США одобрили ГМО, не спросив Кубань

«Житница России» протестует против генно-модифицированных продуктов. Кто прав?

  
8461
США одобрили ГМО, не спросив Кубань
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Задаться вопросом о том, насколько опасны генно-модифицированные продукты, «СП-Юг» заставило опубликованное исследование Национальных академий США по наукам, инженерии и медицине. Оно называется «Генетически-модифицированные культуры: опыт и перспективы». Американские ученые доказывают на многих конкретных примерах, что ГМО не просто не вредно, но и полезно — для экономики, окружающей среды и здоровья человека. Почему же тогда в России ГМО остается под запретом?!

В аутизме «виноваты» бациллы?

400-страничный доклад был выпущен по итогам работы специально созданной комиссии под руководством четырех профессоров из разных университетов. Работа команды, состоявшей из 120 человек, финансировалась за счет грантов, поступивших от трех частных фондов, спонсирующих биомедицинские исследования (Burroughs Wellcome Fund, Gordon and Betty Moore Foundation, New Venture Fund), а также на средства Минсельхоза США.

Пересказывать огромный массив данных, разумеется, нет смысла. Интересны выводы. Ученые на основе доступных им работ и экспертных мнений пытаются понять, действительно ли ГМО влияют на здоровье человека. Наиболее распространенные (сразу скажем, в ненаучной среде) мнения о вреде ГМО связывают их употребление с поражениями почек и желудочно-кишечного тракта, появлением раковых опухолей, ожирения, пищевой аллергии, глютеновой болезни и даже аутизма…

Американские ученые доказывают, что никакой связи (статистически значимой) нет. Более того, они делают парадоксальный, на первый взгляд, вывод: ГМО полезнее, чем «обычные» растения. Скажем, сейчас активно культивируются растения с «пересаженными» им генами бациллы, которая способна убивать вредных насекомых. Такие ГМО устойчивы к жукам, бабочкам и червям, поэтому при их выращивании не используются инсектициды. А инсектициды, пишут авторы доклада, в сельском хозяйстве вызывают больше отравлений и у фермеров, и у потребителей зерна, чем любые генно-модифицированные организмы.

Также американские ученые пишут, что сегодня (в связи с достижениями науки) уже сложно провести четкую границу между «обычной» селекцией и генетической модификацией. А значит, и сам термин ГМО фактически теряет свой смысл.

Тем не менее, ученые в докладе детально описывают специфику ГМО в разных странах. Больше всего видов модифицированных растений выращивают (что ожидаемо) в США, Канаде, Китае и странах Южной Америки. Меньше всего — в большинстве стран Африки и Западной Европы. Что касается России, то сюда поступают генетически-модифицированные (для получения новых оттенков) гвоздики, выращенные в Австралии, Колумбии и Эквадоре. Скажем, австралийская компания Florigene запатентовала голубой сорт гвоздик, и он на российском рынке есть (несмотря на фактический запрет ГМО).

Официальной реакции на публикацию доклада еще не было. Но стоит напомнить, что за последние два года, после ухудшения отношений с Западом, многие патриотические общественные организации в России требовали ужесточить борьбу с ГМО. Мы вспоминаем наиболее яркие страницы этой борьбы.

Станица восстала против Швейцарии

В сентябре 2013 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, а также продукции, полученной с их применением». Вскоре после этого агентство Avangard Global Communications проанализировало, что российская пресса пишет о ГМО и, в частности, семеноводстве. Оказалось, что пишут преимущественно плохо.

Причем среди регионов, где критики звучало больше всего, оказались Ростовская область и Краснодарский край. А вот что касается брендов, то чаще всего критики упоминали Monsanto и Syngenta (эти названия, пожалуй, даже школьник сегодня в России знает). Достаточно вспомнить, что весной 2013 года в станице Тбилисской развернулась мощнейшая общественная компаний против строительства завода по производству средств защиты растений и семян подсолнечника компании Syngenta.

Кстати, инвестиционное соглашение было подписано ни много ни мало директором Syngenta в странах СНГ Александром Берковским и тогдашним главой Тбилисского района Виктором Кадькало. Более того, проект получил полнейшую поддержку со стороны губернатора Александра Ткачева (ныне министр сельского хозяйства). Стоимость завода составляла бы 3 млрд рублей, в станице должно было быть создано несколько сотен новых рабочих мест.

Однако жителей, похоже, эти обещания не вдохновили. На митинге в мае 2013 года, собравшем более тысячи человек (а в Тбилисской живет 25 тысяч человек), было принято обращение к тогдашнему председателю Syngenta Мартину Тейлору с требованием отказаться от планов по строительству химзавода. Иначе, мол, станичники проведут местный референдум, решение которого будет иметь силу закона.

Писали в обращении на имя Тейлора, что, мол, Швейцария — страна демократическая, тут к «гласу народа» прислушиваются. А то! Скандал был всероссийский, вот европейский топ-менеджмент дрогнул, и новый завод строить на землях Тбилисской и вправду не стали.

Справедливости ради, станичники воевали не против ГМО как таковых, а против того, чтобы их травили «химией» при производстве инсектицидов и гербицидов. Любопытно, что прежде Тбилисский район считался самым «тихим» на Кубани, где сроду никаких протестных акций не было. Но допекло людей!

После того, как Syngenta получила от ворот поворот на Кубани, она обратила внимание на соседнее Ставрополье. В декабре 2013 года тогдашний министр экономики края Юлия Косарева объявила, что семеноводческие мощности швейцарской корпорации разместятся в Михайловске, в «Центре трансферта технологий» (ныне это «Корпорация развития Ставропольского края»). Такую договоренность, мол, заключили губернатор Владимир Владимиров и директор Syngenta в странах СНГ, уже упомянутый выше Александр Берковский.

Помимо лаборатории качества семян в Михайловске, по словам Косаревой, должна был появиться семеноводческий завод в Невинномысском индустриальном парке. Причем его мощности были бы рассчитаны на снабжение всей России семенами различных культур — и зерновых, и овощных культур (в первую очередь, подсолнечника).

Информационная война с кем?!

Заявления министра экономики вызвали бурный протест среди патриотической общественности Ставрополья, который возглавил председатель организации Комитет общественной безопасности Дмитрий Федосеев.

Причем если на Кубани местные жители протестовали именно против экологически опасного химического производства, то на Ставрополье — именно против планов по выращиванию генетически-модифицированных семян. В Интернете появилась петиция на имя губернатора Владимира Владимирова с требованием расторгнуть любые отношения со швейцарской компанией Syngenta.

Доводы были такие. Во-первых, якобы семена не произрастают без промоторов, которые должны быть обязательно выпущены все той же Syngenta. Во-вторых, мол, и без генно-модифицированного зерна урожайность на Ставрополье бьет рекорды каждый год.

Ну и, наконец, в-третьих, в регионе огромные площади используются собственниками неэффективно или вообще не засеиваются — если ввести их в оборот, урожаи можно увеличить еще больше.

При этом Комитет общественной безопасности ставил в пример Александра Ткачева. Вот, мол, какой патриот — дал швейцарцам от ворот поворот! Ну, мы-то с вами теперь знаем, уважаемый читатель, что Ткачев, напротив, Syngenta ждал на Кубани с распростертыми объятиями. Вот они, методы информационной борьбы. Вопрос — в чьих интересах она велась?!

Тогдашнему министру сельского хозяйства Ставрополья Александру Мартычеву пришлось оправдываться. Мол, правительством края перед менеджментом Syngenta поставлено жесткое условие: никаких геннно-модифицированных семян на заводе в Невинномысске производить не будут, только работать с гибридами, выращенными на Ставрополье (в частности, учеными Всероссийского НИИ кукурузы, которое находится в Пятигорске).

Впрочем, похоже, министра никто из интернет-пользователей и не слышал: кампания протеста против «швейцарской заразы» продолжала стремительно набирать обороты. Однако уже к февралю 2015 года Ставрополье успокоилось.

Ну а закончилось все тем, что в марте 2015-го в Светлограде открылась… краевая лаборатория по выявлению ГМО. С такой-то массовой истерией дилетантов по поводу опасности «модификаций» работы у нее, похоже, хватит на десять лет вперед. А доказывать пользу ГМО точно никто не будет. Хотя узнать как обстоят дела на самом деле, очень бы хотелось…

Популярное в сети
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье