18+
понедельник, 11 декабря
Армии и войны

«Военная машина» на Юге стала пробуксовывать?

Удастся ли сохранить оборонную промышленность во время кризиса

  
3296
«Военная машина» на Юге стала пробуксовывать?

Минфин предлагает правительству сократить программу гособоронзаказа на нынешний год на 27 млрд рублей, а принятие новой программы вообще отложить. Как это отразится по военно-промышленным предприятиям СКФО, многие из которых сейчас и так находятся не в лучшей форме?

Секвестр во имя нефти

Минфин внес в правительство проект скорректированного бюджета на 2015 год. Он предполагает сокращение бюджетных расходов на 1,3 млрд. рублей (с учетом инфляции реальная экономия составит всего 771 млн. рублей). Под секвестр попадают капитальные вложения — то есть предлагают отказаться от новых строек.

Причем, помимо этого, Минфин предлагает отказаться даже от индексации зарплат бюджетникам (то есть от исполнения майских указов Владимира Путина). Несмотря на все эти меры, бюджет все равно будет дефицитным, на покрытие разрыва придется потратить почти половину Резервного фонда.

Одно из самых смелых предложений Минфина — сократить расходы на Миноборону в нынешнем году на 27 млрд. рублей (в том числе за счет отказа от индексации выплат контрактникам и некоторых секретных расходов). Сумма символическая, но стоит помнить, что прежде Минобороны оставалось для финансистов некой священной коровой.

«На мой взгляд (и я говорил об этом всегда), программа вооружений была сделана с большим запасом большим. То есть очевидно было, что освоить эти деньги нормальным путем невозможно: был резерв, который можно сокращать. Просто нет инженеров, нет рабочих, нет мощностей. Так что если эти деньги задержатся или придут чуть позже, то ничего страшного не случится», — комментирует решение о сокращении расходов на оборону профессор Высшей школы экономики Иван Родионов.

Впрочем, обсуждается также, что принятие новой госпрограммы перевооружения войск могут отложить аж до 2018 года (первоначально предполагалось, что она охватит десятилетие с 2015 до 2025 годов, и объем ее финансирования составил 30 млрд. рублей). Как это отразится на южных регионах, где сегодня расположено множество военных заводов?

Возможно ли спасение «Дагдизеля»?

Наиболее показателен пример дагестанского завода «Дагдизель», который выпускает торпеды. Если еще в 2012 году он был загружен лишь на 70 миллионов рублей (то есть представлял собой обычную компанию средней руки), то в 2013 году благодаря резко возросшему гособоронзаказу его оборот вырос в 24 раза (до 1,7 млрд. рублей). Вместе с тем, даже с учетом резко выросшего объема работ прибыль завода составила всего 15 млн. рублей: работа на Минобороны не слишком рентабельна.

Прошлый год «Дагдизель» тоже начал уверенно. Даже глава Дагестана Рамазан Абдулатипов в октябре на заседании правительственной комиссии по развитию Северного Кавказа докладывал премьер-министру Дмитрию Медведеву об успехах военного завода. После присоединения Россией Крыма Украина отказалась поставлять комплектующие для выпускаемых «Дагдизелем» торпед, и завод был вынужден искать отечественные аналоги.

«Уже несколько лет подряд мы предлагали новую торпеду, где полностью все составляющие сами выпускаем, поэтому сейчас этот вопрос… Уже идут заказы. Сегодня эта торпеда может пойти в серийное производство без всякой зависимости с другими предприятиями, другими странами», — доложил Рамазан Абдулатипов премьер-министру.

На деле же все оказалось далеко не так хорошо, как пытались представить главе правительства. В начале февраля в территориальном представительстве Министерства по делам Северного Кавказа в Ессентуках состоялось антикризисное заседание. Полпред Сергей Меликов обратился к министру Льву Кузнецову с предложением ходатайствовать перед его шефом, вице-премьером Александром Хлопониным о подготовке поручения Минпромторгу России по разработке программы финансового оздоровления завода «Дагдизель».

Выяснилось, что градообразующее предприятие Каспийска, на котором трудится более 2 тысяч человек, близко к банкротству. Судебные приставы арестовали часть имущества предприятия и банковские счета за долг перед Минобороны, который (вместе со штрафами и пенями) составил к тому времени 342 млн. рублей. Помимо этого еще несколько кредиторов подали арбитражные иски к «Дагдизелю», требуя выплатить долги. Только лишь газоснабжающая организация (ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск») предъявила военному заводу иск на 3,7 млн. рублей.

Ремзавод отложим до завтра

Прошлой весной на Ставрополье побывал вице-премьер Дмитрий Рогозин и гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Они приехали на завод «Сигнал», который входит в отраслевой концерт «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ). В этот день на радиозаводе открылся новый сборочно-монтажный цех, где будут изготавливать цифровые и сверхвысокочастотные приборы для изделий специального назначения (СВЧ-микросборки). Проще говоря, средства радиоэлектронной борьбы.

С высокими гостями встретился губернатор Владимир Владимиров, который затем рассказал журналистам, что на «Сигнале» разместят гособоронзаказ на общую сумму 4,3 млрд. рублей. 1,2 млрд. рублей, по словам губернатора, уже было вложено к тому моменту в техническое перевооружение военного завода, и еще столько же «Ростех» планировал направить в будущем.

О том, что, в отличие от «Дагдизеля», ставропольский «Сигнал» крепко стоит на ногах, свидетельствует и недавно появившееся на его официальном сайте объявление: «В связи с увеличением заказов и расширением производства требуются монтажники, регулировщики радиоэлектронной аппаратуры и приборов, наладчики металлорежущих станков».

Пока непонятно, что будет в дальнейшем с другими военными заводами в южных регионах. (Параметры гособронзаказа входят в секретную часть бюджета, известно лишь, что в «Реестре единственных поставщиков российских вооружения и военной техники» пока 27 предприятий). Скажем, в Ставрополе на заводе «Нептун» производят оптику для подводных лодок, на пятигорском «Импульсе» — измерительные приборы для атомной промышленности, на изобильненском «Атланте» — электрические соединители, на нальчикском «Гидрометаллурге» — вольфрам для нужд «оборонки».

Много оборонных заводов во Владикавказе: шесть из них были включены в состав государственного холдинга «Росэлектроника». А помимо этого есть, например, «Победит», выпускающий заготовки для танковых снарядов.

Но, похоже, от амбициозных планов по расширению производства пока придется отказаться. На уже упоминавшемся выше заседании правительственной комиссии по развитию Северного Кавказа Рамазан Абдулатипов просил премьер-министра создать ремонтно-технический завод для нужд «оборонки», который бы обслуживал интересы всех регионов СКФО.

В качестве площадки, по словам Абдулатипова, можно было бы выбрать один из существующих военных заводов — махачкалинский «Авиаагрегат», Буйнакский агрегатный или каспийский «Дагдизель». Министр по развитию Северного Кавказа Лев Кузнецов обтекаемо заметил, что такой вопрос вправе решать только руководство госкорпорации «Ростех». Но сегодня понятно, что в условиях сокращения средств на оборонно-промышленный комплекс о создании новых заводов придется забыть.

Фото: Юрий Смитюк/ ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Илья Шуманов

Заместитель генерального директора российского отделения Transparency International

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье