18+
понедельник, 20 ноября
Армии и войны / Терроризм

Война в Сирии закончилась не для всех

Как вывод российских войск отразится на ситуации на Кавказе

  
1754
Война в Сирии закончилась не для всех
Фото: AP/ ТАСС

Точную цифру выходцев из России, которые уехали воевать в Сирию и Ирак, сегодня не знают даже спецслужбы. По примерным оценкам, речь идет о 3 тысячах человек. Большинство среди них — это чеченцы и представители народов Дагестана. Но есть также ребята из Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Татарстана, Башкирии… и даже русские мусульмане. Едут они на далекую войну часто с семьями, искренне мечтая остаться там навсегда.

Повелитель бедствий

Международная кризисная группа (International crisis group, ICG) опубликовала очередной доклад, посвященный проблемам Северного Кавказа. Эта организация была создана в 1995 году, ее основал американский филантроп Фредерик Куни, получивший прозвище «Повелитель бедствий». Сразу же появился офис организации на Кавказе, где подряд отгремели три локальные войны — Карабахская, Абхазская и осетино-ингушская и уже началась самая кровопролитная в новейшей истории — первая Чеченская.

Фредерик Куни вместе в врачами Международного комитете Красного Креста в апреле 1995 года прибыл в Чечню, чтобы доставлять гуманитарные грузы и участвовать в мирных переговорах. Однако Куни пропал без вести (его местонахождение до сих пор неизвестно), после чего «кавказский» проект Международной кризисной группы был свернут.

Возобновился он лишь в 2011 году под руководством Екатерины Сокирянской, которая ранее возглавляла офис правозащитной организации «Мемориал». Ее постоянным соавтором является Варвара Пархоменко. Сегодня на постсоветском пространстве офисов Международной кризисной группы три — также в Бишкеке и Тбилиси.

В 2013 году группа издала аналитический доклад «Северный Кавказ. Вызовы интеграции», затем — отдельные доклады о ситуации в Чечне и Дагестане. Теперь исследователи презентовали очередной отчет о том, как гражданская война в Сирии влияет на Северный Кавказ. Авторы, работавшие над 50-страничным документом больше года в разных странах, пытаются ответить на вопрос: какая стратегия нужна для кавказского региона — силовая или «мягкая». Ответ аналитиков неоднозначен.

Читайте по теме

Новые «мухаджиры»

Массовый приток боевиков в Сирию начался незадолго до сочинской Олимпиады: молодежь пополняла ряды «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» и других группировок (запрещены в России). Консервативных и радикально настроенных мусульман привлекало то, что они могут не только воевать, но и участвовать в политической и общественной жизни. Неслучайно сейчас наряду с боевиками «Исламское государство» активно вербует врачей, экономистов, инженеров-нефтяников — то есть специалистов сугубо «мирных» профессий. Им обещают жилье, подъемные пособия, стабильную зарплату…

Отток молодежи в Сирию, несмотря на все усилия силовиков, политических и религиозных властей, не прекращается, делает вывод Международная кризисная группа. Скажем, только с августа по ноябрь 2015 года к «Исламскому государству» присоединились еще 100 жителей Чечни, о чем аявил недавно глава республики Рамзан Кадыров.

Сегодня в рядах Сирии воюет, по разным оценкам, до 3 тысяч боевиков из России, которые сами себя называют «новые мухаджиры». Подавляющее большинство из них — это выходцы из Дагестана и чеченцы, а помимо них есть также ингуши, черкесы, карачаевцы и балкарцы, крымские татары, башкиры. Есть среди встречаются и этнические русские, принявшие ислам, и консервативные москвичи кавказского происхождения. Некоторые перевозят сюда жен и детей, обосновываясь на новой земле навсегда.

Среди этнических чеченцев, приехавших воевать в Сирию и Ирак, по наблюдениям Международной кризисной группы, большинство — это выходцы из стран Европы, куда их родители переселились в девяностые в качестве беженцев. Они так и не сумели интегрироваться в новое общество, и для многих из них сирийская война — это способ отомстить России. Но что привлекает сюда молодежь из самой России?

Читайте по теме

Война как бренд

Лидеру «Исламского государства» еще год назад присягнули на верность самый крупный полевой командир Чечни Аслан Бютукаев и дагестанский амир Рустам Асельдеров. Однако, к счастью, к всплеску насилия на самом Северном Кавказе это не привело. Среди самых крупных терактов «Исламского государства» (или, по крайней мере, которые они сами себе приписали) — убийства имама сельской мечети и семьи гадалки в Дагестане, нападение на туристов в Дербенте и подрыв смертника на полицейском посту в Дербентском районе. Оставшиеся на Северном Кавказе боевики ждали финансовой помощи от «Исламского государства», но так и не дождались. Российские силовые структуры держат ситуацию под контролем, делает уважительный вывод Международная кризисная группа.

В самой Сирии выходцы с Северного Кавказа, по имеющимся данным, ныне воюют в составе множества автономных группировок, среди которых самые известные — это «Кавказский эмират в аш-Шаме», «Аджнад аль-Кавказ», «Ансар аш-Шам», «Джунд аш-Шам», а также джамаат Тархана Газиева (чеченцы) и «Катибат Ахрар» (черкесы). Многие чеченцы, кстати, работают в амнияте — контрразведке «Исламского государства».

Самым известным — а по сути раскрученным — полевым командиром является этнический чеченец из Панкисского ущелья Грузии Тархан Батирашвили (он же Абу Умар аш-Шишани), которому в 2014 году руководство «Исламского государства» доверило лично руководить операцией по захвату восточных провинций (махафаз) Сирии и западной иракской провинции Анбар, самой крупной в стране. Собственно, в результате «Исламское государство» и появилось в нынешних границах. Однако недавно Батирашвили переметнулся в «Джабхат ан-Нусру». Это крыло «Аль-Кайеды». То есть сегодня воюет он не за «Исламское государство», а против него.

Именно благодаря Тархану Батирашвили само арабское прозвище «Шишани» (в переводе — чеченец) стало в Сирии своего рода нарицательным. Среди известных полевых командиров есть Салахуддин Шишани и Муслим Шишани. Создатель же этого, как ни цинично прозвучит, бренда — ближайший соратник Тархана Батирашвили по прозвищу Абу Джихад, выходец из Карачаево-Черкесии.

Талантливый пропагандист, он создал и вел личный сайт Умара аш-Шишани FiSyria, а затем — русскоязычный сайт «Фурат Медиа» и радио «Аль Баян» (на нем также есть передачи на русском языке). Их главная задача — переманить северокавказских боевиков в Сирию. Увы, получается пока успешно.

Кто пропагандирует газават

Молодежь, бегущую из России в Ирак и Сирию, привлекает, конечно, пропаганда. Обещания социальной стабильности, мощный религиозный посыл (даваат), рассказы о военных победах джихадистов и зверствах войск Башара Асада (в исламе есть такое понятие «зульм», которое означает, что истинный мусульманин обязан помогать угнетенным). До недавних пор активно использовались и рассказы о жертвах среди мирного населения в результате налетов российской авиации.

Сманивают в Сирию и девушек — обещаниями найти достойного, благочестивого мужа. Пожалуй, самый известный пример — это 20-летняя красавица Седа Дудуркаева, дочь главы чеченского управления ФМС, которая в 2013 году бежала в Сирию и вышла замуж за молодого чеченского боевика «Исламского государства». Вскоре мужа Седы убили, после чего ее якобы взял в жены сам Умар аш-Шишани.

Международная кризисная группа убеждена, что пропагандисты «Исламского государства» умело эксплуатируют законное недовольство в мусульманской среде Северного Кавказа. Речь не только о коррупции, неравенстве, отсутствии социальных лифтов. В первую очередь — о нарушении конституционных прав на свободу совести. Ведь основная масса мусульман, уезжающих в Сирию и Ирак, — это салафиты (представители консервативного, фундаменталистского течения в исламе).

Не секрет, что перед началом Олимпиады (исламистское подполье во главе с Докку Умаровым, амиром виртуального «Имарата Кавказ» грозилось ее сорвать) силовики вместе с политическими и религиозными властями начали наступление на салафитов. Продолжается оно и по сию пору. Это привело, в частности, к резкой радикализации многих исламских лидеров на Северном Кавказе, например, Камиля Султанахмеда (Камиля Абу Султана), Надира Медетова (Надира Абу Халида), Ахмада Мединского. Они практически открыто стали проповедовать идеи газавата — вооруженной борьбы против неверных.

Telegram и Калашников

Международная кризисная группа призывает чиновников, муфтиев и генералов как можно скорее садиться за стол переговоров. Понятно, что сделать это, скажем, в Чечне будет крайне непросто. Умар аш-Шишани пообещал награду в размере $ 5 млн за убийство чеченского лидера Рамзана Кадырова, для которого потому сегодня каждый салафит — это потенциальный террорист.

Вместо диалога конфессий в Чечне навязывается тотальное единоверие. Как не вспомнить, что месяц назад пресс-служба чеченского парламента сообщила о введении обязательной «духовно-нравственной паспортизации» всех чеченцев в возрасте от 14 до 35 лет.

Впрочем, в Чечне есть и позитивные примеры противодействия исламистской пропаганде. Скажем, личным примером убеждает молодежь отказаться от поездки на газават Саид Мажаев — 22-летний житель Грозного, который бросил беременную жену и умчался в Сирию… Но затем одумался и вернулся, получив всего восемь месяцев тюрьмы. Поразительно мягкий, по меркам нынешних силовиков, срок, которые настроены по отношению даже к раскаявшимся наемникам крайне жестко.

Контпропаганда в соцсетях (активнее всего вербовщики пользуются Telegram и ВКонтакте) должна быть креативной, свежей и профессиональной. Надо привлекать для нее независимых исламских ученых, уважаемых салафитской молодежью. Этим ребятам нужно просто и доступно разъяснять (с точки зрения не светского человека, а их веры — салафизма), почему «Исламское государство» противоречит законам шариата.

Еще одно направление работы, констатируют в Международной кризисной группе, касается тюрем. Увы, сегодня в России (как, впрочем, и в других странах, столкнувшихся с вербовкой «Исламского государства») именно здесь часто и происходит радикализация мусульман.

Ну и, конечно, надо усилить сотрудничество и обмен информацией спецслужб России не только с европейскими странами, а в первую очередь с Турцией. О том, что сегодня правда, а что ложь вокруг турецких исламистов, «СП-Юг» попытается разобраться в отдельной статье.

Популярное в сети
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье