Армии и войны / Терроризм

Звезда Чечни поет для ИГИЛ?

И что толкает в объятия террористов представителей шоу-бизнеса

  
2969
Звезда Чечни поет для ИГИЛ?
Фото: ZUMAPRESS/ Global Look Press

Исламские общины в западных странах давно столкнулись с тем, что в Сирию убегают, чтобы воевать за «Исламское государство», даже самые успешные, творческие мусульмане. Фотомодели, певцы, рэпперы, диджеи, дизайнеры. Похоже, сегодня эта напасть перекинулась и на Россию: к ИГИЛ, возможно, примкнула известная чеченская поп-певица Аза Батаева.

От мини-юбки… до никаба

В социальных сетях на Северном Кавказе активно обсуждают очередное пропагандистское видео запрещенного в нашей стране «Исламского государства». Оно появилось на YouTube неделю назад: в комнате сидит девушка в никабе (одеянии, которое оставляет открытыми только глаза), рядом на диване лежит автомат Калашникова. Девушка на чеченском языке призывает уезжать на войну в Сирию.

Но что самое любопытное, она представляется именем известной чеченской поп-певицы Азы Батаевой. Заграничный и российский паспорт, выданные на это имя, девушка в никабе демонстративно рвет перед видеокамерой. А еще — свидетельство о присвоении звания «Заслуженная артистка Республики Ингушетия» 2005 года.

При этом в титрах написано: «Награды нужно получать на пути Аллаха». В довершение всего в кадре показано несколько фотографий, на которых все та же девушка позирует с черным флагом «Исламского государства» и стреляет из автомата Калашникова (опять-таки судя по титрам, фото сделаны в иракском городе Мосул).

Действительно ли на видеозаписи и фотокадрах запечатлена Аза Батаева, неизвестно. По крайней мере, пока что никаких официальных опровержений со стороны певицы не прозвучало. Где она сейчас находится, доподлинно неизвестно. По крайней мере информационное агентство «Кавказский узел» со ссылкой на неназванный источник в чеченском МВД пишет, что Аза Батаева действительно с конца прошлого года могла находиться на территории «Исламского государства».

Пик популярности 32-летней поп-певицы прошел уже давным-давно: в 2008 году о грозненской девушке заговорила вся страна после того, как она прошла отбор для участия на «Евровидении». К тому времени девушка давно жила и работала в Москве, хотя и записывала песни как на русском, так и на родном чеченском языках. Она участвовала в сборных концертах в республиках Северного Кавказа, в Москве и на Ставрополье.

«Я — девушка чеченская!», «Золотое солнце» («Дашо малх»), «Мой дорогой» («Хьоменаг»), «Девичьи слезы». Судя по названиям главных хитов Азы Батаевой становится понятно, что это, в общем-то, типичная попса. Чего же удивляться, что сценический имидж у певицы не всегда соответствовал канонам чеченской эстрады: яркий макияж, распущенные волосы и, что самое страшное, — мини-юбки и обтягивающие платья.

Читайте также

Вася Обломов: «Ну погоди, ИГИЛ!»

У блогеров, бросившихся обсуждать возможный отъезд Азы Батаевой в Сирию, эта метаморфоза и вызвала искреннее недоумение: как мини-юбку она могла сменить на никаб?! Кстати, если информация о том, что Аза Батаева действительно примкнула к «Исламскому государству» подтвердится, она окажется, пожалуй, первой звездой шоу-бизнеса в ряду его адептов.

Между тем, сегодня «Исламское государство» и без Батаевой использует все возможные инструменты поп-культуры, чтобы достучаться до молодежи. Достаточно сказать, что только в англоязычном твиттере сегодня существует более 50 тысяч аккаунтов, через которые ведется пропаганда «Исламского государства».

К сожалению, сегодня в Интернете даже в среде молодежи, далекой от ислама, формируется новая эстетика радикального исламизма. Скажем, в соцсети «ВКонтакте» без труда можно отыскать сотни аудиозаписей нашидов (мусульманских песнопений), озаглавленных броско и ярко — «ИГИЛ».

Действительно, нашиды — это один из ключевых элементов пропаганды «Исламского государства». Вербовщики пытаются сделать их максимально доступными для молодежи: используют ди-джеев, чтобы сделать ритм почти танцевальным. Звучит, признаться, порой весьма завлекательно. Если не знать смысла…

Хотя, не стоит исключать, что нашиды, на самом деле выпущенные самим «Исламским государством», ничего общего с ним не имеют — это уже местные умельцы в России их находят и миксуют. Это как раз к вопросу о том, что появилась уже собственная эстетика «Исламского государства», которое порой сравнивают то с повстанцами Че Гевары, то с городскими партизанами Андреаса Баадера.

А вот желающих сказать молодежи о том, что же на самом деле представляет «Исламское государство» — сказать понятно и доступно, на молодежном языке — нет. Нет рэперов, нет рокеров, нет поп-исполнителей. Потому, наверное, в конце прошлого года у острого на слово певца Васи Обломова родилась песенка «ИГИЛ», в которой он высмеивает российскую официальную контрпропаганду «Исламского государства». Высмеивает за ее неуклюжесть и неубедительность.

Читайте также

В Сирию едут даже диджеи и фотомодели

Постепенное превращение «Исламского государства» в некий поп-фетиш — это проблема вовсе не только России, но и западных стран. Например, одним из первых двихадистов, уехавших в Сирию из Великобритании, стал рэпер Абдель Бари (более известный под сценическим именем Лирик Джин), песни которого даже крутили на радиостанциях BBC.

Весной прошлого года в Сирии был убит австралиец (сомалиец по национальности) Шарки Джама. 25-летний парень жил в Австралии, был успешной моделью и диджеем, а затем примкнул к «Исламскому государству»…

А в Германии недавно много шуму наделала история берлинского рэппера Дениса Кусперта (псевдоним Дезо Догг), который не просто примкнул к «Исламскому государству». Агигаторы ИГИЛ активно использовали его культовый статус: Дезо Догг записывал для него пропагандистские видеоролики (причем их выпускала русскоязычная пропагандистская группа «исламского государства» Furat Media, созданная выходцами из Дагестана). Естественно, на фоне подобных историй вовсе не кажется чем-то необычным, что в рядах террористов могла бы появиться и чеченская поп-певица.

Чем больше в рядах «Исламского государства» вчерашних моделей, певцов, дизайнеров, тем активнее власти пытаются внедрять такие же «попсовые» (в буквальном смысле) методы контрпропаганды радикального исламизма. Так, в феврале глава Госдепартамента Джон Керри провел закрытую встречу с голливудскими продюсерами, чтобы понять: как можно противостоять агитпропу ИГИЛ.

После этого Стратегический центр контртеррористических коммуникаций (CSCC), действующий в структуре Госдепартамента, стал создавать твиттер-аккаунты, в которых размещает, в частности, сатирические видеоролики, высмеивающие образчики агитации «Исламского государства». Впрочем, даже среди американских экспертов подобные практики вызывают противоречивое впечатление.

Зато поддержал такую пиар-стратегию Госдепартамента певец Боно, лидер рок-группы U2, известный и своим политическим активизмом. Недавно он был приглашен на слушания в Сенате США, где обсуждали проблемы ближневосточных беженцев (Боно является основателем благотворительного фонда One Campaign, который борется с бедностью).

Певец сравнил усилия сенаторов в борьбе с «Исламским государством» с тем, как если бы в Ирак и Сирию послали голливудским комиков Эми Шумер, Криса Рока и Сашу Барона Коэна. Последний, напомним, снялся в сатирической комедии «Диктатор», создав собирательный образ ближневосточных тиранов вроде Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

«Не смейтесь! Я думаю, что можно применить [в борьбе с ИГИЛ] комедиантов. Когда вы говорите о насилии, вы говорите на их [боевиков] языке. А когда вы смеетесь над ними, как они идут гуськом по улице, вы отнимаете у них власть», — заявил рок-певец сенаторам. И многие государственные мужи такую мысль поддержали.

Так, еще в прошлом году государственное телевидение Ирака запустило комедийный сериал «Государство мифов», действие которого разворачивается в вымышленном городе, якобы находящимся под контролем ИГИЛ. Телешоу легко можно посмотреть и на территории, реально контролируемой «Исламским государством».

Высмеивают фанатизм боевиков даже в Саудовской Аравии — в телешоу «Селфи» известного арабского комика Насера аль Касаби (показывают его на кабельном телеканале MBC). Реакция на такую сатиру в теократическом государстве ожидаемо оказалась полярной — от горячей поддержки до угроз убийства, которые получал аль Касаби. Правда, в ответ на угрозы комедиант заявил, что не отступится от обличений «Исламского государства», поскольку это его гражданский долг. Побольше бы таких!

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Лев Гудков

Директор "Левада-центра", доктор философии

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье