Общество

Сбежавший из Америки сирота поможет другим

В Сочи открывается благотворительный Центр «Возвращение»

  
19510
Антон Батраков
Антон Батраков (Фото: архив Антона Батракова)

Антон Батраков (Шоки) был усыновлен американской семьей, когда ему было 14 лет. Мальчик из Чувашии по дороге в Америку думал, что судьба наконец-то улыбнулась ему. Он ехал в страну свободы с мечтой о полетах в небе, о том, что станет пилотом, о счастливой жизни в американской семье, где у него кроме папы и мамы появятся сводные брат и сестры. Но уже через несколько месяцев пребывания в США он понял, что мечтам не суждено сбыться. Приемные родители, которых он не понимал, так как не знал языка, сдали его в полицию с обвинением в сексуальных домогательствах к трем своим детям, а затем и вовсе отказались от него. После нескольких лет скитаний по детдомам и приемным семьям в США, Антон все же вернулся в Россию. И здесь началась уже другая история, тоже не похожая на сахар, но мир, как оказалось, не без добрых людей…

Сейчас Антон готовится к поступлению на юридический факультет и возглавляет крупный благотворительный проект при поддержке известного общественного деятеля и продюсера группы «Ласковый Май» Андрея Разина. Благотворительный Центр «Возвращение» позволит российским сиротам с таким же неудачным усыновлением, как и у Антона, вернуться из-за границы назад на родину — в Россию.

О своей жизни до усыновления в Америку и после возвращения в Россию Антон рассказал «СП-Юг».

Чувашско-Американская Одиссея

В детский дом Антон попал в три года по причине типичной для российского сироты ситуации: родители пьянствовали и им было не до ребенка. К тому же мать, пытаясь устроить свою личную жизнь, меняла мужчин и постоянно влипала в какие-то криминальные ситуации, за которые попадала в СИЗО, а затем в колонию, где до сих пор и находится.

— Я ездил к маме в колонию, когда вернулся из Америки, — рассказывает Антон. — Пусть я ее не знал и не любил, но никогда не забывал, что она моя мать. Не ее вина, что так сложились обстоятельства. Жизнь так распорядилась. Теперь я знаю, что жизнь может любого потрепать и сломать. Поэтому ездил к ней, чтобы сказать, что прощаю ее. Для матери, наверное, важно было услышать эти слова от сына.

Про отца Антон говорит, что его не помнит. Он рано бросил семью. Из родственников есть брат от другого отца. С ним он воспитывался в детском доме в Чувашии пока не уехал в Америку. Брат также, как и мать, сейчас в местах лишения свободы.

На усыновление в Америку Антон согласился по совету своего хорошего друга — режиссера из Чуваши Юрия Спиридонова, который по сути заменил ему в тот жизненный период отца. Вместе они думали, что так будет лучше для Антона. Ведь у него появится больше шансов получить образование, выучившись на летчика, которым так мечтал стать сирота из Чувашии. Правда английского Антон не знал, но надеялся быстро выучить язык в американской школе.

Но в реальности все оказалось по-другому. Разлад между Антоном и его приемными родителями начался уже через пару месяцев. Антон не понимал своих новых опекунов, а те не доверяли почти взрослому, как им казалось, трудному, российскому детдомовцу-подростку. Антона таскали по психологическим адаптивным лагерям, где он чувствовал себя не в своей тарелке. Во-первых, он был самым взрослым среди усыновленных детей в этих лагерях (почти юношей), а его заставляли как маленького сидеть на коленях опекунов и спать с ними в одной кровати. Как признался Антон, ему хотелось просто сбежать куда-нибудь от этой странной и неприятной ситуации. А его новые родители думали, что мальчик дик и ненормален, и старались оградить его от контактов с внешней средой.

— В обычную школу меня мои приемные родителя не отдавали, только при монастырях. Боялись что я найду себе друзей, с которыми буду проводить время. Но я все равно нашел друга. К нему сбегал, и у него ночевал.

Родители стали закрывать меня в комнате под сигнализацию. Датчики поставили на окне и на двери. Даже ночью не мог выйти в туалет. Но я сломал датчик на окне и убежал. Правда меня быстро вернули полицейские. Родители после такой выходки отправили в психбольницу. Там я пробыл несколько месяцев. Врачи не нашли отклонений. А потом моя приемная семья отвезла к директору психологического лагеря. Там меня закрыли в подвал на 7 дней. Со мной не говорили. Я сидел один закрытый в комнате и мне как собаке задвигали миску под дверь, — рассказывает о жизни в приемной семье Антон.

Через Google-переводчик Антон смог объясниться со своими «тюремщиками». Он сказал, что более не желает жить в семье Шоки, а те в свою очередь отправили его одного на самолете в Техас, как тогда ему сказали ему, навсегда. Там Антон пошел в школу и начал общаться с другими детьми. Казалось, что жизнь начала налаживаться, но через 3 месяца, не объясняя причин, Антона снова посадили в самолет и вернули обратно к Шоки. Встретив мальчика в аэропорту, американские папа и мама сдали своего приемного сына в полицию, где Антону надели на руки «браслеты» и посадили в камеру. Лишь спустя 3 месяца, когда Антона стали возить по судам, ему объяснили, что Шоки обвинили его в сексуальном домогательстве к их детям. С той поры Антон попал из приемной семьи под соцопеку, поместившую его в лагерь для трудных детей с преступными наклонностями. И хотя мальчик прошел через все немыслимые экспертизы и был обследован и врачами, и психологами на предмет дурных наклонностей и психической вменяемости и признан нормальным, его так и продолжали держать с учреждениях для «особых» детей. Далее были три «профессиональные» семьи, где «папе» платят за содержание ребенка зарплату, и множество попыток связаться с российский консулом, чтобы вернуться в Россию. Но прежде, чем это произошло, минуло несколько лет. За это время статус Антона в США поменялся с усыновленного подростка на «государственного».

Фото: архив Антона Батракова

—  Когда я все же добился встречи с российским консулом, мне было 16 лет. Я умолял забрать меня в Россию. Проблема была в том, что в Америке я был под госопекой до совершеннолетия. Да и в Россию вернуться мне не позволяли законы ни американские, ни российские. Оказалось, что ни наше, ни американское законодательно не предусматривает возвращения детей в таких случаях с сохранением положенных льгот, — вспоминает Антон о всех мучениях, которые ему пришлось пережить, прежде чем он смог вернуться в Россию. — Мне пришлось ждать исполнения 18 лет (до совершеннолетия по российским законам), чтобы российский консул смог оказать помощь. За это время я закончил с бронзовой медалью школу. Работал, купил машину и хотел поступать в колледж, чтобы выучиться на летчика. Но из-за своего афроамериканского опекуна (третьего по счету после семьи Шоки), который обращался со мной как с мусором, я не смог этого сделать. Было время, что я ночевал в парке и есть было нечего, потому что опекун запирал дом и мог уехать в соседний штат со своим сыном, даже не предупредив меня. А потом начались еще массовые уличные беспорядки афроамериканцев в моем городе и мне было настолько страшно, что была одна мысль о том, чтобы вообще уцелеть. Тогда я написал много писем к Путину, к Астахову и в посольство России. И, наконец, мне помогли. Из Миссури я долетел до Хьюстона, а там меня встретил сам Лавров и уже оттуда я вернулся в Россию.

Пиар на фоне сироты

— В российском аэропорту меня встретил Юрий Спиридонов. Не Астахов, как писали СМИ, не чиновники от госопеки, только мой друг. И за два года, что нахожусь в России мне тоже не помог ни один чиновник, включая Астахова. Я даже паспорт российский не мог получить. Жить было негде. В жилье, как сироте, мне в России отказали. Утверждают, что здесь я по бумагам числюсь усыновленным ребенком американской семьи Шоки. Получилось, что я и там лишился льгот, положенных сироте, и здесь их не получил. По глупости паспорт американский выбросил, когда сошел с самолета в России, а потом пришлось его восстанавливать. Это стоило мне большой для меня суммы — 200 долларов. И самое примечательное, что столько всего про меня написали и рассказали, в том числе и Гордон на «Первом», и пропиарились за мой счет, но никто не помог после того, как свет прожекторов и камер погас, — в сердцах выдохнув с горечью в голосе и взгляде высказал свои мысли вслух Антон.

— Никогда не любил пиар. Когда сошел с трапа самолета и увидел журналистов, испугался. Не хотел рассказывать о своей жизни на все эти камеры. Уехал назад в Чебоксары. Потом понял, что неправильно поступил. Надо было остаться в Москве, чтобы достучаться в какие-то правильные двери. Регионы у нас страдают и в материальном плане, и в возможностях социальной помощи. Долго не мог легализовать документы об образовании, чтобы поступать на «высшее». Писал и звонил Астахову, но к нему так и не смог достучаться…

Документы легализовал сам, заплатив 10 тысяч рублей. Ушло на это, правда, 2 года. Теперь проблема — освежить знания. Но я не слабый человек, решил поступать, значит поступлю. Знания законника нужны для моей цели, чтобы помогать таким же сиротам, как я. А если получится, то стать Уполномоченным при президенте Российской Федерации по правам ребенка, — поделился Антон.

Мир не без добрых людей

—  Очень благодарен Андрею Разину. Он меня заметил, когда приезжал в Чебоксары с концертами «Ласкового мая». В гостинице смотрел новости и был сюжет про меня. Он нашел меня и пригласил вместе со всем интернатом на концерт «Ласкового мая». А потом сказал, что берет меня в Москву сразу же после окончания гастролей.

Фото: архив Антона Батракова

Он прописку мне сделал, паспорт российский восстановил и работу помог найти, а теперь и квартира в Сочи есть благодаря ему. И хотя там пока голые стены и нет документов, но я надеюсь, что все будет. Квартира, кстати, в том же доме, где планируется открыть благотворительный Центр «Возвращение». Тут же будут квартиры и для других сирот, таких же как я, — рассказал Антон о судьбоносной встрече и планах на будущее.

Еще один хороший друг в жизни Антона (в числе немногих) — Андрей Исаев заместитель секретаря Генсовета партии «Единая Россия». С Исаевым Антон сдружился, когда ему представилась возможность поработать в Госдуме РФ. Пусть и недолгий это был опыт, но полезный. Как сказал Антон, благодаря этой работе у него открылась в жизни новая цель и появилось направление его нынешней деятельности — куратора благотворительного проекта «Возвращение».

— В Сочи мы с Андреем Разиным открываем официальный офис благотворительного Центра по возвращению сирот из-за границы назад в Россию. В октябре мы должны вылететь в Америку для открытия 10 представительств Центра «Возвращения» там. Официальный головной офис планируется открыть в Вашингтоне при посольстве России. Туда дети смогут обращаться напрямую, — рассказал о проекте Антон, добавив, что первые важные шаги по его осуществлению уже сделаны.

— Мы отправили 2 тысячи писем различным крупным компаниям с просьбой оказать помощь и в бюджет благотворительного проекта уже начали поступать средства. Благодаря им появилась возможность приобретения 15 квартир для сирот. Уже создан сайт Return-home.ru, над развитием которого я работаю. Сейчас я нахожу за границей российских сирот, кому нужна помощь, и кто хочет вернуться в Россию, — рассказывает Антон.

Фото: архив Антона Батракова

Маленькие трагедии в масштабах большой страны

В Америке, конечно, есть хорошие семьи, куда попадают российские сироты, но бывают и страшные случаи, много хуже, чем у Антона.

— В марте я связывался со своей подругой Кристиной Кнопп. Мы с ней из одного детского дома в Чувашии. Она тоже хотела вернуться, но не дождалась. Ее убил знакомый. Когда я узнал, не мог неделю ни есть, ни спать. Ужасно, что сиротам за границей некуда позвонить, обратиться за помощью в сложной ситуации, — говорит Антон.

Погибшую в США Кристину в 2009 году усыновили американцы. Девушки не стало 23 Марта. Что с ней там случилось, родственникам так никто и не рассказал. До сих пор они не знают обстоятельств ее гибели, а о смерти Кристины им сообщили лишь после ее похорон. Так закончилась жизнь на чужбине российской девочки-сиротки из чувашской провинции.

Как думаешь, так и будет

— Америка многому меня научила. Мозг стал по-другому работать, — признается Антон. — У меня мозг словно выдал еще 200% энергии, когда я стал учить английский, а потом и думать на нем. А еще я понял, что как думаешь, так и будет. Всегда старался и стараюсь в плохом видеть хорошее. Когда позитивно настроен, то многое получается.

Да, я могу уехать в Америку, но я решил остаться в России и менять нашу страну к лучшему. Как говорят, где родился, там и пригодился. Я горжусь своей страной несмотря ни на что. Я вижу Россию перспективной и надеюсь, что и другие это поймут и тогда всё получится…

Фото: архив Антона Батракова

Взгляд на российские реалии

— Главное научиться видеть людей и оценивать их не с точки зрения, сколько денег у человека, а с позиции, чем он является, что он может сделать для себя и для других, — поделился своими мыслями Антон.

— Иногда задаю себе вопрос, а не лучше ли было бы остаться в Америке? Я так сильно хотел вернулся в Россию и верил в свою страну, но в реальности все по-другому, чем по телевизору. Увидел, что Россия сильно страдает от коррупции и от этого много бед. Видно, что Россия меняется в лучшую сторону. Россия большая страна, с большими возможностями. В том числе и финансовыми, а люди живут плохо. Причина опять же в коррупции. Вот и сейчас всем внушают, что в стране кризис, но на самом деле кризиса нет — это искусственно созданная ситуация. Просто деньги не в том направлении идут.

Был у меня случай здесь, в Сочи, когда я гулял по набережной с бутылкой пива в руке. Меня остановили полицейские и спросили документы. С собой у меня был американский паспорт. Увидев его, полицейский стал очень эмоционально рассказывать, как он хочет в Америку, и как у нас в России плохо и безнадежно. Это показательно очень!

Люди простые зависят от чиновников, а они творят невесть что вместо того, чтобы работать на своем месте. От этого такое и отношение россиян к своей стране, и веры нет в будущее. В этом главное отличие России от Америки. Теперь я понимаю, почему россияне так стремятся уехать в США, даже несмотря на пропаганду, что там всё плохо. На самом деле, перспективы и возможности у нас огромные.

Там «наверху» кто-то есть и он все видит…

— Встреча с Андреем — это как помощь свыше. Да, много было плохого в моей жизни, но сейчас я понимаю, что через все эти негативные моменты нужно было пройти, чтобы прийти к тому, кем я сейчас являюсь и, что у меня сейчас есть. Не устаю благодарить Бога, за всё, что было в моей жизни. Не могу сказать, что я часто хожу в храм, но в Бога или в того, кто там свыше — верю. Когда мне плохо, просто в небо смотрю и говорю с НИМ. Уверен, ОН меня слышит. И то, что нужно, получишь всегда, если попросишь. Не миллион долларов конечно, а какие-то реальные вещи. Я по себе знаю, — говорит Антон. — А после того, как мне помогли попасть в Москву и восстановить паспорт, я поверил на все 100%.

Я жил в Чувашии, работал везде и кем только можно: фотографом, барменом, куртки продавал, чтобы на паспорт накопить. С деньгами было очень трудно. А еще нужны были средства на билет и на гостиницу. Я так просил помощи и тут мне звонят из Москвы, с первого канала, с программы Гордона, и предлагают участие в телепередаче: оплачивают проезд, недельное проживание в гостинице и еще дают гонорар в 40 тысяч. Это было как чудо!

«Дом-2» как «панацея» от попрошайничества

— Была история, когда я хотел попасть на «Дом-2», даже подал заявку и через братьев Зайцевых имел все шансы пройти кастинг. Но, во-первых, я тогда не знал, что это такое. А во-вторых, мне жить было негде и с работой была проблема из-за отсутствия регистрации и российского паспорта. Знакомый подсказал, мол иди в «Дом-2». Там и крыша есть, и накормят, и еще денежек дадут. К тому же будешь на телевидении. О тебе узнают и может помогут в жизненной ситуации. Вот поэтому я туда и пошел, но когда узнал, что это такое, сам отказался. Хотя кто знает, что было бы, если бы попал туда. Жизнь такая непредсказуемая… — Рассказывает Антон.

Российские сироты должны оставаться в России!

— В моем детском доме в Чувашии, где я рос, сейчас остались три-четыре ребенка. Видно, что детдома в России благодаря политике государства исчезают. Это здорово! Мы тут и без иностранцев справляемся. Я категорически против того, чтобы наших детей забирали за границу. Хотя такие, как Навальный, проталкивают другую политику в отношении наших сирот. На этот счет я думаю, что на сиротах чиновники просто деньги делают. Если вникнуть в эту тему, то можно понять, о чем идет речь.

Необходимо запретить вывоз наших детей за границу — это наше будущее, как можно быть такими расточительными! Вдумайтесь, только за 2 года (с 2012 по 2014 годы) из России отдали на усыновление за границу 60 тысяч детей. Теперь умножьте в геометрической прогрессии, представив, что у этих детей будут дети, а затем внуки и правнуки. Что бы они могли сделать для своей страны — может среди них есть гении?! Помимо демографического вопроса это и внушительный денежный круговорот, не говоря уже о других сторонах, — высказал свои мысли Антон Батраков-Шоки.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье