Общество

«Крымчане должны говорить: «Крым наш!»

Отчаянная борьба Новороссии и настроения России — об этом говорил российский писатель и публицист, главред сайта «Свободная пресса» Сергей Шаргунов в интервью ведущему изданию полуострова, газете «Крымская правда»

  
1373
«Крымчане должны говорить: «Крым наш!»

В поисках вдохновения Шаргунов приехал в Крым, но перед этим успел побывать и в охваченном войной Донбассе.

— Сергей, вы — личность многогранная. Вы и писатель, и журналист, и общественный активист. Не так давно побывали на Донбассе и своими глазами видели всё, что там сейчас происходит. Вы отправились туда в роли журналиста или собирали материал для новой книги?

— Я поехал туда в качестве журналиста в первую очередь. Конечно, остались впечатления, которые потом могут быть переплавлены в литературу. Но для меня очень важно было увидеть всё своими глазами, чтобы иметь возможность отвечать за слова, когда говоришь на эту тему. Думаю, это была не последняя моя поездка туда. Надеюсь ещё побывать на Востоке Украины.

— Так всё же что там увидели и что запомнилось?

— Увидел беду, боль, ужас. Запомнился вымерший Донецк, падающие на него бомбы и грохочущее от рёва самолётов небо. Запомнились ночной штаб, ополченцы, готовящиеся к смерти. Мигает свет, они сидят на полу и ждут, что в любой момент могут быть уничтожены. Ждут атаки с воздуха или брошенных на штурм спецназовцев. Я сидел рядом. Мы просто смотрели на часы и понимали, что в любую минуту нас могут убить. А потом слышится разрыв и крик «ложись». И ты начинаешь думать, что вот он — последний миг твоей жизни. Вот это запомнилось.

— Сейчас этот вопрос задают всё реже, но тем не менее интересно, есть ли у ДНР и ЛНР шанс стать частью России, как думаете?

— Есть предпосылки. Побывав там, могу сказать, что у жителей Донбасса есть настроения воссоединиться с Россией. Поначалу их не было. Когда спрашивают, почему так быстро и безболезненно получилось с Крымом и почему так трагично с Юго-Востоком, то я отвечаю, что всё-таки очень многое зависело от того, кто живёт на той или иной территории. Крым — это всё-таки 90% русского населения, и крымчане изначально поставили вопрос о вхождении в состав России. Донбасс, где всё-таки большинство населения — этнические украинцы, просил федерализации и официального статуса русского языка. Когда я туда приехал, там уже прошёл референдум 11 мая, и я бы, конечно, хотел более решительных действий со стороны российского государства, но я сейчас не даю рецептов, потому что всё это слишком больно, слишком далеко уже всё зашло.

Я общался с людьми. Там все ходили на референдум. Тогда они хотели независимости и сближения с Россией. Главное, чего они хотят сейчас — прекращения войны. Понятно, что обычные нормальные люди — они уже ни за кого. Понятно, что когда ты бежишь, когда уничтожен твой дом, кода рядом убивают, то уже не до политики, уже не до языка, не до федерализации — ни о чём не думаешь, и это уже нынешняя реальность Донбасса. Мы видим, как так называемые демократы, победившие на майдане, расправляются со всеми неугодными. Какой у них язык? Только насилие, только унижение и подавление. Это и не снилось так называемому «авторитарному» Януковичу. Да он по сути настоящий европейский либерал. Это его и погубило, когда он амнистировал тех, кто живьём сжигал «беркутовцев». Новые «демократические» власти заняли другую позицию — жёсткую. Они готовы за слово «Новороссия», написанное одесской девушкой на странице в соцсети, отправить к ней на следующий день сотрудников СБУ. Это чуждая народу власть, которая принесла на Юго-Восток горы трупов и реки крови. Как после этого смогут сосуществовать Украина и Донбасс?

— Вопрос риторический. А как вы относитесь к воссоединению Крыма и России?

— Я всегда свято верил и совершенно точно знал, что Крым и Россия — это одно целое. Поэтому воссоединению я безмерно рад. Для меня Крым и в культурном, и в историческом плане — самая русская, самая российская земля. По гуще, по концентрации культурных и исторических имён и событий я не знаю другой такой территории. Здесь не просто люди, а камни говорят на каждом шагу. Великие писатели, художники, композиторы, исторические деятели: их тени здесь витают, они присутствуют здесь незримо.

Я бесконечно рад ещё и тому, что сейчас здесь тихо и спокойно. Говорят разные вещи. Многие мои знакомые, весьма компетентные политические деятели, очень тревожатся за будущее Крыма. Беспокоятся в адском свете тех событий, которые сейчас происходят на Донбассе. Говорят о скоплении каких-то сил на границе, каких-то провокациях, об их возможности. Уверяю вас, ничего этого не будет. Лично я убеждён, что в Крыму всё будет нормально и спокойно. Убеждён по очень простой причине. Крым теперь официально и твёрдо защищён Российской Федерацией.

— Это безусловный плюс, но когда эйфория проходит, то начинаешь замечать недостатки. Крымчане начинают видеть, что не всё так гладко в России.

— Разумеется, жизнь в Российской Федерации неидеальна. Это понятно. Россия несёт на себе отметину начала 90-х. Разумеется, и российские элиты так или иначе имеют эту травму. Нет сказки, в которую все попали. Приехав в Крым, я тоже слышал разговоры в духе «мы ожидали, что немедленно всё наладится, всё дадут и всё будет прекрасно». Конечно, нет. Будут проблемы с начальством, с бюрократией, с судами, с невозможностью повлиять на то или иное решение. Надо пытаться действовать и решать эти проблемы вместе. Жизнь дана вот для этого преодоления. Может быть, со мной кто-то не согласится, но я счастлив самому историческому событию, факту, что мы снова вместе. Бывает, я и сам себя ловлю на том, что мы начинаем стенать, негодовать, говорить, что всё идёт не так.

В России ещё многое требуется изменить — это безусловно.

И менять это надо нам всем вместе. Многие очень рассчитывают на крымчан с их незамыленным глазом и с их способностью быть самостоятельными. Вам самим надо осознать, что крымчане — полноправные участники российской жизни, а не статисты. Лозунг «Крым наш!», который слышится по всей России, должен стать в первую очередь лозунгом крымчан. Вы должны говорить: «Крым наш!».

— Кстати, с тем, что «Крым наш!» согласны далеко не все в России. Очень много протестных слов слышно из рядов интеллигенции.

— Речь, видимо, идёт о так называемой либеральной интеллигенции, большая часть которой сконцентрирована в Москве. Её реакция тоже, кстати, далеко не однозначна. Я знаю нескольких крупных поэтов из либеральной среды, которые просто не могут публично заявить о своей позиции. Один из них, с очень известным именем, написал сейчас цикл стихов о возвращении Крыма. Другой вполголоса передаёт, что «Крым наш!». Но они боятся «тусовки», которая действительно ориентирована на Запад. Знаете, есть люди, которые «в стол» пишут стихи. Раньше диссиденты так делали. Потом они ещё тайно передавали какие-то рукописи.

А теперь вот так. Некоторые вынуждены работать инкогнито, потому что цензура и диктат «тусовки» — страшнее любого диктата государства. К сожалению, российская либеральная «тусовка» архаична и непрогрессивна. Она больна стереотипами, унаследованными от диссидентского движения и искусственно применяемыми к нынешним реалиям. По этим стереотипам Россия — нераспавшаяся «империя зла», противостоит ей всё прогрессивное человечество и прежде всего США. Но интеллигенция разная. Интеллигенция — это ведь и учителя, и врачи. Интеллигенция — те, кто живут в провинции, те, кто работают в библиотеках, просто читают книги, и, конечно, среди них абсолютное большинство радуется возвращению Крыма.

— Да, но библиотекари, врачи, учителя — люди непубличные. Массы не слышат их мнения, зато слышат стихи того же Дмитрия Быкова и песни либеральных артистов. На ваш взгляд, имеют ли они моральное право публично выражать свою гражданскую позицию и баламутить воду, в которой сами же и плавают?

— Ну а почему нет? Важно не это. Важно только отношение общества к этой позиции. Исторический пример. После разгрома русского флота при Цусиме часть русской прогрессивной общественности отправила приветственную телеграмму японскому монарху. Они поздравляли его с победой. Было такое явление. Имели ли они на это право? Надо ли сажать их за это в острог? Никого не сажали. Человек, конечно, имеет право говорить: «Давайте наплюём на мнение, например, крымчан», «Не существует никакого этнократического государства на Украине, там всё прекрасно», «Чем больше будет враждебно настроенных по отношению к российскому государству на постсоветском пространстве, тем лучше, тем слаще». Ну такая у них позиция. Бывают и другие позиции, которые называют «ура-патриотические». Их тоже хватает. Я вообще за то, чтобы высказывались разные мнения. Я за разговор. Но на самом деле нам сейчас не хватает здоровых миротворцев, людей, которые проявляли бы человеколюбие. Проблема в том, что вот эти голуби мира, о которых мы говорим, — это ястребы других государств.

Фото: Александр Фатеев.

Популярное в сети
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье