Общество

«Вредителя» «забора Ткачева» выпустили на свободу

Евгений Витишко смог вернуться домой почти через два года, аккурат к юбилею экс-губернатора

  
2217
Евгений Витишко
Евгений Витишко (Фото: wikimedia)

Кубанский эколог Евгений Витишко, осужденный в 2012 году по делу «о порче забора» базы отдыха «Агрокомплекса», все же вышел на свободу. Оставшуюся часть наказания — 1 год и 2 месяца — он будет отбывать по месту проживания, в Туапсе, под контролем уголовно- исправительной инспекции. 22 декабря Тамбовский областной суд рассмотрел апелляционное представление прокуратуры, вследствие чего решение Кирсановского районного суда о замене не отбытой части заключения ограничением свободы вступило в силу.

Убрали с глаз долой

Напомним, за решетку Витишко отправили накануне Олимпиады в Сочи, в феврале 2014 года. Поводом послужило то, что Витишко выступал, как сообщают многие источники, против захвата участка лесного фонда и береговой полосы под летнюю резиденцию губернатора Кубани Александра Ткачева в Голубой бухте, расположенной в Туапсинском районе на Черноморском побережье вблизи посёлка Джубга. За участие в феврале 2011 года в акции-пикнике на «даче Ткачева», Евгений вместе с тремя другими активистами Экологической вахты по Северному Кавказу получил десять суток ареста по обвинению в «неподчинении законным требованиям сотрудников полиции», но Витишко в конце 2011 года принял участие в общественной инспекции «дачи Ткачева». В ходе этой инспекции на забор, незаконно установленный вокруг этой дачи, были нанесены надписи «Саня — вор!», «Лес — общий!», «Ткачев уходи, жулик и вор!» и т. п. Вскоре, в декабре 2011 года, в отношении Витишко и еще одного активиста «Экологической вахты по Северному Кавказу» Сурена Газаряна было возбуждено уголовное делю о так называемой «порче забора» по статье 167 Уголовного кодекса. Сначала борцы за справедливость получили условный срок, который потом превратился в реальность.

И понятно, что забор, видимо, был самым серьезным поводом для тюремного срока. Других не нашлось. А посадить, наверное, очень хотелось. Причем многим. Беспокойный Витишко все время находил преступные нарушения при подготовке к Олимпиаде. Наказали, в итоге, самого Витишко.

Отправиться домой Евгений должен был еще 21 ноября, однако, областная прокуратура потребовала уточнения решения райсуда. Спустя два дня в знак протеста эколог объявил голодовку, которая была прекращена из-за ухудшения состояния здоровья. В дело вмешались Элла Памфилова и Михаил Федотов, и тогда со скрипом Витишко выпустили.

В Тамбовской колонии-поселении № 2 Евгений Витишко отбывал наказание с марта 2014 года. Прошло почти два года.

Что интересно, на следующий день после того Евгений Витишко оказался дома, 23 ноября экс-губернатор Ткачев праздновал свой 55-летний юбилей. Интересно, вспомнил ли он об этом человеке? Ведь именно с тогдашним губернатором Кубани многие связывали «посадку» известного эколога.

Читайте также

«Ощущаю себя свободным человеком!»

Я пообщалась с Евгением Витишко, когда он еще только ехал домой в Туапсинский район и даже не успел встретиться с родными.

«СП»: — Евгений, с возвращением! Как вы себя чувствуете — после голодовки и всех недавних событий?

— Я уже на свободе! Чувствую себя хорошо. В целом я ощущал себя свободным человеком даже в колонии. Пока не знаю, в каком направлении двигаться, дальше приму решение. А так — я очень рад, что могу встретиться с друзьями и близкими. Всех обниму, поцелую. Обычные человеческие чувства.

«СП»: — Как относитесь к тому, что к вопросу вашего освобождения приложил руку сам президент?

— Знаете, никак не отношусь. Дело само по себе абсурдное, оно шито белыми нитками. Больше беспокоит другое: подобные дела станут появляться в отношении любых людей, проявляющих гражданскую активность.

Мы занимались целенаправленно охраной окружающей среды, взаимодействуя с государственными структурами. Если охрана окружающей среды стала вопросом политическим, то мы пошли в политику. Решение президента — это уже конечная стадия всего этого «заборного» дела. Факт же в том, что тему забора довели до абсурда. Мы показали всему миру и вообще свободно мыслящим гражданам России, что многие вещи представители власти делают незаконно, т.е. это не соответствует Конституции. Президент же поставил не точку, а, скорее, вопрос, будет ли государство в дальнейшем делать то, что должно делать: беречь лес, не допускать незаконного захвата или застройки, незаконной вырубки. Мы выполняли эти функции.

«СП»: — Принято считать, что виновником лишения свободы и, более того, продления срока вашего пребывания в колонии является лично Александр Ткачев. Что вы сами думаете по этому поводу?

— Я до сих пор не определил, кто стал инициатором фабрикации уголовного дела. Если это сделал Ткачев, то сделал довольно-таки топорно. Другое дело — я вспоминаю ситуацию с незаконным захватом территории лесного фонда и береговой полосы — мы стали каким-то образом опасны для власти. Конкретно, кто принял решение, я не знаю. Александра Николаевича Ткачева я считаю большим злом для Краснодарского края, и это зло сейчас растекается по территории Российской Федерации. Но, возможно, это сделал и не он. Поэтому говорить, что виновен именно Ткачев, я не могу.

Читайте также

«СП»: — Не жалеете, что вовремя не покинули страну, подобно Сурену Газаряну?

— Каждый сам для себя принимает решение. Но, находясь здесь — мы же патриоты! — мы боремся. За леса, за моря, за реки, — за общее достояние. Мы не выбираем страну. Она выбрала нас — мы здесь родились. Мог уехать, но мы там не нужны никому. Я должен оставаться здесь.

«За меня боролись!»

«СП»: — В своем интервью Михаил Савва сказал, что ему в период пребывания в СИЗО очень помогали физические упражнения. Что помогало вам не сломаться?

— У нас очень хорошие отношения с Михаилом Валентиновичем. Поддержание себя в хорошей физической форме — это правильно. Ведь рано или поздно любой срок закончится. Я тоже приседал-отжимался. За эти два года даже окреп физически. Но главным образом, помогала поддержка — то, что обо мне знают. Сознание того, что я скоро освобожусь. Правда, «скоро» получилось нескоро (смеется). Была мощная международная поддержка в том плане, что стало ясно: наша деятельность — в понимании любого нормального гражданина любой страны — правильна. Все понимают, что произошедшая со мной ситуация — это абсурд.

За то время, что я находился в колонии, все гражданское общество, включая Экологическую Вахту по Северному Кавказу, WWF и другие международные организации, боролись за меня. И это позволило себя сохранить, остаться самим собой. Я по-прежнему не мог пройти мимо нарушения прав человека. То, что делал на свободе, я делал и в колонии.

СП": — Как вам вообще жилось в колонии, какие там условия?

— Я раньше пытался сравнивать колонию с болотом, но, оказывается, болото — еще вполне хорошее место. Колония — это хуже, чем болото. Там не то, что находиться некомфортно, — там вообще другой, очень жесткий режим. И если в стране сейчас в целом он авторитарный, то в колонии — остался тоталитарным. Там не работает ни Конституция Российской Федерация, ни те законы, которые определены ею. Чаще всего законы там просто игнорируют. Трудового кодекса на территории колонии как такового нет. Он не соблюдается. Все выходные, «проходные», работа во время каких-то праздников, — действуют только формально. Другое дело, что, работая можно было отвлечься. Всю свою зарплату я перечислял в детский дом. Мне от этого было комфортно. Больше года было недопонимание с администрацией в плане трактовки законов моего нахождения и вообще прав человека. Потом все-таки нашли общий язык. Удалось повлиять на ситуацию.

«СП»: — - Там действительно абсурдные порядки?

— Абсурдные вещи вообще случаются в жизни. Просто в колонии происходит концентрация абсурда. Например, все взыскания, наложенные на меня, абсурдны изначально. Нельзя сажать человека в штрафной изолятор за то, что у него в сумке, находящейся на складе для хранения вещей, находится тушенка. Или вот еще пример. Прибывая в колонию, осужденный попадает сперва в карантинное отделение. И там у него отбирают всю еду! Такого нет даже в тюрьме, где режим гораздо жестче!.. Впоследствии удалось это ликвидировать.

На свободе я очень много занимался вопросами противодействия незаконному складирования мусора. (О том, что происходит с мусором сейчас, можно прочитать в нашем материале. — Ред.) И вот, когда был сезон сбора яблок, выяснилось, что незаконная свалка находится рядом со школой, в которой учатся дети сотрудников колонии. Такого быть не должно. Дети не должны страдать ни при каких обстоятельствах. Я начал бороться даже с этим.

Много нарушений заключается в мелочах. Запрет на разговоры на иностранном языке по телефону. Раньше гражданам других стран — тем же узбекам, таджикам, которые не говорят по-русски — телефон просто отключали. Т.е. это прямой запрет, а он не прописан ни в Уголовном кодексе, ни в правилах внутреннего распорядка колонии. Значит, этого делать нельзя. Очень долго боролся с этим, и вопрос был решен. Я даже говорил на английском!

И вот таких вещей довольно много. Благодаря Экологической вахте, общественность узнавала обстоятельства моего пребывания в колонии. Поэтому мы смогли давать правовую оценку всему этому.

«СП»: — Что с медицинским обслуживанием?

— Ни разу не обращался к медикам колонии. Поэтому сказать что-либо плохое о медицинском персонале не могу. Они хорошо ко мне относились и всячески помогали, в частности, во время голодовок.

«Не знаю, что скажу сыновьям»

«СП»: — Что было для вас самым простым и самым сложным в колонии?

— Я очень люблю общаться, но у нас был всего один телефон. Т.е. я не мог поговорить со своими друзьями и что-либо рассказать им. Я очень люблю своих детей. У меня двое сыновей — 16 и 10 лет, и мне жаль двух лет, что я провел не с ними. Для пацанов ведь отец очень важен. Сейчас вот еду домой и, честно говоря, боюсь этой встречи… Ну, встретимся мы, они скажут: «Привет, папа!» — а дальше что? Как с ними дальше разговаривать? Что сказать, где я был все это время?..

Самое простое же — в том, что система исполнения наказаний — это все-таки Система. Мы этим занимались на свободе: боролись с ней. И в колонии я делал то же самое. По своему внутреннему ощущению я чиновник. Ко многим вещам я отношусь с позиции Закона. И поэтому в колонии я ко многому подходил с позиции чиновника: есть требования Закона — они должны исполняться. В целом я ощущал себя свободным человеком. Свободно мыслил.

«Игры кончились»

«СП»: — За последние два года в стране очень многое изменилось. Будет ли эффективной деятельность экологических организаций в нынешних условиях?

— Деятельность общественных организаций, по сути, дублирует деятельность государства в том случае, когда деятельность государства не эффективна. Другое дело, будет ли возможность влиять на принятие управленческих решений в области охраны окружающей среды и экологии в целом. Это — вопрос опосредованный. Если гражданам не нужно, то и Экологической вахте — тоже. Я пока не знаю, в другую ли страну вернулся, — посмотрим. Но мы стали сильнее в своем влиянии. Мы меняемся. Мы понимаем, что игры кончились, и все стало сложнее. Но мы продолжим свое дело.

«СП»: — В Краснодарском крае — новый губернатор. Планируете ли вы сближаться с властью в решении экологических проблем?

— Если бы Витишко или Рудомаха могли договориться с губернатором — не важно, Ткачев это или Кондратьев — и повлиять на его решение, мы бы это сделали. Вопрос в том, хочет ли губернатор услышать Витишко или Рудомаху. И в какой степени ему это нужно.

На самом деле очень хотелось бы найти общий язык с существующей властью — в крае, в Туапсинском районе. Мы — патриоты своей страны. Мы понимаем, что можем многое сделать вместе. Только находя общие точки соприкосновения и совместные решения, можно идти вперед. Этим мы сделаем добро и для края, и для самих себя. Я — готов! Повторяю: я внутренне — чиновник; люблю, чтобы все было законно. И если губернатор посчитает нужным, я готов помогать в этом направлении.

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье