18+
пятница, 20 октября

Евкуров против буркини и женского обрезания

А кто еще из исламских лидеров против «сращения» религиозного и светского?

  
1209
Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров
Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров (Фото: Донат Сорокин/ТАСС)

Одного из самых популярных региональных лидеров России, ингушского главу Юнус-бека Евкурова пригласили на ночное ток-шоу Hard Day’s Night на телеканале «Дождь». Здесь глава республики частый гость: он уже давал интервью «Дождю» несколько раз, но именно это получилось самым объемным и острым. Потому как обсуждали скандальные вопросы, которые последнее время возникают в российском обществе вокруг Северного Кавказа.

«Не смотрите на нас как на дикарей!»

Журналисты «Дождя», разумеется, первым делом заговорили с Юнус-беком Евкуровым про «женское обрезание». Всеобщее внимание к этой проблеме привлекли эксперты аналитического фонда «Правовая инициатива» — психолог Юлия Антонова и политолог Саида Сиражудинова.

Ингушский лидер заявил, что обсуждать такие вопросы ему просто «неудобно». «Не смотрите на нас как на дикарей. Мы не дикари и не язычники!» — в сердцах заявил ингушский лидер журналистам, и вправду продолжавших наседать на него с расспросами.

Но все же самым горячим для Евкурова оказался вопрос о буркини. Для тех, кто не в курсе, — это купальник для «правоверных» мусульманок, который был разработан в 2003 году ливанским дизайнером, живущей в Австралии, Ахедой Занетти. Костюм из полиэстера закрывает все тело, оставляя открытыми только лицо, ступни ног и ладони — якобы, как и предписывает ислам. В нем можно появляться на пляже или в бассейне.

О существовании буркини знали, конечно, давно. Но глобальным культурным — точнее, даже политическим — феноменом он стал нынешним летом. В августе депутаты от «Национального фронта» в местном совете Марселя потребовали запретить проведения Дня буркини на местном пляже. Мотивировали это, во-первых, тем, что такое одеяние — это религиозный символ, а во-вторых, является негигиеничным (для купания в общественных местах во Франции можно использовать только плавательную одежду, которую не носят на улице).

Под давлением «Национального фронта» (член его политсовета Стефан Равье является префектом одного из муниципальных округов в Марселе) власти города-курорта запретили буркини. Их примеру последовали власти еще трех десятков прибрежных городков. Активно поддержал «антиисламскую» волну и бывший президент Франции, известный своими националистическими взглядами, Николя Саркози (который, напомним, намерен баллотироваться в будущем году на пост президента повторно).

Читайте также

«Целомудренной женщине на пляже делать нечего!»

«Пляжный» скандал дошел до Государственного совета Франции (это высшая судебная инстанция по административным спорам), который признал незаконным запрет на ношение буркини в городке Вильнев-Лубе. Госсовет считает, что ношение такой «исламской» одежды никоим образом не нарушает общественный порядок, а также требования гигиены и нравственности.

Более того, Госсовет постановил, что решение мэра Вильнев-Лубе о запрете буркини «нанесло серьезный удар по основным свободам, таким как свобода передвижения, свобода совести и свобода личности».

Фактически, это означает, что и в других прибрежных городах ранее введенные запреты (а мотивировались они одинаково) могут быть автоматически отменены — если найдутся исламские правозащитники, готовые оспорить их в суде.

Необычайно жестко отреагировал на это решение Николя Саркози, который обещал, что в случае его избрания президентом он потребует изменения французской Конституции: в ней должен быть закреплен запрет на использование любых религиозных символов не только в школе и университете, но даже и в органах власти и бизнеса.

Разумеется, все это пересказывать в телестудии «Дождя» разноголосые ведущие (а в ток-шоу Hard Day’s Night их традиционно четыре) Юнус-беку Евкурову не стали. Да и не понадобилось. Он и так в курсе скандала с буркини. И, естественно, имеет свою принципиальную позицию по этому вопросу.

Буркини он прямо назвал «показухой», ничего общего с истинным исламом не имеющей. «Если исламская женщина считает себя такой целомудренной, то ей на пляже нечего делать! Вот она закрыто одета и считает, что выполняет заветы Всевышнего. Но при этом глазеет направо-налево — там же на пляже помимо нее в плавках, купальниках другие люди. Это показуха, вызов обществу. Или ты будь со всеми, или сиди дома!» — жестко заявил Юнус-бек Евкуров.

В ходе интервью он, кстати, не раз напоминал, что является мусульманином. Но для него здравый смысл выше религиозных ограничений. Евкуров заметил, что в странах традиционного ислама есть раздельные пляжи — для мужчин и женщин. И это позволяет избежать любых скандалов. Кстати, с недавних пор такие же пляжи появились даже и в Чечне.

Мракобесие изворотливо и многолико

С позицией Юнус-бека Евкурова относительно буркини, казалось бы, трудно не согласиться любому здравомыслящему россиянину. А вот по поводу раздельных пляжей стоило бы поспорить. Ведь уже сам факт введения половой сегрегации — по факту, в угоду религиозным запретам — в России, светской стране, крайне конфликтен! Ведь если сначала она появится на пляжах, то завтра, скажем, в школах, а что потом?!

Вот и в самой Франции запрет на ношение буркини также расколол общество. В частности, сенатор-социалист Жан-Пьер Шевенман (он скоро займет пост главы Фонда французского ислама) напоминает, что предугадать, какой элемент внешнего вида попадет под общественный запрет завтра, нереально. Не понравится кому-то джеллаба — одежда берберских женщин из Марокко (подчеркивающая, кстати, не религиозную, а этническую принадлежность). А, может, мужская борода?! Тоже ведь отчасти исламский «символ»…

Горячо высказалась в поддержку мусульманских-женщин, которые носят на пляже буркини, даже главная феминистская организация Франции — Osez le féminisme! Феминистки считают, что любые «пляжные» запреты идут не на защиту прав исламских женщин, а, напротив, стигматизируют их — фактически, ставя в один ряд с радикалами. А это, в свою очередь, является питательной средой для религиозной нетерпимости во Франции, где проживает восемь миллионов мусульман.

В общем, полемика нешуточная. Многие крупные международные СМИ высказались о ней с иронией: дескать, во Франции нет более других вызовов для общественной безопасности, кроме буркини. На самом деле ирония тут неуместна. Французская республика в очередной раз проверяется на прочность: где пролегает граница между религиозными правами и политическим исламизмом, между личной свободой и мракобесием?!

Почему россиянам сегодня так важно следить за этой общественной дискуссией во Франции?! Да потому что ничуть не менее острые проблемы в религиозной сфере стоят и в нашей стране.

Взять хотя бы «женское обрезание». Юнус-бек Евкуров как лидер региона не просто пытается отмахнуться от ее обсуждения, но и категорично заявляет: ничего подобного на Кавказе нет и быть не может. На самом деле есть — и об этом необходимо говорить вслух. И не просто говорить, но и жестко осуждать!

Необходимо Евкурову и его коллегам жестко и принципиально осуждать и другие варварские обычаи, которые и рисуют в глазах российского обывателя имидж «дикого Кавказа». Многоженство, подростковые браки, похищения невест, кровная месть, убийства чести…

Читайте также

И это ведь только те пережитки «обычного права», о которых известно многим! Но мракобесие все более изворотливо, принимая новые личины. Потому с ужасом читаешь новости о том, как в Дагестане воинствующие молодчики под Новый год нападают на аниматоров в костюмах Деда Мороза (праздник якобы языческий), а на Ставрополье казачьи патрули с нагайками на улицах «ловят» игроков в Pokemon Go (дескать, эту заразу в Россию западные нехристи занесли). Только вот голосов региональных лидеров, осуждающих мракобесов — хоть исламских, хоть православных — не слышно…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Пикин

Директор Фонда энергетического развития

Дмитрий Полонский

Вице-премьер Республики Крым

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье