18+
вторник, 17 октября

Когда переименуют Южную Осетию

Республику ждет еще один референдум

  
5597
Президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов
Президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

В ближайшем будущем жителей Южной Осетии ждут аж три значимых события. Во-первых, это выборы президента республики, намеченные на апрель 2017 года, во-вторых, референдум о присоединении к России, и в-третьих, референдум о переименовании государства. Пока нет никакой определенности по поводу того, когда будут проведены последние два мероприятия. Председатель парламента Анатолий Бибилов и президент Леонид Тибилов после ряда обсуждений пришли к тому, что плебисцит о присоединении к РФ должен состояться после выборов главы частично признанного государства.

Плоды грузинского влияния

А вот насчет переименования Южной Осетии известно еще меньше. Этот проект анонсировал Леонид Тибилов почти год назад. Во время общения с журналистами, он заявил, что переименование укажет миру на проблему разделенного народа, то есть на проблему осетин, вынужденных жить в двух разных государствах. «Я поручу соответствующим службам и сделаю предложение парламентариям рассмотреть этот вопрос. Весь мир должен знать, что есть проблема разделенного народа», — говорил в декабре прошлого года президент. Идея всем понравилось, и о ней стали толковать в обеих Осетиях. Практически ни у кого не было сомнений в итоге подобного референдума — народ единогласно проголосует «за».

В чем же причина такой уверенности? Дело в историческом и лингвистическом аспектах. Слово «Осетия» пришло в русский язык из грузинского, в котором территория, где проживали аланы (предки осетин — Авт.) в период после монгольских завоеваний, называлась «Осети». «Название возникло в определенных обстоятельствах в связи с тем, что Алания по-грузински называется „Осети“, а аланы — „оси“, и сегодня, и две тысячи лет назад — совершенно одинаково. И эта грузинская традиция была перенесена в русскую официальную практику грузинскими эмигрантами в России, работавшими в российской администрации в качестве переводчиков, штатских и военных чинов», - говорит осетинский ученый, доктор исторических наук Руслан Бзаров. Попав в русский язык, это название распространилось и по всему миру. В среде осетинской интеллигенции достаточно давно идут споры по поводу «восстановления исторической справедливости», то есть по внедрению в широкое употребление слова «Алания» в качестве наименования для Осетии. В советское время никаких серьезных попыток в этом направлении не принималось. Такой практики вообще не существовало.

Впрочем, на местах часто возникали трения, связанные с политикой руководства Грузинской ССР, в состав которой входила Южная Осетия. Тбилиси придерживался агрессивных методов внедрения грузинского компонента в жизнь осетин. Так что разговоры об Алании в то время могли быть восприняты как антиправительственные.

Но времена изменились, и в результате геополитического шока, вызванного развалом СССР, Южная Осетия получила фактическую независимость, в ту пору, правда, никем не признанную. За суверенитет пришлось отплатить страшной ценой — республика стала по-настоящему независимой от Грузии лишь после войны 1991−1992 годов.

Безуспешные старания

На волне подъема самосознания в результате решительного разрыва с Грузией и начались разговоры о переименовании государства. При первом руководителе независимой Южной Осетии Торезе Кулумбегове идея не стала особо популярной, ибо военные действия хоть и перестали быть интенсивными, тем не менее, вяло продолжались, и любой незначительный инцидент мог дать старт очередному массовому кровопролитию. Но спустя некоторое время ситуация нормализовалась, и теперь руководство республики начало задумывать не только об обороноспособности своей страны, но и о прочих насущных вещах.

Читайте по теме

Высшая власть в стране перешла к Людвигу Чибирову, при нем и началась история с переименованием, которая по сей день не кончилась. Первые лица непризнанной страны все чаще стали обращать внимание на то, что государство следовало бы избавить от наименования грузинского происхождения. Североосетинские коллеги в этом направлении сделали первые шаги — добавили к былому названию своей республики слово «Алания». Одним из первых, кто на уровне парламента заговорил о необходимости последовать «братскому примеру» был политик Казбек Челехсаты, в ту пору входивший в состав высшего законодательного органа. В 90-е эту идею поддерживал и другой видный политический деятель Вячеслав Гобозов, который в настоящее время занимает пост заместителя руководителя администрации президента РЮО. «Я один из тех людей, которые добивались этого переименования еще со времен президентства Людвига Чибирова», — говорит Гобозов. Добивался и, как видно, продолжает добиваться. Но до недавнего времени все эти старания не имели эффекта — идея «заглохла» и начала потихоньку покрываться пылью в умах власть имущих. Пару раз некоторые силы пытались воскресить проект. Даже местное духовенство в 2003 году подключалось: выступило с посланием к народу. Но и священники оказались бессильны. Спустя десять лет известный в Осетии журналист Роберт Кулумбегов публикует материал, в котором призывает как можно скорее назвать Осетию Аланией. Статья резко критическая и заканчивается доводом, обосновывающим всю авторитетность его призыва: «Ведь название нашей страны должно иметь исторические корни, и мы должны нести самоназвание, а не быть калькой с документа, написанного каким-то посольским дьяком со слов грузинского эмигранта». Священники и пресса оказались бессильны. Кому же суждено сдвинуть все это с мертвой точки? Ответ простой — Леониду Тибилову.

Готовность замедленного действия

Его заявление, сделанное 28 декабря прошлого года, вдохновило многих вновь активизироваться на поприще этого ключевого топонимического вопроса. Позднее Тибилов, выступая 19 февраля 2016 года с посланием к народу и парламенту, подтвердил свои намерения инициировать процесс переименования государства. Таким образом, продублировав свой посыл, президент окончательно убедил всех в реальности проекта.

Вновь заговорил упомянутый Гобозов, который, как и все прочие, связывает переименование с восстановлением исторической справедливости. Но тут возник один вопрос — как именно назвать республику? Леонид Тибилов предлагал вариант, который составлен по аналогии с названием североосетинской республики — Южная Осетия-Алания. Прочие политики стали предлагать альтернативные наименования. Кто-то приводил в пример Государство Израиль и настаивал на правильности формулировки «Государство Алания». Иные и вовсе хотят обойтись без дополнения «Алания», вместо этого, по их мнению, лучше всего подходит самоназвание «Ирыстон».

Местные журналисты, поняв, что есть разногласия, организовали социальный опрос, предложив три варианта: Республика Алания, Республика Южная Алания и Республика Южная Осетия-Алания. Из почти трех тысяч опрошенных абсолютное большинство выбрало первый вариант — 61%, второе место досталось последнему варианту — 24,6%, оставшиеся предпочли второе название.

В общем, народ был готов к тому, чтоб голосовать по-настоящему. Но после столь громких заявлений президент вдруг перестал демонстрировать свое участие в проекте. Он говорил о том, что событие должно состояться в ближайшее время, то есть в 2016 году, но не заладилось. Леонид Тибилов, по всей видимости, ушел с головой в другие дела. Он перестал говорить об этом, а на соответствующие вопросы давал уклончивые ответы, лишенные всякой конкретики. Так в начале августа он посетил лагерь для школьников и учащихся ВУЗов «Алания-2016». Во время встречи со студентами ему был задан вопрос — когда же все-таки переименуем страну? Леонид Харитонович ответил — работа идет, подготавливаемся. И все.

Многих эта медлительность не устраивает. Вячеслав Гобозов утверждает, что откладывать процедуру никак нельзя — историческая справедливость и «эмоциональный импульс», который должно получить население будут очень полезны для страны.

Читайте по теме

Ожидания патриотов легко объяснимы, тем не менее, нужно с пониманием отнестись к доводам президента Тибилова. Переименование не является вопросом исключительно внутриполитическим. Северную Осетию эта процедура тоже коснется. Если частично признанное государство выберет для себя название, в котором будет совсем отсутствовать «грузинское влияние», то это поставит вопрос переименования и перед североосетинскими законодателями. Раз нет Южной Осетии, то значит не должно быть и Северной. Проблема разделенного народа не будет уже на политической карте вырисовываться так четко. А ведь в своем время во Владикавказе первые лица республики именно по этой причине сохранили словосочетание «Северная Осетия» перед новым названием «Алания». Леонид Тибилов понимает все это, потому-то он и предложил вариант «Южная Осетия-Алания» — в таком случае не возникнет никаких спорных моментов, и владикавказские коллеги не будут вынуждены ломать голову над тем, как выправить ситуацию.

Но предварительные опросы показывают, что население предпочитает называть свою страну Республика Алания. Что же остается Тибилову? Искать политические решения, вот поэтому он и тянет. Впрочем, есть информация, что соответствующий референдум может пройти параллельно с предстоящими выборами президента, но вопрос, который будет поставлен перед населением, по-прежнему не сформулирован.

Популярное в сети
Цитаты
Виктор Аксючиц

Философ и публицист

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье