18+
воскресенье, 21 октября
Общество

Постолимпийская деревня

Всемирно известная Красная Поляна живет без газа, Дома культуры и без роддома

  
537
Постолимпийская деревня

Учительница Нина Владимировна Овсянникова старожил Красной Поляны. Она встретила у калитки своего уютного домика и с порога заговорила о главном:

— За последние годы у нас много что изменилось.

— Стало лучше жить?

— Да, конечно, при подготовке к Олимпийским играм наша Поляна похорошела. На улицах постелили асфальт, появились новые красивые дома, заборы «единого архитектурного ансамбля» и освещение.

Впрочем, перемены к лучшему я и сам увидел не вооруженным глазом. В центре поселка открылось новое здание Почты России и отделение банка. Во всяком случае, краснополянским пенсионерам стало легче с получением пенсии. А ведь была такая проблема.

И, все-таки, что-то не так?

Две Красных поляны

Нина Владимировна поделилась «предолимпийскими» воспоминаниями:

— Два года назад стройка подобралась прямо к воротам нашего дома, и во двор чуть не въехал «олимпийский» самосвал.

— Забор остался цел?

— Слава, богу, все обошлось. Ограду только погнули. Да и вообще всю эту глобальную перестройку было нелегко переживать. Взять хотя бы нашу улицу — Волоколамскую. Сначала ее разрыли строители одной фирмы, потом они все бросили и пришли другие. Мне сказали, что на территории поселка осваивали бюджет, чуть ли 280 фирм! Например, к нашему дому как-то пришли рабочие, все разрыли и испарились. Затем подтянулись другие. Было такое впечатление, что они были не в курсе, где проходят старые коммуникации и что делали до них. Нам, например, порвали водопровод и мы заплатили за его ремонт.

По правде говоря, я думал, что пенсионерка во время нашего разговора будет клянуть процесс подготовки к Зимней Олимпиаде-2014 на чем свет стоит. А Нина Владимировна только философски вздохнула:

— Конечно, я рада глобальным изменениям в поселке. Правда, людям обещали гораздо больше, чем сделали.

— В каком смысле? Насколько я слышал, во всей Красной Поляне провели газ, поменяли коммуникации и водопроводы, сделали новую канализацию.

Нина Владимировна устало опустила руки:

— Ну, вот и вы туда же!!! Мне звонят знакомые из разных городов страны и завидуют. Говорят, мол, как вам теперь хорошо живется, все государство бесплатно сделало — газ, воду, свет. А вы еще недовольны!

— Но ведь не довольны?!

— Знайте: газ провели в саму Красную Поляну, а чтобы подключиться к этой газовой трубе, надо заплатить за проект по подключению. Для пенсионеров это огромные деньги. Канализацию сделали в самом поселке, но, чтобы канализация была в доме, надо было тоже платить.

— Дорого?

— Дорого-недорого, для кого как! Во всяком случае, это десятки тысяч рублей и не всем пенсионерам такое «подключение» было по карману. Правда, предлагали брать льготные кредиты в банке, но потом как отдавать?

Молча слушал Нину Владимировну. И все яснее понимал, что во время подготовки к зимним Играм-2014, на этой, ныне известной всему миру территории, возникли как бы две Красных Поляны. В одной ее части воздвигли суперсовременные горнолыжные курорты и отели. Набережные и канатные дороги. А чуть выше великих построек многое и после Олимпиады осталось «на олимпийском уровне». На уровне прошлое века. Фасады и заборы я не имею в виду. Многое скрыто за фасадом.

Запах газа

Годами краснополянцы мечтали о «домашнем» природном газе. Ждали Олимпиаду. Верили, что она приведет природное топливо во все дома. Однако, клятвенное обещание «всеобщей газификации» поселка сначала повисло в воздухе, а затем осталось на словах, разлетевшись эхом по окрестным горам. Проложенный по дну Черного моря, через горы и долины, уникальный газопровод прошел мимо большей части частных микрорайонов «старой Красной Поляны». Самое любопытное, что газопровод для всех сел Краснополянского поселкового округа был запроектирован и почти построен. Однако, многие дома голубое «национальное достояние» миновало по исполинской трубе высокого давления. Из домов ее хорошо видно. Любуйтесь!

А все дело в том, что «частники» должны были иметь разводящие газовые сети. За разработку проектов таких сетей низкого давления требовали заплатить. Например, был необходим контракт с компанией, имеющей лицензию на работы по газификации. Гражданам рекомендовали закупить оборудование. Все это стоило немалых денег. Кому-то требовалось тридцать, кому-то семьдесят тысяч рублей. Смотря у кого, какие запросы. Естественно, не у всех старожилов Красной Поляны были «такие деньги». Да и мало кто решался брать кредит на льготных условиях, потому как при ветеранских пенсиях кредит надо было бы отдавать всю оставшуюся жизнь.

Понятно, что после триумфальной победы в Сочи олимпийской сборной России интерес к Красной поляне угас вместе с олимпийским факелом. Да, великая страна не имела права не газифицировать Олимпийский Огонь. Газ из-под земли довели до заоблачных высот. Однако, разве справедливо, оставить без голубого топлива натерпевшихся от многолетней олимпийской стройки самих жителей Красной Поляны? Разве они не заслужили своим терпением «газовый факелок» в своих домах в качестве олимпийского наследия?

Что и говорить, вся эта газовая проблема жителей постолимпийской Красной Поляны не очень приятно пахнет.

Вспомнить всех

Понятное дело, что в Красной Поляне Олимпиада дотронулась до всех и всех затронула. Весь период стройки у родных стен люди терпеливо ждали и надеялись на светлое олимпийское завтра. Завтра наступило и стало «вчера». Спортсмены завоевали медали, строители и многие участники «процесса подготовки» прикрепили на пиджаки государственные ордена.

А краснополянцы поняли, что те обещания, которые «не доделали и не достроили» к Олимпиаде-2014 больше никогда не доделают и не достроят. Кипучая и комфортная жизнь унеслась к горнолыжным трассам и новым курортам, а отреставрированный поселковый Дом культуры

так и не стал очагом культуры для краснополянцев. В нем не показывают фильмы, нет «деревенского» помещения для Клуба ветеранов и кружков по интересам для малышей. Да и зачем в Красной Поляне Дом культуры с детскими кружками и секциями? Это ведь не деревня какая-то, хоть Олимпийская! Пусть местная молодежь садиться в быструю «Ласточку» и едет комфортабельно досуговать в новые развлекательные комплексы с бассейнами. Ах, не по карману? Увольте!

А еще в Красной Поляне построили отличную новую больницу. Однако в ней не предусмотрели детское и родильное отделения. На роды краснополянок возят на берег — в Адлер или Сочи. Правда, для этих гуманных целей можно вызвать вертолет. Около больницы соорудили вертолетную площадку.

Словом, чем больше я погружался в проблемы коренных краснополянцев, тем яснее понимал, что за красивыми фасадами, в самой глубинке Красной Поляны, после золотой для страны Олимпиады мало что изменилось в житие-бытие местных жителей. Впопыхах олимпийской подготовки многие принципиальные обещания забыты. Многие из тех, кто стоял у истоков горнолыжного курорта, забыты совсем.

О ком это я? Одним из первых, кто создавал в Красной Поляне горнолыжную школу, базу и строил первые канатные дороги, был мастер спорта по горным лыжам Владимир Овсянников. Да, это муж Нины Владимировны.

— Я даже президенту писала о том, чтобы он посодействовал в увековечении памяти моего супруга, — вздыхает Нина Владимировна. — Кстати, трассы, где проходила Олимпиада и катается президент, начинал строить мой муж. Зимняя Олимпиада была его мечтой! Не дожил. Я долгие годы борюсь за то, чтобы у канатных дорог в память о нем появилась мемориальная табличка. Куда только не обращалась, чтобы одну из улиц поселка назвали его именем. Поверьте, в Красной Поляне есть улицы с безликими названиями, которые можно было переименовать. Вспомнить о тех, кто стоял у истоков и никогда не забывать…

Не олимпийские надежды

Прошло пол года после триумфальной для России зимней Олимпиады-2014. Жизнь в постолимпийской Красной Поляне изменилась. Олимпийские кольца превратились «в круги своя». Часть обыкновенных житейских проблем простых краснополянцев после «Жарких. Зимних. Твоих» так и осталась замороженной. Ну как не посочувствовать бабушке Карине Ованесовне Агабабян, барак которой, сгорел после пьяной драки не очень порядочных строителей олимпийских объектов. Свою приватизированное жилье семья Агабабян потеряла.

— Нам на словах пообещали квартиру в Сочи, — вздыхает Карина Ованесовна. — Но у меня муж инвалид 1-й группы, я инвалид 3-й группы. Мы с семидесятых годов прошлого века живем в Красной Поляне. Куда нам переезжать на старости лет? Мы просим только одного, чтобы нам дали благоустроенно жилье в родном поселке. Муж привязан к нашей больнице. Тем более, мы попали в программу переселения из ветхого жилья.

Остатки ветхого жилья в Красной Поляне обязательно снесут. Бывшая олимпийская деревня продолжит свое восхождение к курортам мирового уровня. Однако и пост олимпийское время нельзя забывать о простых людях, которые стояли и выстояли в самом начале этого славного пути.

Разве не так?

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье