18+
вторник, 23 октября
Общество

Украина хочет проесть Айвазовского, Шагала и Веласкеса

Сокровищам украинских музеев грозит судьба крымского золота скифов

  
1305
Украина хочет проесть Айвазовского, Шагала и Веласкеса

Объявлено, что в четверг 4 сентября в Киев из Амстердама передана названная «бесспорной» часть экспонатов выставки, жемчужиной которой было так называемое «скифское золото» Крыма. Всего 19 экспонатов из 432. «Бесспорная», потому что принадлежала Национальному музею истории в Киеве. «Спорность» же основной части под сомнение априори не ставится, несмотря на отсутствие каких-либо юридических оснований для отрицания ее принадлежности четырем крымским музеям. Таким образом, вывезенная в феврале с полуострова в Нидерланды в рамках «культурного обмена» коллекция скифского золота, судя по всему, станет еще одной, пусть и далеко не самой глобальной, но долговременной проблемой отношений между Западом и Россией. Как известно, музей Аларда Пирсона принял решение оставить пока коллекцию у себя, поскольку, якобы, не понятно, кому ее возвращать — то ли крымским музеям (то есть — России), то ли Украине, которой Крым принадлежал на момент передачи экспонатов. В этой связи мировая пресса полна сочувствия к оказавшейся в «замешательстве» администрации музея, страдающей от физической невозможности удовлетворить одновременно две стороны, каждая из которых уверена в своем полном праве на владение коллекцией. В связи с конфликтом Москвы и Киева амстердамский музей «попал в ловушку дипломатических разборок», замечает, например, комментатор сайта «Аль-Джазира».

Однако вполне возможно, что все эти разговоры — всего лишь «дымовая завеса», и коллекцию изначально никто и не собирался возвращать. Уже в момент вывоза экспонатов в Европу звучали предостережения и недвусмысленные обвинения украинской власти в намеренном захвате ценностей для их дальнейшего использования в качестве банального средства оплаты политических комбинаций. Подобное опасение в начале марта высказал, в частности, директор Московского центра Льва Гумилева Павел Зарифуллин. В его заявлении утверждалось: «7 марта в два часа ночи из аэропорта „Борисполь“ в США был вывезен золотой запас Украины и целый ряд ценностей, включая скифское золото. Под гарантии кредита МВФ, который для Украины будут пробивать США».

Заявление, разумеется, было тут же опровергнуто по всем официальным каналам. Однако практика подобного использования «народного духовного достояния» отлично известна из истории. Причем из истории той самой страны, важнейшую часть которой еще недавно составляла Украина. Именно большевистское правительство СССР в тяжелые послереволюционные годы активно распродавало бесценные экспонаты музеев бывшей Российской империи ради получения необходимой для выживания государства валюты. Нынешние украинские «революционеры» в подобного рода сообразительности вряд ли уступят своим идейным предшественникам-радикалам. Тем более, что о прецедентах внезапных исчезновений из музеев ценных экспонатов время от времени упоминали в последние годы местные СМИ. О получившей широкое распространение практике присвоения приглянувшихся бесценных шедевров представителями правящих элит рассказывала, например, еще до Майдана одна из новостных программ украинского телевидения.

А поле для такого рода деятельности в Украине огромно. Даже с учетом вероятности уже свершившихся за время незалежности хищений коллекция хранящихся в местных музеях шедевров способна если не решить, то хотя бы временно облегчить многие проблемы страны, которая уверенно идет к финансово-экономической пропасти. Золотые изделия и драгоценности, произведения живописи и скульптуры, накопленные за долгие века правителями и народами Руси, все еще сохраняют Украину в числе стран-держателей сокровищ мировой культуры. Вот, например, не так давно составленный рейтинг самых ценных шедевров: картина Веласкеса «Портрет инфанты Маргариты» (примерно 10 млн долл.), скульптура Альберто Джакометти «Фигура» (10 млн долл.), картина Жоржа де Латура «У ростовщика» (5 млн), картины Тициана Вечеллио «Мужской портрет» и «Портрет венецианского дожа Джироламо Приули» (по 4 млн), самое дорогое из 417 полотен Айвазовского «Среди волн» (от 3 млн), картины Шагала «Молящийся еврей», Сутина «Восточный пейзаж» и Моиса Кислинга «Портрет женщины» (от 1 млн за каждую), икона «Святой Георгий с житием» (около 2 млн), «Женский портрет» Рембрандта (2 млн), Скифская пектораль (2 млн), фотополотно Андреаса Гурски «99 центов» (предположительно — свыше 3 млн) www.segodnya.ua/culture/showbiz/decjatka-camykh-tsennykh-shedevrov-v-ukraine.html Причем цены при продаже раритетов на аукционах способны вырасти в разы, считают искусствоведы.

«Новое руководство Украины, похоже, не ценит чуждых для них и идеологически вредных атрибутов уже другого периода истории страны — советского и российского, — констатирует белорусское издание „Дело“. —  Поэтому вполне возможно появление на рынке предметов искусства из Украины. …Возможно, дело дойдет до распродажи ненужных новым властям предметов искусства советского и российского периодов истории Украины, на чем можно будет хорошо заработать».

Признаки того, что предметам духовного наследия суждено стать жертвой надвигающейся на граждан Украины нищеты, отмечает уже и местная пресса. Так, киевское издание «Деловая столица» сообщает, что украинцы начали распродавать уникальные старинные книги через интернет.

«Грозит ли фондам украинских музеев быть расхищенными и распроданными — проблема серьезная, — считает директор Севастопольского художественного музея им. М.П.Крошицкого Наталья Бендюкова. — Такие прецеденты в истории, как известно, были. Многое зависит от добросовестности людей, от их отношения к делу. И, между прочим, в музеях Украины работает очень много честных и достойных людей. Хотя в нынешней ситуации им наверняка нелегко. Разумеется, путем силового давления или просто какого-то обмана возможно все, что угодно. Могут приказать отправить, скажем, на ту или иную выставку. Например, письмом от Минкульта. Хотя по правилам все подобного рода мероприятия готовятся заранее, вносятся в план, опасность такого рода, безусловно, существует».

«Попытки наложить руки на хранящееся в украинских музеях народное достояние предпринимались давно, — рассказывает Председатель правления Ассоциации заповедников и музеев Крыма Вячеслав Пересунько. — Еще в 2010 году при Совете Министров Украины была проведена неафишируемая конференция музейных работников, тема которой звучала совершенно однозначно — о вводе музейных ценностей в финансово-экономический оборот государства. Практически вся музейная общественность Украины тогда выступила с резкой критикой таких намерений и высказалась решительно против подобного грубейшего вмешательства государства в сферу управления народным духовным достоянием. Инициаторы такой по сути преступной идеи заявили о намерениях провести некую экспертную оценку всех фондов и поставить их, как они выражались, „на бухгалтерский учет“. Случай беспрецедентный в мировой практике! Мы, музейщики Крыма, уже тогда поставили вопрос однозначно: всем накопленным народом духовным достоянием не имеет никакого права распоряжаться по собственному желанию никакое государство — будь оно плохое или хорошее. Это — ценности, которые обязаны быть сохранены и переданы будущим поколениям. Это совершенно незыблемые вещи! То есть, уже четыре года назад, еще когда на Украине действовала абсолютно легитимная власть и работали какие-никакие законы, стремление использовать сокровища музеев для латания финансовых дыр были. Что уж говорить о дне сегодняшнем!»

У вывезенной коллекции крымского золота скифов на сегодняшний день практически нет шансов вернуться обратно. А точнее — столько же шансов, сколько у вероятности восстановления полнокровных дружеских и союзнических отношений между Россией и Украиной. Последнее, конечно, возможно и даже наверняка когда-нибудь обязательно произойдет, но нынешнее противостояние на грани перерастания холодной войны в горячую уничтожает поле для иллюзий. Когда «говорят пушки», умолкают не только музы, но и юриспруденция.

Директорам крымских музеев, поставившим свою подпись под соглашениями об отправке драгоценных экспонатов голландцам, равно как и тем, кто курировал этот вопрос от крымского «дореволюционного» правительства, остается лишь разводить руками, повторяя банальное «эх, если б знать!». В утешение им можно заметить, что даже в начале февраля предвидеть то, что уже через месяц они проснутся в новой стране, было довольно сложно. Остаются, правда, такие эфемерные вещи, как благоразумие, осторожность и предчувствие чего-то нехорошего, но, видимо, выполнение чиновничьего долга и желание заработать затмило сигналы разума. Наверняка не у всех. Но у тех, кто тогда принимал окончательное решение — точно.

Ясно, что живущая антироссийской истерией Украина никогда официально не откажется от прав на экспонаты голландской выставки и будет громогласно требовать их «возвращения» себе. Ясно также, что следующая антироссийским курсом Европа будет и в этом вопросе на стороне Украины. А потому ни о каком непредвзятом юридическом процессе не может быть и речи. Хотя попытки вести переговоры в рамках юридических процедур предпринимаются. По информации директора Центрального музея Тавриды Андрея Мальгина, крымчане для таких переговоров «наняли группу международных юристов». Озвучиваются также варианты разного рода компромиссов, вроде готовности музейного сообщества Крыма обменять захваченную Нидерландами экспозицию на «часть культурного и исторического наследия полуострова» Либо увязки решения данного вопроса с проблемой возвращения перемещённых ценностей, которое требуют от России восемь стран Европы: Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Люксембург, Нидерланды и та же Украина.

«На мой взгляд, планы какого-то обмена или выкупа — это, по большому счету, нереально, убежден Вячеслав Пересунько. —  Прежде всего, с учетом нынешней политической ситуации. Кроме того, „скифское золото“ в совершенно прямом смысле этого слова — бесценно. Его потерю не окупить ничем. Это уникальные артефакты, достояние всего нашего народа. Нет такой компенсации, которая способна была бы возместить их утрату. Причем, заметьте, все эти артефакты — итог работы именно наших археологов на территории нашего полуострова. То есть, здесь они были найдены и здесь должны храниться. Хотя, именно с учетом такой их огромной значимости для нашего народа, пробовать их вернуть тем или иным образом, конечно, надо».

Если оставить в стороне вопросы антироссийских санкций и банального музейного грабежа, то особенность ситуации еще и в том, что в правовом отношении отсутствует какой-либо прецедент. Существуют разные международные соглашения относительно реституции, возвращения культурных ценностей и прочее. Но все они предполагают ситуацию незаконного силового захвата ценностей страной-агрессором в ходе военных действий. Здесь же ценности были вывезены самой страной, а возвращать их надо уже в другую. Или, вернее, — надо было бы… Но, похоже, международными похитителями решается совсем иная задача. Примечательно в этом смысле предположение, высказанное недавно управляющим партнером коллегии адвокатов «Легис Групп» Сергеем Горбачевым. Экспонаты коллекции скифского золота из музеев Крыма, находящиеся сейчас в Нидерландах, считает адвокат, могут быть изъяты в счет погашения обязательств России по решению о взыскании с нее 50 миллиардов долларов в пользу экс-владельцев ЮКОСа. Правда, в этом случае Украину поставят перед фактом признания принадлежности коллекции российскому Крыму (а заодно — и принадлежности Крыма России). Но вряд ли, подобная «мелочь» способна смутить международных рекетиров.

Фото: ИТАР-ТАСС.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье