18+
понедельник, 23 октября
Общество

Грезы Донбасса о «большом Юге»

Бывший лидер ДНР собрался объединить патриотов

  
1722
Андрей Пургин
Андрей Пургин (Фото: Михаил Почуев/ТАСС)

Бывший первый вице-премьер правительства и бывший председатель парламента ДНР, один из главных героев «русской весны» 2014 года Андрей Пургин объявил в Ростове-на-Дону о создании нового общественного движения, призванного объединить «лидеров мнений» юга России в широком смысле — «от Волги до Дуная». Его основатели заявляют о том, что не преследуют каких-либо политических целей, а хотят сформировать некую идеологическую повестку, к которой будут прислушиваться сами политики. Однако дистанцироваться от политики явно не получится, поскольку ключевой темой для Андрея Пургина и его коллег является судьба восточных регионов Украины.

Идеологическое меню

«Очень много идей не получают продолжения, потому что люди говорят разными словами, используют разные определения, разные названия. Мы собираем агрессивную интеллектуальную среду от левых до правых», — сообщил Андрей Пургин на пресс-конференции движения «Юг России», состоявшейся 19 февраля в Ростове-на-Дону.

Основной содержательной задачей движения заявляется обоснование общности территорий «большого» Юга России, понимаемого как пространство от Дуная до Волги. Причем, как подчеркнул Андрей Пургин, это не только духовная, культурная и языковая, но и социально-экономическая общность. Именно поэтому основатели движения, исповедующие правоконсервативные взгляды, рассчитывают на поддержку противоположной, левой части идеологического поля, где склонны рассматривать Юг России именно как единый экономический комплекс.

На первоначальном этапе, который может занять примерно полгода, предполагается сформировать группу из 20−30 лидеров регионального общественного мнения, «агрессивную интеллектуальную среду», которая и займется выработкой идеологической повестки. По мнению Андрея Пургина, это более эффективно, чем заниматься непосредственной политической деятельностью: «Можно убеждать власть напрямую, но работа с общественным мнением важнее. Любая власть идет за общественным мнением и вынуждена на него реагировать. Что бывает, когда реакция власти сильно отстает, мы все видели 1 марта 2014 года в Донецке».

Поясняя, почему на первый план выносится именно вопрос идеологии, Андрей Пургин напомнил о словах экс-президента Украины Леонида Кучмы, сказанных еще в его бытность премьер-министром страны: «Я не могу строить государство, пока мне не объяснят, что я должен строить — капитализм, социализм или что-то еще». Похожая ситуация, по мнению Пургина и его коллег по движению «Юг России», сейчас сложилась в ДНР и ЛНР. «Руководство республик постоянно говорит о единстве с Россией, но под этим нет идеологической основы, — отметил эксперт Изборского клуба Новороссии Тихон Гончаров. — Властям стоило бы брать на вооружение идеи экспертного сообщества, и может быть, наши наработки помогут властям ДНР и ЛНР».

Учредители движения неоднократно подчеркнули, что выдвигаемые ими цели потребуют достаточно продолжительного времени, но о готовности Андрея Пургина и его соратников играть «вдлинную» говорит его предшествующий политический опыт. Еще в 2005 году он выступил одним из основателей общественного движения «Донецкая республика», которое долгое время находилось на Украине на нелегальном положении, но смогло сохранить сеть активистов и весной 2014 года стало одним из главных действующих лиц событий в Донбассе. На выборы в Народный совет (парламент) ДНР «Донецкая республика» вышла уже в качестве политической партии, набравшей 65% голосов. После этого Андрей Пургин возглавил Народный совет, но в сентябре прошлого года был вынужден сложить полномочия и заявил о планах вернуть к жизни «Донецкую республику» в ее первоначальном — сетевом — виде. Аналогичную структуру будет иметь и новое движение «Юг России». «Мы как туман — его невозможно поймать. Система не может раздавить несистему», — заметил по этому поводу Пургин.

Впрочем, его соратники высказались о задачах движения более конкретно. «Русский народ — самый разделенный народ в мире, поэтому наша задача, наша историческая миссия — убрать границы. Юг России — это та же Новороссия, а конкретные параметры задавайте сами», — заявил донецкий политолог, директор Центра политического анализа и технологий Сергей Барышников. Он же пояснил, почему центром движения стал именно Ростов-на-Дону: «Во многом идея ДНР родилась именно здесь, вы уже вовлечены в этот процесс». Правда, пока, признал Барышников, возвращение в Россию — это для Донбасса «мечта-идея». Об этом же сказал и вошедший в числе основателей движения «Юг России» публицист, участник ополчения ДНР Павел Раста: «Мы устали быть разделенным народом. Но пока эта цель находится за горизонтом планирования».

Тем не менее, участники движения «Юг России» рассчитывают, что преодолеть разделенность помогут те структуры, которые уже действовали до начала конфликта на Украине. Спектр этих структур довольно широк — от Русской православной церкви до еврорегиона «Донбасс», организации приграничного сотрудничества, созданной в 2010 году руководством Ростовской и Луганской областей, а в дальнейшем к ней присоединились Донецкая и Воронежская области. Совместная работа в рамках еврорегиона предполагала упрощение режима пересечения границы и таможенных правил, координацию планов экономического развития и т. д. Несмотря на последовавшие события, формально еврорегион «Донбасс» не упразднен, и сегодня, по словам Андрея Пургина, в Европе есть определенные силы, которые готовы рассматривать эту структуру в качестве дополнительной площадки по урегулированию конфликта.

Туманные перспективы

Мнения российских политологов относительно будущего нового движения сразу же принципиально разделились.

Эксперты, близкие к партии власти, прежде всего отмечают, что группа под руководством Андрея Пургина стремится удовлетворить запрос на идеологию, который сейчас ощущается в обществе как никогда. «В России после так называемой „Крымской весны“ наблюдается небывалый подъем патриотизма, внешнеполитическая работа и лично президента Владимира Путина, и других политиков страны располагает к этому, — отмечает Александр Сухарь, руководитель Южно-российского центра развития парламентаризма (Ростов-на-Дону). — Однако сегодня только внешнеполитических действий мало. Нужна идеологическая доктрина, которая объяснит людям, почему все происходит так, а не иначе. Ради чего мы боремся? Из-за чего мы терпим санкции? Какая глобальная цель всего этого? В этих условиях непременно возникают все новые и новые проекты идеологического осмысления происходящего, формулируются рабочие ответы на эти во многом сложные вопросы. Думается, что движение Андрея Пургина, как раз из этого ряда».

По мнению Александра Сухаря, пока еще сложно предугадать, чем станет начинание Пургина, однако на старте оно выглядит не только интересным и амбициозным, но и обладающим значительным потенциалом. «Ведь будь то „русский мир“, „евразийство“ или „государственный консерватизм“ „Единой России“ — все это во многом попытки интеллектуальной части российского и постсоветского общества представить проект, альтернативный западной идеологической модели», резюмирует ростовский политолог.

В то же время член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», доцент Высшей школы экономики Павел Родькин отмечает, что как раз в сфере идеологии и лежит основная проблема движения «Юг России» — равно как и любого иного нового политического проекта:

«Вопрос об идеологии окончательно не решен ни в России, ни в ДНР и ЛНР. Дело не в том, что ее невозможно сформулировать или для подобной работы нет соответствующих интеллектуальных ресурсов, а в том, что идеологию часто невозможно объявить открыто. Ведь, например, в России либеральный капитализм официально почти никак не декларируется, четкие формулировки социально-политической системы отсутствуют, мы живем в „безымянном“ обществе, все остальное только наши догадки и инсинуации; капиталистом быть стыдно, а коммунистом страшновато. В этих условиях попытки со стороны тех или иных политических или общественных движений явно объявить, носителями какой идеологии (красной, белой, левой, правой, неолиберальной и т. д.) они являются, приводят к гораздо худшим последствиям, чем традиционный политический спектакль».

Поэтому, прогнозирует Павел Родькин, движение «Юг России» легко может повторить судьбу других похожих проектов, либо превратится в политический и идеологический симулякр, либо быть маргинализированным и служить очередным «пугалом» для политического класса. Тем более, — добавляет эксперт, — что яркие политические бренды, наподобие «евразийства» или «русского мира», сами нуждаются в содержательном наполнении, что вызывает крайне настороженное отношение постсоветских элит, крайне негативно в целом относящихся к появлению любых реальных «левых» и «красных» идей. «В условиях переизбытка самых разных политических брендов поставленная цель — влиять на общественное мнение — может быть реализована только содержательно, — считает Родькин. — А это предполагает идеологическую определенность, что автоматически многократно повышает политические риски для движения и сужает пространство маневра в условиях, когда официально идеологии по-прежнему нет».

Доцент Института истории и международных отношений Южного федерального университета (ЮФУ) Николай Трапш также отмечает ряд политических рисков, связанных со специфически представлением о юге России: «Юг России в предлагаемых границах от Дуная до Волги никогда не рассматривался в специальной литературе, научное сообщество считает подобную постановку принципиального вопроса конъюнктурным действием. Более того, постепенное встраивание макрорегиональной истории в политический мезальянс может привести к серьезным столкновениям отдельных официальных и неофициальных лиц, придерживающихся различных идейных позиций и ориентирующихся на государственную власть. Недавний исторический опыт свидетельствует о том, что подобные схоластические упражнения, обращенные в реальную политическую практику, могут иметь тяжелые и далеко идущие последствия».

По мнению Николая Трапша, не исключено, что движение «Юг России» — это обкатка идей более серьезных игроков, от которых сам Андрей Пургин и его коллеги получат минимальные личные дивиденды. Кроме того, появление такого движения может преследовать целью участие в борьбе за финансовые средства, которые могут выделить для сложной проблемы формирования национальной идеи, соответствующей реальным надеждам местного общества. «В целом очевидно, что представленный рабочий проект вряд ли получит принципиальное одобрение вышестоящих административных лиц, но объективные результаты проведенной работе могут помочь Андрею Пургину вклиниться в общероссийское политическое поле перед думскими выборами 2016 года», — полагает эксперт из ЮФУ.

Популярное в сети
Цитаты
Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Дмитрий Полонский

Вице-премьер Республики Крым

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье