Общество

Олимпийская боль Сергея Волковинского

Покалеченный на санно-бобслейной трассе Сочи айсмейкер мечтает поработать на Олимпиаде-2018

  
230
Олимпийская боль Сергея Волковинского

К своей первой Олимпиаде сочинец Сергей Волковинский готовился несколько лет. Ведь чтобы участвовать в Играх, совсем н обязательно быть спортсменом. Можно, например, освоить навыки специалиста по подготовке льда и таким образом стать «айсмейкером».

Сергей и трое его сочинских товарищей получили эту редкую профессию на санной трассе в подмосковном Парамонове. А потом отправились в родной город — прямо-таки бороться за олимпийский лед, быстро тающий в условиях субтропического климата. Но Олимпиады-2014 завершилась, а айсмейкер Волковинский продолжает борьбу. Теперь уже за свою жизнь.

13 февраля на олимпийской трассе произошла страшная катастрофа, о которой в дни мирового спортивного праздника лишь сухо сообщили некоторые СМИ. Называли Сергея волонтером и писали, что он получил всего лишь перелом обеих ног. На самом деле речь шла об ампутации правой ноги. Она была фактически оторвана.

В больнице Красной Поляны, куда экстренно доставили Сергея Волковинского, сотворили чудо. Врачи собрали раздробленные кости, сшили каждый сосуд, каждый нерв. После этого Сергея ввели в искусственную кому. Несколько дней сохранялась угроза гангрены. Но теперь все это позади.

Саму аварию он не помнит. Говорит, что был обычный соревновательный день. После первых заездов женщин — скелетонисток айсмейкеры вышли на трек для проведения плановой профилактики желоба перед тестовыми заездами болидов. Работу уже закончили. Неожиданно из-за виража появился технический боб. Больше Сергей ничего не помнит. Очнулся на носилках спасателей, которые эвакуировали его с олимпийской трассы «Санки».

— Когда спасатели перемещали на носилках, я чувствовал ужасную боль. Все время их спрашивал, что у меня с ногами? Очень переживал, потерял ли ногу, буду ли ходить? Ребята чудом уцелели, потому что находились буквально в полутора метрах от меня. Но эти полтора метра их спасли, — вспоминает Волковинский.

Сергей говорит, что на участке трассы, на котором работали айсмейкеры, никто не слышал сообщения о движении по трасе технического боба. Это подтверждают его коллеги и волонтеры, которые стали свидетелями происшествия.

Скорее всего, случились неполадки в громкой связи именно на этом участке трассы. Потому что на старте и финише объявление о том, что по треку двигается болид, слышали. Уже потом друзья помогли Сергею восстановить картину происшедшего. Оказывается, когда бригада услышала звук приближающегося болида, все, кроме Сергея, смогли выскочить из желоба. Его коллеги находились возле низкого борта, поэтому смогли перепрыгнуть его без проблем. А он работал у высокого борта, на который забраться просто невозможно.

— От удара меня выбросило из желоба. Хотя бы в этом плане повезло, боб не проехал по мне. Я очутился на технологической дорожке, — говорит Сергей.

16 февраля в палату к Сергею пришел президент России Владимир Путин. Он приехал навестить в больнице российскую фристайлистку Марию Комиссарову, которая во время тренировочных заездов травмировала позвоночник. Несмотря на плохое самочувствие, Сергей запомнит этот визит навсегда.

Президент пожал и ему руку, пожелал скорейшего выздоровления. После кто-то из сопровождающих сообщил, что Волковинский поедет на лечение в Германию вместе с Комиссаровой. Сфотографировали прямо в палате, через два дня были готовы паспорта и другие документы для выезда за границу.

Только больше вопрос о транспортировке Сергея в германскую клинику никем не поднимался. Оптимист Волковинский надеется, что это для его же блага. Может врачи решили, что высокотехнологическая помощь пациенту не нужна. А может ему противопоказаны любые нагрузки. В том числе — перелет.

Пока Сергея лечат бесплатно. Он лежит в отдельной комфортабельной палате. Говорит, что все сотрудники олимпийских объектов были застрахованы и он в том числе, по всей видимости, лечение покрыла страховка. По крайней мере, денег на лечение у родственников никто не требует. Да у семьи Волковинских их нет, Сергей единственный кормилец. Мама и бабушка — вся его семья.

В некоторых СМИ прошла информация, что якобы служба безопасности трассы «Санки» обвинила Волковинского в том, что он работал в наушниках, а из-за громкой музыки не услышал объявления о движении по трассе технического боба. Сергей заявляет, что это невозможно. Во-первых, техника безопасности не позволяет, во-вторых, ни один здравомыслящий человек не выйдет на лед в наушниках во время олимпийских заездов. Это неудобно и с технологической точки зрения. Специалисты все время переговариваются между собой.

До сих пор правоохранительные органы не заинтересовались происшествием. К Сергею в реанимационное отделение приходили только сотрудники службы безопасности. Они взяли какие- то показания, Сергей не очень помнит — какие. Он тогда находился между жизнью и смертью. Президент МОК Томас Бах заявил общественности, что у Сергея Волковинского все хорошо, он идет на поправку. И на этом все забыли о скромном айсмейкере. Никто не захотел портить друг другу олимпийский праздник.

Сегодня Сергей не намерен требовать, чтобы виновных нашли и наказали. Для него главное

— встать на ноги и вернуться к работе. Теперь его цель — Игры в Корее в 2018 году. Ведь хорошие айсмейкеры товар штучный.

Между тем, результаты расследования происшествия на олимпийской трассе пока не известны. Рr-директор Федерации бобслея и скелетона России Екатерина Анохина в телефонном разговоре корреспонденту «Свободной прессы» сообщила, что федерация отвечает только за спортсменов, Но не за технический персонал спортивных объектов.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье