актау, Атырау, Караганду, Астану), в стране много культурных центров дагестанских народов. А вот директор Казахстанского института стратегических исследований Ерлан Карин напрямую заявляет, будто в «нулевых» годах в среднеазиатских республиках активную пропаганду салафизма вели выходцы из Дагестана. Но конкретных подтверждений этому «СП-Юг» отыскать не удалось.

Зато популярная украинская интернет-газета «JoinFo.ua» во вчерашней редакционной статье, не мудрствуя лукаво, напрямую объявила, что за терактами в Актобе стоят… боевики с Северного Кавказа. Впрочем, эта версия никакими доводами не подкреплена. А зачем?! В информационной вовсе все средства хороши.

Между тем, примеры, когда выходцы из Казахстана участвовали в терактах на территории России, — немало. Это, скажем, Халид Хугуев, который подорвал торговый комплекс «Охотный ряд» в 1999 году, один из предполагаемых организаторов теракта в 2012 году Илья Пьянзин или Эльман Ашаев, готовивший серию подрывов в общественном транспорте Москвы в прошлом году. Самая необычная история приключилась в феврале 2011 года, когда несколько российских СМИ сообщили о задержании группы казахских боевиков, якобы готовивших теракты в Махачкале. Причем и казахстанское, и дагестанское МВД информацию опровергли. Но осадочек, как говорится, остался. Или снова то была информационная война, как сегодня с Украиной?!

Популярное в сети
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье