Общество / Криминал

Нам объявили «демографическую войну»?

Наступление идет по всем республикам, краям и областям

  
5833
Нам объявили «демографическую войну»?
Фото: Михаил Мордасов/ ТАСС

Аптечные наркотики вроде «Лирики» и «Цикломеда» — давно известная напасть для молодежи Северного Кавказа. Но и в других южных регионах стремительно распространяются почти легальные, но смертельно опасные препараты. Скажем, в Калмыкии и Астраханской области — это сибутрамин, а на Кубани — курительные смеси (они ведь запрещены далеко не все). Вся эта гадость поступает в Россию из-за границы.

Не такой уж и пуританский регион

Северный Кавказ считается самым, пожалуй, религиозным регионом в стране: законы ислама (как, впрочем, и обычное право — адаты) в жизни общества здесь исторически играли очень большую роль. Позиция исламского духовенства по многим актуальным вопросам также бывает порой существеннее, нежели лозунги политиков (чем, увы, сегодня не могут похвастаться регионы, где традиционно преобладает православие).

Взять хотя бы недавний запрет проката эротической мелодрамы «50 оттенков серого» в республиках Северного Кавказа: потребовали ее запретить именно Духовные управления мусульман. Религиозные деятели (по крайней мере, судя по пресс-релизам) регулярно встречаются с молодежью, рассказывают им об исламской морали. О том, что такое хорошо, а что такое плохо. Но, увы, молодежь муфтиям внемлет все реже — пороки глобализации пустили корни уже и на Северном Кавказе.

«СП-Юг» недавно уже опубликовал два журналистских исследования, которые были посвящены тому, насколько в регионах Северного Кавказа распространены сексуальные преступления и самое «греховное» заболевание — ВИЧ/СПИД. Увы, официальная статистика ничего оптимистичного не сулит.

Недавно Институт проблем правоприменения (он действует на базе Европейского университета в Санкт-Петербурге) подсчитал, насколько в разных регионах России распространены наркотические преступления. Аналитики брали официальную статистику двух ведомств — МВД и Госнаркоконтроля обо всех зарегистрированных преступлениях за 2013−2014 годы. Сразу заметим, что когда по сути одной и той же работой (поимкой наркоторговцев) занимаются два силовых ведомства, это неизбежно приводит к конкуренции между ними, а в конечном итоге — к «палочной» статистике. Так что воспринимать официальные цифры нужно с некой поправкой.

Такая конкуренция наиболее заметна на примере некоторых регионов: если в целом по стране Госнаркоконтроль регистрирует в среднем лишь 35% «наркотических» преступлений, то, скажем, в Ингушетии — почти 80% (любопытно, что у наркополицейских масса изъятых наркотиков в среднем в два-три раза больше, чем у сотрудников МВД). На другом конце рейтинга — Краснодарский край и Карачаево-Черкесия, где на долю МВД приходится почти 75% выявленных криминальных фактов.

Читайте также

Ростов в наркотических «Тисках»

Всего аналитики Института проблем правоприменения изучили более 535 тысяч «наркотических» преступлений, причем в 366 тысячах случаев удалось установить тип изымаемого наркотика. Самые крупные партии изымаются в случае мака и его производных (около 50 граммов), а также сибутрамина (10−20 граммов).

По количеству криминальных фактов лидируют регионы Дальнего Востока — Сахалинская, Амурская и Магаданская области, Приморский край (более 6 преступлений на тысячу человек в год). А вот что касается южных регионов, то лучше всего ситуация в Чечне, Адыгее и Дагестане (менее 0,5 преступлений на тысячу человек), а самая тяжелая — в Северной Осетии, Калмыкии и Астраханской области (около 1,5 преступлений).

Сильно различается «карта» наркотиков, которые имеют преимущественное распространение в разных регионах. Скажем, в Калмыкии и Северной Осетии более 80% изымаемых сотрудниками Госнаркоконтроля и МВД наркотиков — это каннабиноиды (то есть производные марихуаны). При этом, например, на Кубани и в Ингушетии они изымаются силовиками менее чем в половине случаев, а в Ростовской области — реже чем в трети.

Есть и наркотики, которые в республиках Северного Кавказа, к великому счастью, практически не встречаются (или, по крайней мере, не попадают в ведомственную статистику) — это кокаин. Изымают «ангельскую пыль» в таких регионах, как Москва, Санкт-Петербург. А также, ни прискорбно, в Ростовской области и Краснодарском крае (хотя здесь случаи и единичные, но это заметно контрастирует с ситуацией в кавказских республиках, где кокаин вообще не знают).

Ростовская область лидирует среди южных регионов по количеству преступлений, связанных с распространением или употреблением самого, пожалуй, «тяжелого» наркотика — героина (он изымается в этом регионе аж в 55% случаев). Но удивляться не стоит. Вспомните культовый фильм Валерия Тодоровского «Тиски» (который, кстати, профинансировал Госнаркоконтроль): его действие разворачивается именно в донской столице, где уже в перестроечные годы была необычайно сильна наркомафия.

По подсчетам исследователей, среди южных регионов амфетамины получили наибольшее распространение в Краснодарском крае (19% всех преступлений). Это также касается и синтетических производных каннабиса — китайских спайсов (13% всех преступлений на Кубани).

А вот, скажем, Ставропольский край держит трагическое лидерство по употреблению опиатов (4% зарегистрированных преступлений) и, как ни странно, андрогенно-анаболических стероидов. Это препараты, которые спортсмены используют для набора мышечной массы, но в России они запрещены!

И хотя случаев изъятия анаболиков на Ставрополье было за два года всего три десятка, но на фоне соседних регионов, где про них вообще ничего не знают, это кажется чудовищным «рекордом». Причем, как показывает опыт Госнаркоконтроля, зачастую торгуют этой гадостью из-под полы в магазинах спортивного питания, а то и тренеры в частных спортклубах и фитнес-залах.

Читайте также

Трава, кристаллы или грибы?

Колоссальная проблема последних лет — это стремительное распространение «крокодила», или дезоморфина, который делают в кустарных условиях из подручных химикатов. Безусловно, нет ни одного безопасного наркотика, сколько бы мифов не было вокруг этого. Но именно «крокодил», пожалуй, наиболее опасный — он в считанные месяцы, а то и недели приводит к чудовищному осложнению, полному омертвению конечностей.

Типичный портрет дезоморфинового наркомана — это человек с ампутированными (по плечи) руками или (по ягодицы) ногами. И сегодня среди регионов Юга России трагические «лидеры» по употреблению дезоморфина, по официальной статистике, — это Ростовская область (3% всех фактов) и Краснодарский край (2%). При этом, например, в Калмыкии фактов изъятия этого кустарного наркотика пока не было. Но тут ведь иная напасть!

Все чаще появляется на южных границах России такой «новый» для нашей страны наркотик, как сибутрамин. Причем поступает он именно со стороны прикаспийских государств — больше всего фактов изъятия было зафиксировано в Калмыкии и Астраханской области. Собственно, это не наркотик, а сильнодействующий препарат, которым лечат ожирение. Но при этом он приводит к серьезнейшим сердечно-сосудистым осложнениям. И при этом Россия — одна из немногих европейских стран, где этот яд почему-то еще не запрещен.

Головной болью для Госнаркоконтроля на Северном Кавказе остаются и другие похожие препараты, которые, увы, можно купить в аптеке (пусть и подпольно): «Тропикамид», «Цикломед», «Баклосан», «Катадолон» и, конечно, всем известная «Лирика». К сожалению, эти аптечные наркотики Минздрав России только в прошлом году внес в список подлежащих предметно-количественному учету. Да и то не все. Пока чиновники чешутся, молодежь продолжает гибнуть!

Институт проблем правоприменения оценивает и финансовые масштабы наркоторговли. Скажем, в Калмыкии и Астраханской области, где сегодня самая неблагополучная ситуация с наркоманией, средняя стоимость каждой изъятой партии «колес» (по ценам черного рынка, разумеется) — около $ 500. Это, к слову, один из самых высоких показателей в целом по стране (например, на Кубани за раз изымают наркотики в среднем ценой $ 100).

То есть именно через эти два приморских региона идет основной наркотрафик в Россию. Для сравнения: в Забайкальском крае, что на границе с Китаем, средняя стоимость изъятой партии — это $ 1,5 тысячи, а в Бурятии, граничащей с Монголией, — и вовсе почти $ 2,5 тысячи. А встречались переправляемые через границу партии стоимостью более сотни тысяч «зеленых». И кто после этого будет отрицать, что против России ведется целенаправленная «демографическая война»?!

Популярное в сети
Цитаты
Юрий Першиков

Политолог

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье