Общество

Постолимпийская деревня

Всемирно известная Красная Поляна живет без газа, Дома культуры и без роддома

  
535
Постолимпийская деревня

Учительница Нина Владимировна Овсянникова старожил Красной Поляны. Она встретила у калитки своего уютного домика и с порога заговорила о главном:

— За последние годы у нас много что изменилось.

— Стало лучше жить?

— Да, конечно, при подготовке к Олимпийским играм наша Поляна похорошела. На улицах постелили асфальт, появились новые красивые дома, заборы «единого архитектурного ансамбля» и освещение.

Впрочем, перемены к лучшему я и сам увидел не вооруженным глазом. В центре поселка открылось новое здание Почты России и отделение банка. Во всяком случае, краснополянским пенсионерам стало легче с получением пенсии. А ведь была такая проблема.

И, все-таки, что-то не так?

Две Красных поляны

Нина Владимировна поделилась «предолимпийскими» воспоминаниями:

— Два года назад стройка подобралась прямо к воротам нашего дома, и во двор чуть не въехал «олимпийский» самосвал.

— Забор остался цел?

— Слава, богу, все обошлось. Ограду только погнули. Да и вообще всю эту глобальную перестройку было нелегко переживать. Взять хотя бы нашу улицу — Волоколамскую. Сначала ее разрыли строители одной фирмы, потом они все бросили и пришли другие. Мне сказали, что на территории поселка осваивали бюджет, чуть ли 280 фирм! Например, к нашему дому как-то пришли рабочие, все разрыли и испарились. Затем подтянулись другие. Было такое впечатление, что они были не в курсе, где проходят старые коммуникации и что делали до них. Нам, например, порвали водопровод и мы заплатили за его ремонт.

По правде говоря, я думал, что пенсионерка во время нашего разговора будет клянуть процесс подготовки к Зимней Олимпиаде-2014 на чем свет стоит. А Нина Владимировна только философски вздохнула:

— Конечно, я рада глобальным изменениям в поселке. Правда, людям обещали гораздо больше, чем сделали.

— В каком смысле? Насколько я слышал, во всей Красной Поляне провели газ, поменяли коммуникации и водопроводы, сделали новую канализацию.

Нина Владимировна устало опустила руки:

— Ну, вот и вы туда же!!! Мне звонят знакомые из разных городов страны и завидуют. Говорят, мол, как вам теперь хорошо живется, все государство бесплатно сделало — газ, воду, свет. А вы еще недовольны!

— Но ведь не довольны?!

— Знайте: газ провели в саму Красную Поляну, а чтобы подключиться к этой газовой трубе, надо заплатить за проект по подключению. Для пенсионеров это огромные деньги. Канализацию сделали в самом поселке, но, чтобы канализация была в доме, надо было тоже платить.

— Дорого?

— Дорого-недорого, для кого как! Во всяком случае, это десятки тысяч рублей и не всем пенсионерам такое «подключение» было по карману. Правда, предлагали брать льготные кредиты в банке, но потом как отдавать?

Молча слушал Нину Владимировну. И все яснее понимал, что во время подготовки к зимним Играм-2014, на этой, ныне известной всему миру территории, возникли как бы две Красных Поляны. В одной ее части воздвигли суперсовременные горнолыжные курорты и отели. Набережные и канатные дороги. А чуть выше великих построек многое и после Олимпиады осталось «на олимпийском уровне». На уровне прошлое века. Фасады и заборы я не имею в виду. Многое скрыто за фасадом.

Запах газа

Годами краснополянцы мечтали о «домашнем» природном газе. Ждали Олимпиаду. Верили, что она приведет природное топливо во все дома. Однако, клятвенное обещание «всеобщей газификации» поселка сначала повисло в воздухе, а затем осталось на словах, разлетевшись эхом по окрестным горам. Проложенный по дну Черного моря, через горы и долины, уникальный газопровод прошел мимо большей части частных микрорайонов «старой Красной Поляны». Самое любопытное, что газопровод для всех сел Краснополянского поселкового округа был запроектирован и почти построен. Однако, многие дома голубое «национальное достояние» миновало по исполинской трубе высокого давления. Из домов ее хорошо видно. Любуйтесь!

А все дело в том, что «частники» должны были иметь разводящие газовые сети. За разработку проектов таких сетей низкого давления требовали заплатить. Например, был необходим контракт с компанией, имеющей лицензию на работы по газификации. Гражданам рекомендовали закупить оборудование. Все это стоило немалых денег. Кому-то требовалось тридцать, кому-то семьдесят тысяч рублей. Смотря у кого, какие запросы. Естественно, не у всех старожилов Красной Поляны были «такие деньги». Да и мало кто решался брать кредит на льготных условиях, потому как при ветеранских пенсиях кредит надо было бы отдавать всю оставшуюся жизнь.

Понятно, что после триумфальной победы в Сочи олимпийской сборной России интерес к Красной поляне угас вместе с олимпийским факелом. Да, великая страна не имела права не газифицировать Олимпийский Огонь. Газ из-под земли довели до заоблачных высот. Однако, разве справедливо, оставить без голубого топлива натерпевшихся от многолетней олимпийской стройки самих жителей Красной Поляны? Разве они не заслужили своим терпением «газовый факелок» в своих домах в качестве олимпийского наследия?

Что и говорить, вся эта газовая проблема жителей постолимпийской Красной Поляны не очень приятно пахнет.

Вспомнить всех

Понятное дело, что в Красной Поляне Олимпиада дотронулась до всех и всех затронула. Весь период стройки у родных стен люди терпеливо ждали и надеялись на светлое олимпийское завтра. Завтра наступило и стало «вчера». Спортсмены завоевали медали, строители и многие участники «процесса подготовки» прикрепили на пиджаки государственные ордена.

А краснополянцы поняли, что те обещания, которые «не доделали и не достроили» к Олимпиаде-2014 больше никогда не доделают и не достроят. Кипучая и комфортная жизнь унеслась к горнолыжным трассам и новым курортам, а отреставрированный поселковый Дом культуры

так и не стал очагом культуры для краснополянцев. В нем не показывают фильмы, нет «деревенского» помещения для Клуба ветеранов и кружков по интересам для малышей. Да и зачем в Красной Поляне Дом культуры с детскими кружками и секциями? Это ведь не деревня какая-то, хоть Олимпийская! Пусть местная молодежь садиться в быструю «Ласточку» и едет комфортабельно досуговать в новые развлекательные комплексы с бассейнами. Ах, не по карману? Увольте!

А еще в Красной Поляне построили отличную новую больницу. Однако в ней не предусмотрели детское и родильное отделения. На роды краснополянок возят на берег — в Адлер или Сочи. Правда, для этих гуманных целей можно вызвать вертолет. Около больницы соорудили вертолетную площадку.

Словом, чем больше я погружался в проблемы коренных краснополянцев, тем яснее понимал, что за красивыми фасадами, в самой глубинке Красной Поляны, после золотой для страны Олимпиады мало что изменилось в житие-бытие местных жителей. Впопыхах олимпийской подготовки многие принципиальные обещания забыты. Многие из тех, кто стоял у истоков горнолыжного курорта, забыты совсем.

О ком это я? Одним из первых, кто создавал в Красной Поляне горнолыжную школу, базу и строил первые канатные дороги, был мастер спорта по горным лыжам Владимир Овсянников. Да, это муж Нины Владимировны.

— Я даже президенту писала о том, чтобы он посодействовал в увековечении памяти моего супруга, — вздыхает Нина Владимировна. — Кстати, трассы, где проходила Олимпиада и катается президент, начинал строить мой муж. Зимняя Олимпиада была его мечтой! Не дожил. Я долгие годы борюсь за то, чтобы у канатных дорог в память о нем появилась мемориальная табличка. Куда только не обращалась, чтобы одну из улиц поселка назвали его именем. Поверьте, в Красной Поляне есть улицы с безликими названиями, которые можно было переименовать. Вспомнить о тех, кто стоял у истоков и никогда не забывать…

Не олимпийские надежды

Прошло пол года после триумфальной для России зимней Олимпиады-2014. Жизнь в постолимпийской Красной Поляне изменилась. Олимпийские кольца превратились «в круги своя». Часть обыкновенных житейских проблем простых краснополянцев после «Жарких. Зимних. Твоих» так и осталась замороженной. Ну как не посочувствовать бабушке Карине Ованесовне Агабабян, барак которой, сгорел после пьяной драки не очень порядочных строителей олимпийских объектов. Свою приватизированное жилье семья Агабабян потеряла.

— Нам на словах пообещали квартиру в Сочи, — вздыхает Карина Ованесовна. — Но у меня муж инвалид 1-й группы, я инвалид 3-й группы. Мы с семидесятых годов прошлого века живем в Красной Поляне. Куда нам переезжать на старости лет? Мы просим только одного, чтобы нам дали благоустроенно жилье в родном поселке. Муж привязан к нашей больнице. Тем более, мы попали в программу переселения из ветхого жилья.

Остатки ветхого жилья в Красной Поляне обязательно снесут. Бывшая олимпийская деревня продолжит свое восхождение к курортам мирового уровня. Однако и пост олимпийское время нельзя забывать о простых людях, которые стояли и выстояли в самом начале этого славного пути.

Разве не так?

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье