Общество

Земельные бои без правил

В очереди за бесплатными участками в Сочи многодетные падают в обмороки, дерутся и судятся

  
632
Земельные бои без правил

Получение земельного участка для каждой многодетной семьи в Сочи превратилось в настоящую трагедию. Федеральное законодательство никак не регламентирует очереди на подачу документов в многофункциональный центр и на получение участков. Местного на сей счет не существует.

В итоге процесс выливается в 2−3-летнее «хождение по мукам». Ни наличие в многодетной семье ребенка-инвалида, ни тот факт, что в очереди стоят сами инвалиды, никакой роли не играет. У кого сила, тот и прав. Это относится к так называемым «активистам», ведущим списки очередников. В результате такой работы они сами оказываются в первых рядах на получение участков, остальных «тасуют», как заблагорассудится.

Так случилось с Анаидой Агдаган, матерью четверых детей, один из них инвалид. Семья живет во времянке на оползневом участке в селе Волковка. Записавшись в очередь под 50-м номером, вскоре обнаружила себя в списках 79-й.

Обращения к руководству МФЦ, мэру, заместителю главы Сергею Юрину, координирующему вопросы правовых, земельно-имущественных отношений, председателю Городского собрания Анатолию Луцыку, ничего не дали. Между тем как может мать четверых детей, имеющая на руках малолетнего ребенка, постоянно отмечаться в очередях, дежурить на общих условиях?

Здоровье многодетной матери Галины Оганян сильно пошатнулось в очередях МФЦ. Ее история началась три года назад. В первый раз она одолела бешеную очередь на подачу документов, в результате оказалась второй. Через некоторое время ей позвонили с отказом: первый подавший заявление забрал ее земельный участок. Снова сбор документов и очередь в МФЦ. На этот раз она оказалась третьей. И опять отказ. Третья попытка, по ее словам, была самым жестоким испытанием, настоящим «штурмом». Когда в час ночи она приехала к МФЦ, обнаружила очередь — ту, что по записи в тетрадках и о существовании которой не подозревала.

— Нам сказали, что не пропустят, — говорит она. — Пожалуй, «в кипятке сварим, хребет поломаем, кости перетопчем» — были самые мягкие угрозы в наш адрес.

Остаться удалось только благодаря вызову полиции, зафиксировавшей угрозы. В неимоверной давке к открытию МФЦ к восьми утра смешались в кучу 200 человек «тетрадочной» очереди и 50 — состоящей из таких, как Галина, кто не знал о существовании «законов без закона».

— Людям становилось плохо, топтали друг друга, кидали ребенка в толпу, это было страшно, — вспоминает она.

Как протиснулась в МФЦ, не помнит, там стало плохо с сердцем, потеряла сознание. Ее семья из троих детей 12, 7 и 3 лет, а также больной матери, которая не в состоянии передвигаться, получила земельный участок. А у Галины с тех пор проблемы с сердцем.

Елене Савченко так же было отказано в земельном участке.

— В Сочи никому нет дела до многодетных, — утверждает она. — Не играет роли, что в семье ребенок-инвалид, что муж — ветеран боевых действий в Чечне, что дедушка — заслуженный строитель города Сочи. К кому только не обращались — и в Сочи, и в крае, и к президенту — ответ один — ждите.

Приобрести земельный участок за свой счет семья Савченко не в состоянии. Откуда у многодетных деньги? Работает один муж, Елена подрабатывает по мере возможности. Но в основном все ее время уходит на заботу о детях.

В маленьком домике в сочинском поселке Молдовка Савченко ютятся вместе с родителями мужа и семьей его брата. В трех комнатках живут 11 человек. Во время землетрясения в декабре 2012 года дом пошел трещинами. В Олимпиаду случился пожар и дети чудом остались живы. Периодически искрит электропроводка.

— После землетрясения нам предлагали на время сдать детей в детдом, пока проблемы решим. Но мы ведь не наркоманы, не алкоголики, да и как это — отдать в чужие руки? — чуть не плачет Елена.

Семья Савченко с 1988 года стоит в очереди на получение жилья. Ее номер — 339. В очередной раз перерегистрируя документы, Елена услышала от чиновников, что квартиры не дождется.

— В свое время работала бригадиром на стройке высоток в Сочи. Их руководители утверждают, что часть квартир передают муниципалитету. Давно можно было бы расселить очередников.

Впрочем, получить земельный участок в МФЦ можно без особых проблем. Это удалось некоему Папазяну, из-за него Анаида Агдаган осталась без земли.

— Его никто в лицо не видел, ни в какой очереди он не стоял, — говорит она.

Административный «футбол» воображение давно не поражает. Заявления Анаиды в прокуратуру, УВД переправлялись в сначала в поселок Лазаревское, потом в Дагомыс, а потом и вовсе передали участковому оперуполномоченному села Сергей-Поле, где живет семья Анаиды.

После судебного решения не в ее пользу, обращения к председателю Городского собрания Анатолию Луцыку администрация предложила Анаиде на выбор 5 земельных участков. Четыре из них — болотистые. В центре пятого в Нижней Хобзе — несколько деревьев, которые, как выяснилось, нельзя рубить без разрешения лесопаркового хозяйства. Два месяца она добивалась разрешения на спил.

По словам матерей многодетных семей, в очереди при МФЦ за деньги предлагают без проблем получить участки.

— Мне предлагали за 100 тысяч получить участок, — говорит Анаида Агдаган.

Елене Савченко называли цену поскромнее, всего 20 тысяч рублей.

— Из принципа платить не буду, — говорит она. — Тогда мы, несколько человек, ночью ходили в полицию на Горького, 60, писали заявление.

Получение земельного участка в МФЦ еще не означает, что наступил хэппи энд. Потому что земля может оказаться, как в случае с Анаидой Агдаган, болотистой. Галине Гунатиди достался оползневой, с углом наклона 35 градусов.

— Зачем такие участки вообще нарезают и выделяют? Ведь ясно, что строительство потребует устройства опорной стены, которая стоит порядка 2 млн рублей, — возмущается она. — А где их взять? К тому же специалисты сказали мне, что если склон поползет, опорная стена не поможет. Да и я инвалид, перенесла несколько операций, в том числе по замене тазобедренного сустава, по склонам передвигаться не могу.

Суд Центрального района Сочи вынес определение о необходимости подачи заявления в Лазаревский, по месту дислокации участка.

— Представляете, что значит ездить на суды из Адлера в Лазаревское? — говорит Галина.

В итоге судебных мытарств, продолжавшихся несколько месяцев, суд вынес решение об отказе в замене оползневого участка. Теперь Галине предстоит обжаловать решение Лазаревского районного суда в краевом. Это означает новый виток мучений. Либо заново начинать штурмовую эпопею в МФЦ с получением другого участка, что значит новые очереди.

Вполне очевидно, что необходимы местные законы, регулирующие прозрачность процедуры. Поэтому многодетные решают эту проблему, как могут, самые смекалистые и изворотливые — со злоупотреблениями. Что касается власти, то ей дела нет до земельных боев.

Недавно депутаты Городского собрания Сочи вышли с законодательной инициативой в Законодательное собрание края. Она связана с внесением изменений в процесс предоставления земли многодетным семьям в краевой закон «Об основах регулирования земельных отношений».

По словам Анаиды Агдаган, участки нарезаются медленно, выдаются редко и мало, примерно раз в год (70, 35, 18, 50 штук, при условии, что многодетных семей в Сочи порядка 2000). Предложение депутатов — не очередь, а жеребьевка.

Пока семья получит участок, дети могут вырасти. Согласно законодательной инициативе, чтобы не потерять статус многодетной, семья должна будет обратиться с заявлением о предоставлении участка до достижения ребенком 18 лет. А очередность, по мысли депутатов, должна регулироваться, исходя из даты подачи заявления.

А пока предложения депутатов находятся на рассмотрении в ЗСК, многодетные по-прежнему бьются за землю.

Фото: Сергей Ставинский

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье