18+
понедельник, 24 апреля
Общество

Игорь Васильев: Кубань никогда не была украинской

«Правый сектор» положил глаз на Краснодарский край

  
12301
Игорь Васильев: Кубань никогда не была украинской

Среди геополитических планов киевского «Правого сектора» — присоединение к Украине… современной территории Краснодарского края. Об этом, как сообщают СМИ, заявил лидер движения Дмитрий Ярош, а в минувшие выходные в Черкассах прошел импровизированный «референдум» о присоединении Кубани к Украине.

О том, что связывает Украину и Кубань, сохранили ли запорожскую идентичность кубанские казаки и почему украинский национализм не найдет поддержки в Краснодаре, «Свободной Прессе — Юг» рассказал писатель и историк Игорь Васильев, автор недавно вышедшей монографии «Украинский национализм, украинизация и украинское культурное движение на Кубани во второй половине XIX — начале XXI веков».

«СП — Юг»: — Игорь, на ваш взгляд, имеет ли Украина исторические права на Кубань, современную территорию Краснодарского края? Прошел «референдум» в Черкассах, на некоторых картах времен гражданской войны Кубанская область отнесена к Украине, а Ярош, передают СМИ, заявил о возвращении «исконных» земель — Курской, Воронежской, Белгородской областей и Кубани…

— Референдум о присоединении Кубани в Черкассах? Звучит комично. На перечисленных Ярошем землях действительно селились украинцы. Но ни в какие украинские государственные образования и этнические автономии эти земли никогда не входили. Тем более, везде на этих землях в большом количестве жили не только украинцы. Но и русские, представители других этносов. На том же основании Россия может претендовать на американский Лос-Анджелес — в нем живет немало этнических русских и представителей других коренных народов нашей страны, например, осетин. А карты времен гражданской войны имеют исключительно пропагандистский характер.

Кстати, лидер украинских националистов Симон Петлюра недолгое время жил на Кубани. Где печатал пропагандистские листовки и помогал выдающемуся историку Федору Щербине в подготовке «Истории Кубанского казачьего войска». Петлюра вскоре был вынужден уехать с Кубани, благодаря чему и смог сделать политическую карьеру. На Кубани его идеи были совершенно непопулярны. Даже самые радикальные кубанские самостийники — украинофилы времен гражданской войны рассматривали Украину только как союзника Кубани. О каком-то «присоединении» и речи не было!

В 1920 — начале 1930-х годов большевики проводили на Кубани насильственную украинизацию. Прежде всего, чтобы покончить с «антисоветской» казачьей идентичностью. Образование, делопроизводство, пропаганду и культурную деятельность массово и принудительно переводили на украинский язык. Украинцам давали специальные этнические преференции при получении образования и служебном росте. Несмотря на это, украинизация бойкотировалось большинством населения. Власти вынуждены были ее свернуть.

«СП — Юг»: — Известно, что украинские националисты в прошлом, особенно в начале XX века, не раз пытались «раскачать» вопрос самостийности на Кубани. У них это не вышло. Почему?

— Потому что большинство кубанских малороссов были казаками. А казаки очень остро чувствовали себя верноподданными Российской империи. Кубанские казаки никогда не отделяли себя от «большого» русского народа, в который включали и великороссов, и украинцев, и белорусов. К тому же самосознание кубанских казаков стало к началу прошлого века особым субэтническим вариантом великорусского самосознания. А украинский национализм априори подразумевал русофобию и неприятие российской государственности. Что для казаков было неприемлемым.

«СП — Юг»: — Хорошо. Если говорить о сегодняшнем дне, кубанское казачество ощущает себя больше потомками украинских запорожцев, или все-таки частью России? Когда и как в кубанском казачестве произошло это изменение идентификации?

— Кубанское казачество ощущает себя, несомненно, частью России. Изменение казачьей идентификации произошло в конце XIX — первой четверти XX веков. Тогда сформировался кубанский казачий субэтнос русского народа. На основе объединения как украинской, так и русских групп казаков, элементов их культуры.

«СП — Юг»: — В Краснодарском крае многочисленная украинская диаспора. Но об ее деятельности практически ничего не слышно. Почему?

— Есть украинское население. А диаспоры, как реально объединяющей людей сетевой структуры, практически нет. Нет разветвленных неформальных социальных связей между украинцами Кубани. Практически отсутствует солидарность по этническому признаку.

Украинские организации, такие, как товарищество «Кубань — Украина» и другие, объединяют узкий круг любителей украинской культуры и украиноведения. Но безразличны широким массам населения: украинского, русского и прочих народов. Они привлекают внимание таких же, как они украинских культурных активистов, членов «украинофильской субкультуры» из других регионов России и самой Украины. Украинство в современной России не является полноценной этнической идентичностью. Скорее это субкультура, построенная на основе культурных и эстетических приоритетов.

«СП — Юг»: — Украинские националисты утверждают, что кубанская балачка ровным счетом то же, что украинская мова. Можно ли говорить о балачке, как о нечто цельном — своеобразном осколке украинского языка?

— Кубанская балачка — диалект русского языка. Так как ее носители по своему самосознанию — русские. Украинские говоры были только частью изначального языкового материала, из которых «строилась» балачка. Не меньшее значение в ее появлении сыграли и южнорусские говоры. Тем более, что балачка непрерывно трансформировалась в сторону все большей русификации.

Единой балачки во временном отношении никогда не было. Она варьировалась и в зависимости от территорий. В западных районах Кубани была ближе к украинским говорам. Восточнее — ближе к русским.

«СП — Юг»: — Расскажите о том, как развивалось украинское культурное движение на Кубани? Было ли у него время расцвета? Насколько сегодня украинская культура, прежде всего народная, входит в быт кубанцев?

— Украинское культурное движение включало и включает в себя не только русофобствующих украинофилов, но и широкий круг людей разных национальностей, увлеченных красивой и самобытной культурой украинцев. И прежде всего — народной культурой.

Украинская песня всегда была популярна на Кубани. Остается таковой и по сей день. На рубеже XIX — XX веков в Кубанской области был весьма популярен украинский театр, особенно украинская оперетта. В которой, естественно, значительная роль отводилась украинской народной песни и танцу. Позже, особенно со второй половины прошлого века, популярность театра резко упала.

А вот расцвета украинской литературы на Кубани никогда и не было. К украинской книге, за исключением творчества Тараса Шевченко, интерес проявляла узкая субкультура любителей. Творчество же Тараса Григорьевича выигрывало близостью к народным мотивам.

Справка «СП — Юг»

Игорь Васильев — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник научно-исследовательского центра традиционной культуры ГНТУ «Кубанский казачий хор», главный редактор журнала «Аса».

Фото: Коммерсантъ/Дмитрий Азаров.

Популярное в сети
Цитаты
Денис Денисов

Директор украинского филиала Института стран СНГ

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье