18+
понедельник, 20 ноября

На защиту прав человека кинули силовиков

Но смогут ли те, кто привык обвинять и наказывать, заступаться и отстаивать чьи-то интересы

  
48
Татьяна Москалькова, избранная на должность уполномоченного по правам человека в РФ
Татьяна Москалькова, избранная на должность уполномоченного по правам человека в РФ (Фото: Александр Шалгин/пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС)

Новый федеральный омбудсмен Татьяна Москалькова — одна из трех женщин-генералов в российском МВД. Ее генеральские погоны больше всего смущают правозащитную общественность. «СП — Юг» выясняла, а много ли среди уполномоченных по правам человека выходцев из силовых структур, которые тоже еще недавно носили погоны. Оказалось, что только на Юге России — ровно половина.

Росгвардия омбудсмену не подчиняется

Госдума утвердила нового уполномоченного по правам человека — этот пост заняла 60-летняя Татьяна Москалькова, которая сменила 62-летнюю Эллу Памфилову, месяц назад ставшую председателем Центризбиркома России. Памфилова успела проработать омбудсменом ровно два года, и, пожалуй, главным результатом ее работы стали новые функции этого института.

В апреле 2015 года федеральный омбудсмен получил право оказывать организационную, правовую и информационную помощь региональным, а также координировать их деятельность. Для этого может быть создан консультативно-совещательный совет уполномоченных: в его состав должны войти по одному представителю от каждого федерального округа. К слову, такие советы собирались и раньше (скажем, на уровне отдельных округов), но без законодательной основы. Хотя и сейчас эта норма закона, инициированная Эллой Памфиловой, пока остается «мертвой».

Также введены были «рамочные» требования к региональным омбудсменам (они конкретизируются уже законами каждого субъекта). Он не может избираться более чем на пять лет или на два срока подряд. Также ему запрещено заниматься любой иной деятельностью, кроме преподавательской, научной или творческой.

А вот что касается полномочий омбудсменов, то изменения оказались почти «косметическими». Собственно, в законе лишний раз было закреплено то, чем и прежде занимались чиновные правозащитники: омбудсмен может посещать организации, на которые жалуются граждане, запрашивать сведения, получать объяснения от должностных лиц, а также проводить собственные проверки. Причем из-под действия этих норм выведены спецслужбы, подчиненные президенту — это, в частности, МВД, МЧС, ФСБ, ФСО, Следственный комитет, а с недавних пор еще и Росгвардия.

Читайте также

Генералы бывают разные

Новый федеральный омбудсмен Татьяна Москалькова — генерал-майор МВД (была первым заместителем начальника правового департамента МВД). Стоит отметить, что женщин, дослужившихся в системе внутренних дел до такого высокого звания, по пальцам пересчитать. Помимо Москальковой это только лишь Татьяна Аверьянова, которая до 2012 года была первым заместителем начальника экспертно-криминалистического центра МВД России. Также ранее в МВД работала еще одна женщина — генерал-лейтенант: начальник департамента по финансово-экономической политике и обеспечению социальных гарантий Светлана Перова.

Собственно, то, что новый омбудсмен — выходец из силовых органов, очень смущает правозащитное сообщество. И не только его.

— Уполномоченный должен всегда стоять на стороне избирателя, на стороне граждан. Но, к огромному сожалению, уполномоченные и в субъектах, как правило, имеют за плечами обвинительное прошлое. То есть это бывшие сотрудники правоохранительных органов, судейского сообщества, — говорит депутат Госдумы от ЛДПР Алексей Диденко.

И с ним трудно поспорить. «СП-Юг» проанализировал биографии омбудсменов в Северо-Кавказском и Южном округах и убедился, что многие из них еще недавно носили погоны различных силовых ведомств.

Конечно, самый явный пример — это ростовский омбудсмен Анатолий Харьковский, который десять лет возглавлял областную прокуратуру. Ставрополец Алексей Селюков в должности регионального прокурора пробыл всего два года, а астраханский омбудсмен Андрей Спицын десять лет возглавлял прокуратуру Наримановского района. Уполномоченная по правам человека в Карачаево-Черкесии Зарема Умалатова четыре года была старшим помощником прокурора республики, работала и на многих других прокурорских должностях.

Среди южных омбудсменов немало и выходцев из военной среды (все трое — полковники в отставке): так, уполномоченный в Адыгее Анатолий Осокин — в прошлом политрук в штабе 1-й гвардейской общевойсковой армии (это еще советские годы), а краснодарский омбудсмен Сергей Мышак командовал батальоном во время Чеченской кампании. Участвовал в локальных войнах на Северном Кавказе и волгоградский омбудсмен Валерий Ростовщиков (был командиром инженерно-саперного батальона, награжден звездой Героя России).

Читайте также

Как минимум один уполномоченный — это выходец из академической среды: Уммупазиль Омарова — профессор и заведующая кафедрой Дагестанского государственного университета, она специалист в различных областях гражданского права. Правда, с прокуратурой у нее связи все же есть: несколько научных работ по проблемам биоэтики Омарова опубликовала в соавторстве с Рашидханом Рашидхановым, который сейчас работает прокурором Кумторкалинского района.

Калмыцкий омбудсмен Евгений Емельяненко пять лет был заместителем руководителя республиканской Службы по мировой юстиции. Но есть среди уполномоченных и люди исключительно с чиновным прошлом, не связанным с правоохранительной системой. Скажем, Джамбулат Оздоев в Ингушетии и Борис Зумакулов в Кабардино-Балкарии — выходцы из региональных министерств труда и соцзащиты.

Права человека от «Правого дела»

Пожалуй, наиболее колоритные фигуры среди региональных омбудсменов — это североосетинский Эльбрус Валиев и чеченский Нурди Нухажиев. Валиев — самый «молодой» в этой должности: он был назначен всего полтора года назад, став одной из последних креатур ушедшего с поста главы республики Таймураза Мамсурова. При этом, однако, Валиев — человек крайне непубличный, о его биографии даже к моменту назначения не было известно почти ничего, за исключением того, что он «правозащитник и общественник». Хотя, увы, стоит признать, что сегодня на Северном Кавказе оба этих понятия уже во многом дискредитированы из-за того, что присваивают их себе все, кому не лень.

Аппарат омбудсмена в Северной Осетии — самый малочисленный, о чем Валиев недавно жаловался полпреду президента Сергею Меликову, который регулярно встречается с уполномоченными по правам человека. Более того, он не финансируется из бюджета. Совсем другой коленкор — в Чечне, где в аппарате омбудсмена трудится почти 80 человек (такой численности нет ни в одном субъекте Федерации). Ежегодное финансирование ведомства из республиканского бюджета составляет порядка 100 млн рублей.

Нурди Нухажиева, занимающий свой пост уже больше десяти лет, активно критикует оппозиционеров, которые, в свою очередь, критикуют чеченского лидера Рамзана Кадырова. Сам он, к слову, предлагал переименовать свою должность так: «комиссар по правам человека». Это предложение (так же, как, например, идея Татьяны Москальковой вернуть МВД России историческое название ВЧК) вызвало бурную реакцию среди либерально-демократических политиков. Хотя стоит напомнить, что, скажем, омбудсмены и при ООН, и при Совете Европы также носят официальное наименование «комиссар».

Омбудсмены-долгожители на Юге России — это 76-летние Борис Зумакулов и Алексей Селюков. Если Зумакулов работает с 2007 года, то Селюкова с 2002 года переизбирали на эту должность трижды. Недавно он объявил о том, что уходит на заслуженный покой, но достойного преемника омбудсмену отыскать якобы не нашлось — и его упросили остаться еще на один, уже четвертый, должностной срок. А вот самый молодой среди омбудсменов — это калмычанин Евгений Емельяненко и ингуш Джамбулат Оздоев, которым по 41 году.

Читайте также

Были и иные кадровые кульбиты. Скажем, Уммупазиль Омарова занимает свою должность с перерывами: первоначально ее омбудсменом назначили в 2006 году, она проработала около года, затем это место заняла Светлана Алисултанова, а после ее кончины в 2009 году Омарова вернулась на пост уполномоченного. К слову, Омарова была и единственной среди омбудсменов на Юге, которая претендовала на пост главы своего региона: было это в 2013 году, она оказалась в тройке претендентов, причем от партии «Правое дело» (эта та, что ныне «Партия роста»). Но в итоге Дагестан доверили возглавлять Рамазану Абдулатипову.

Популярное в сети
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье