Армии и войны

«Наш Донецк тоже бомбили!»

Жители небольшого города Ростовской области к судебному процессу над Савченко отнеслись по-своему

  
1597
"Наш Донецк тоже бомбили!"
Фото: автора

Про небольшой городок в Ростовской области все услышали, когда сюда привезли судить украинскую летчицу Надежду Савченко. А уж 21 и 22 марта он и вовсе оказался в центре внимания не только российских и европейских СМИ, но также и всех, кто следил за громким процессом. Вчера городской суд Донецка признал бывшую украинскую летчицу виновной по всем статьям, предъявленным стороной обвинения, и назначил ей наказание в виде штрафа и 22 лет лишения свободы. Такое случайное совпадение. 22 марта, 22 года. Легко запомнить.

Как отреагировали СМИ и представители различных политических сил на это вполне ожидаемое событие стало известно еще вчера. А вот о том, как к нему отнесся небольшой приграничный городок Донецк, отдельная история.

Дорога к приграничному тезке

Приграничный городишко Донецк — тезка Донецка украинского, но название — пожалуй, единственное, что их роднит. Украинский Донецк когда-то почти миллионник, промышленный центр. А наш Донецк — станица Гундоровская до 1951 года, Донецк получил статус города только 65 лет назад, а нынешнее название — еще позже.

Добраться в Донецк ростовский (именно так его называют на юге) не так-то просто. Прямого автобусного сообщения с Краснодаром нет, да и железнодорожная ветка проходит в стороне. Чтобы попасть на оглашение приговора Надежде Савченко, ехать пришлось через Ростов-на-Дону, где и выяснилось, что отмена рейсов на Донецк — дело обычное.

Фото: автора

— Такси на Донецк! Такси на Донецк! — будто бы читая мои мысли, удивляли своей прозорливостью ростовские таксисты.

Вскоре выяснилось, что ближайший рейс в город отменен. Автобус не пришел по неизвестным причинам, и это, кстати, — совсем не редкость. Купили билеты — сдали билеты. Далее — варианты на выбор, «нужное подчеркнуть»: либо провести на вокзале не один час, ожидая следующий автобус, либо — ехать на перекладных.

Выбираю второе. В старой маршрутке до Каменска — холодно и тесно. Места настолько мало, что багаж приходится держать на коленях, в то же время, радуясь тесноте — так теплее! Уже через час печка греет так, что от жары некуда деться. Но мои попутчики переносят жару еще мужественнее, чем холод. Едем молча. Роптать на печку никто не решается. За окнами проносятся заснеженные поля и редкие машины, обгоняющие нашу «Газель».

История с отменой рейса повторяется в Каменске-Шахтинском. Только ждать на вокзале нужно уже не час, а три.

— Следующий автобус будет только в пять вечера, — сообщает кассир. — Но вон там луганский автобус едет транзитом. Подойдите к водителю.

Читайте также

Луганск по пути

Ярко-желтый автобус «Каменск — Луганск» почти пуст. Две женщины лет 50, лузгая семечки, ведут оживленную беседу. Народ начинает собираться. Большая часть пассажиров — женщины среднего возраста. В каждой чувствуется хозяйка. Каждой нужно «семью кормить», судя по сумкам. Автобус полнится людьми и запахами съестного. И разговорами — всех со всеми.

Фото: автора

Кажется, что пассажиры знакомы уже очень давно. Удивительная доброжелательность и чувство юмора сквозят в каждой фразе. Что-то невысказанное, что всех роднит, — неслышное за добрыми шутками. Наверное, я попала в другой мир. Может, потому что в больших городах незнакомые люди редко заговаривают друг с другом. А может — потому что здесь приграничная территория, и совсем рядом — неоконченная война. Может, потому и шутят, что больше ничего не остается?

— Свободно? — громко интересуется пожилая дама в шубе.

— Тут парень сидит.

-Ну, ничего, я сейчас своего парня посажу. Коля, иди сюда! Коля!

Коля — пьяненький мужичок лет 65 что-то пытается доказать своей спутнице и твердо намерен выйти из автобуса.

— От поросенок! Ну, ладно, иди! Ты пенсию уже получил — теперь иди, теперь ты мне не нужен.

— Так ее ж надолго не хватит, — смеются в автобусе.

— Ничего! Я ж еще знаю, где заначка лежит в тумбочке!

О судьбе отлучившегося Коли переживали всем автобусом. Водитель терпеливо ждал, пока ушедший вернется. Лишь после этого двинулись в путь.

Моя попутчица Галина направляется в поселок Белореченский близ Луганска. Спрашиваю, как там в ЛНР сейчас живется.

— Да трудно, кидалово какое-то сплошное, — вздыхает она, вмиг становясь серьезной. — Работы нет. Шахтерам зарплату не платят. Заставили всех переоформиться, мол, раньше на Украине работали, а теперь — в ЛНР, — а денег так и нет! И работать невозможно, и уволиться нельзя, ведь не выплатят же ничего. А дисциплину требуют! Только и слышишь, то один министр сбежал с миллионами, то другой. Вы в это верите? Я раньше верила обещаниям, а сейчас — ни во что не верю. Людей жалко, столько погибло их!

— На что же вы живете? Пенсию-то хоть платят?

Фото: автора

— Да на что живем… Езжу побираться к родственникам в Ростовскую область. У них ненамного лучше, но хоть что-то. Молодые сидят без денег. Дочка получает 1000 рублей — пособие от ЛНР. И эта тысяча — на всю семью: муж, она и двое детей. Пенсионеры оказались самыми защищенными. Но и то, у меня раньше пенсия была 10 тысяч в переводе на рубли, а сейчас — 5 тысяч. А попробуй уехать из Луганска — заберут и их… Хорошо хоть шмотки из прошлой жизни остались.

— А машина у нас стоит, — продолжает Галина. — Знаете, почему? Потому что бензин — 50 рублей литр! Муж вон свободно пьет. Молюсь на него, чтоб хоть не умер, потому что пенсию получает! Внучка колледж окончила и замуж вышла по расчету. За первого, кто позвал — с квартирой, с деньгами. И как теперь жить будут — не знаю… А ведь это длится уже третий год…

Действительно… третий… А казалось, 2014-й был только вчера.

Читайте также

Проспекты Ленина и Мира

В Донецк приезжаем через час. К этому моменту уже пол-автобуса принимает участие в моей «судьбе», решая, где мне лучше выйти. Приближающийся автовокзал оказывается очень кстати. Попрощавшись, закидываю рюкзак на плечи.

Первое, что бросается в глаза в Донецке — просторные улицы. Нет, это не большие транспортные магистрали, там свободно разъезжаются лишь две машины. Но между дорогой и жилыми домами остается столько места, что в том же Краснодаре легко могли бы втиснуть многоэтажку. Дома в Донецке — небольшие. Хотя есть и высотки, но их относительно немного. Обширный частный сектор. При этом — ровные асфальтированные дороги. Конечно, есть и огрехи, но — в каком городе их нет? В новом микрорайоне возводятся взамен ветхого жилья трехэтажки. Кстати, пройти весь город от одного окраины до другой — у меня получилось за 45 минут. Прогулочным шагом.

Противники пешей ходьбы могли бы порадоваться большому количеству общественного транспорта. И относительно малому количеству автомобилей.

В городе есть два проспекта — Мира и Ленина. Причем, следуя по первому, не сразу понимаешь, что это проспект. С толку сбивает частный сектор. Проспект Ленина, конечно, больше соответствует названию. Здание суда, кстати, находится на этом проспекте.

Маленький спокойный городок, в котором даже будние дни протекают неспешно, а уличные просторы (в сравнении с большими городами) дают ощущение воздуха. Хочется дышать. И возвратиться сюда летом. Даже не верится, что здесь сейчас идет самый громкий судебный процесс, а граница с Украиной всего в двух автобусных остановках…

Фото: автора

Война рядом

В прежние времена никто не придавал этому значения. В 90-е годы местные жители частенько ездили на рынок в Краснодон. Однако с тех пор многое изменилось.

— С работой и раньше было туго, шахты все закрылись. А сейчас так вообще ее не стало из-за хохлов, — возмущается одна из горожанок, под «хохлами» имея ввиду жителей соседних республик. — Цены сбивают. Вот у меня сын занимается тротуарной плиткой. У него работа стоит 450 р/метр, а они — по 150 рублей метр кладут. Так кого наймут быстрее? Когда беженцы были, столько хамства от них натерпелись! Они же ехали к нам и считали, что им тут все должны. Так и говорили: «Из-за вас все началось, вы нам обязаны». Вещи им присылали, думаете, они брали ношенное? Нет, выбирали только новое!

— Наверное, страшно жить рядом с границей?

— Когда бомбили, страшно было. Нас ведь тоже бомбили. Но почему-то СМИ об этом не писали?! Вот когда чеченский спецназ пришел, было спокойно. Хоть и говорят про них разное… Красавцы, здоровые мужики — как на подбор! Вежливые все. Говорят: «Вы не бойтесь ничего, мы с вами. Все будет хорошо». С ними и правда было спокойнее.

Среди тех, кто бомбил наш Донецк могла быть и Савченко, но судебный процесс над ней город перенес на удивление спокойно, если не сказать, безразлично. Все это время город жил своей жизнью, не испытывая к бывшей украинской военнослужащей ни большой злобы, ни, тем более, сочувствия. Пожалуй, теперь — даже вздохнет свободнее. Такое впечатление, что здесь просто устали от всех событий и просто хотят спокойно жизни.

Фото: автора

— Я же не видела, наводила она огонь или нет. Стреляла она в наших журналистов или не стреляла. Говорят, что поймали ее в Донецке, но у нас об этом никто ничего не знает. Никто ее здесь никогда не видел, — говорит Наталья, еще одна горожанка. — Ведет себя вызывающе, конечно. Но просто надоело уже все.

— Савченко? Оглашение приговора сегодня? Да, и слава Богу! — улыбается водитель маршрутки, в которой я еду в суд.

Спрашиваю, чему он радуется?

— Да объезжать уже надоело! Они же половину улицы перекрыли, а работать как-то надо! — объясняет шофер. — Увезут уже, поспокойнее будет. И почему этот суд у нас устроили?

Впрочем, съехавшиеся с разных концов света журналисты тоже не могут понять, почему выбор пал именно на Донецк. Кто-то говорит, что потому что здесь ее поймали, кто-то, что специально подальше от Москвы, чтобы поменьше журналистов освещали это событие.

Суд завершен. Над городом — серое небо, совсем не весеннее. Редкие прохожие, несмотря на будний день, и слякоть на асфальтированных улицах. Вокруг меня — спокойный и тихий Донецк. Такой непохожий на своего украинского собрата. И нет ему никакого дела до громкого приговора. Савченко, кстати, на суде тоже делала вид, что ей все равно и даже пыталась петь на родном языке. И это, наверное, было бы правильно, если бы речь на этом суде не шла о гибели ни в чем не повинных людей…

Из Донецка уезжала с одной мыслью и пожеланием. Пусть в этом тихом городе не будет больше никаких громких событий…

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье