Общество

Крым взялся за ревизию религий

Законопроект о свободе совести и религиозных объединениях внесен в Госсовет

  
1775
Крым взялся за ревизию религий

В государственный совет республики Крым внесен на рассмотрение законопроект о свободе совести и религиозных объединениях. Напомним, осенью 2014 года аналогичный проект уже был разработан главой субъекта Сергеем Аксеновым, однако по какой-то причине после внесения в госсовет был отозван. Разумеется, нынешний документ не копирует в точности задумку Аксенова, а является, скорее, более улучшенным вариантом. Авторство принадлежит руководителю комитета по культуре и вопросам охраны культурного наследия Светлане Савченко. Крымский законопроект, к слову, не является переработкой и своего рода логичным продолжением федерального закона № 136 «Об оскорблении чувств верующих». Симферопольские законодатели прикасаются к совсем иным материям. Наибольший интерес представляют те статьи, где имеется описание понятий «традиционная религия» и «тоталитарная секта». В общем, если данный законопроект будет принят, то следует ожидать значительные перемены в жизни полуострова, ибо в первую очередь под запрет могут попасть религиозные организации, не имеющие отношения к верованиям, причисленным к традиционным.

Исправление ошибок прошлого

К документу прикреплена пояснительная записка, которая по сути объясняет лишь целесообразность принятия законопроекта. Несмотря на столь конкретно определенное предназначение, в записке все же нашлось место для, если так можно выразиться, романтических отступлений. Автор, которым также является упомянутая Светлана Савченко, в попытке разъяснить статистические данные по количеству и природе религиозных объединений Крыма за период вхождения полуострова в состав Украины, ссылается на недобросовестность киевских властей, занимавшихся по сути разрушением создавшихся ранее связей между госструктурами и различными конфессиями. Вообще был ликвидирован местный комитет по делам религий. Он был передан одному из отделов министерства культуры с сопутствующим сокращением рабочего штата ровно в два раза. Говорится также о повышенной частоте смены кадров в составе структур, в обязанности коих входит фиксирование количества религиозных организаций, контроль за деятельностью таковых и т. д. Все эти необдуманные шаги, полагает Савченко, привели к тому, что правительственные органы не владеют достоверной информацией о духовной жизни граждан, проживающих на территории Республики Крым. Это, по мнению составителя законопроекта, может послужить причиной определенного рода трудностей в будущем. Например, как обозначается в записке, в настоящее время в субъекте существует большое число «нетрадиционных, радикальных, эзотерических организаций, ряд модернизированных ответвлений от традиционных религий, мистические школы различных направлений», которые могут грозить национальной безопасности Крыма. Савченко приводит примеры — сначала более классические названия, которые действительно несут угрозу национальной безопасности: ваххабиты, Джамаат-Таблиг. Но потом в этом списке упоминаются более экзотические секты: Школа Тигра и Дракона, Звезда преображения. Да и секты ли это? А чтобы понять, какую именно организацию можно отнести к секте, необходимо обратиться к самому законопроекту.

Религиозный традиционализм и сектантский тоталитаризм

Первое, что может помочь в этих нелегких исканиях — определение традиционной религии. Крымские законодатели полагают, — во всяком случае, так изложены их взгляды в статье 2 нового акта, — что к таковым можно причислить те религии, которые имеют «формирующее культурное значение для исторических сообществ». Сразу же бросается в глаза туманность формулировки. Надо полагать, что раз документу суждено быть принятым или отвергнутым госсоветом Крыма, то речь идет о реалиях именно этого субъекта, следовательно, напрашивается следующий вывод — подразумеваются религии, оказавшие в свое время значительное влияние на становление современной конфессиональной ситуации. Не надо быть Ключевским, чтобы знать о том, что за последние несколько веков население Тавриды испытало на себе влияние, которое можно назвать «формирующим культурное значение», лишь Православия и Ислама суннитского толка. Сюда же можно присоединить Католическую церковь, но это будет уже большой натяжкой. Придется считаться также с буддизмом и иудаизмом.

Чуть ниже в этой же статье упоминается такие понятия как «тоталитарная секта» и «деструктивный культ», причем между словосочетаниями использован союз «или», вероятно, в данном случае подразумевающий эквивалентность. Четкого определения, что это собой представляет не дано, зато имеется признак, при помощи которого можно вычислить эти культы и секты. По мнению авторов, организации, изощряющиеся в пользовании приемов психологического воздействия на сознание граждан с целью «подавления воли человека и контролирования чувств и поведения», как раз являются тем самым злокачественным образованием на теле крымского сообщества. Придраться тут можно почти к каждому слову, приведенному здесь в кавычках. И если хорошенько подумать, то с точки зрения социологии и психологии в любой религии можно такие признаки заподозрить. Возможно, это просто лингвистические упущения, но согласитесь, в законотворчестве, этого быть не должно. А самое главное, что такие формулировки не делают понятия более точными и понятными. А без них в законе не обойтись. Многие эксперты сейчас вообще говорят о том, что Крыму совсем необязательно было создавать какой-то свой закон, когда есть закон федеральный и там все это прописано.

Меня лично больше всего заинтересовала статья 7. В ней говорится о процедуре регистрации общин. Все бы ничего, если бы не присутствие части 5, которая выглядит следующим образом: «В Республике Крым создание религиозной организации по национальному признаку в составе конфессий или религиозных течений не допускается». На первый взгляд все в порядке, ничего странного нет, однако, надо не забывать о крайне насыщенной истории Крыма и о большом количестве этносов, которые волею судьбы были так или иначе привязаны к полуострову. Ежели законопроект будет принят, то что же тогда делать, например, караимам? Не тем, что являются отщепенцами от ортодоксального иудаизма, а тем, что считаются отдельным народом. Пускай малочисленным, но все же отдельным. И принцип идентификации себя как караима непосредственно связан с религиозным учением данного этноса. Можно просто обратиться к постановлению от 2003 года, вынесенному на Всенародном съезде караимов: «Крымские караимы — коренной народ Крыма, объединенный общностью крови, языка и обычаев, осознающий собственную этническую индивидуальность, кровное родство с другими тюркскими народами, самобытность культуры и религиозную самостоятельность». Получается, что регистрация караимской религиозной общины станет вещью несбыточной? Значит, такая судьба уготована и, скажем, крымчакам? И всем прочим народам, которые своей индивидуальностью обязаны историческому лингво-религиозному синтезу?

Что-то мало верится, так как караимы и крымчаки являются своего рода культурным достоянием Крыма, и скорее всего, если законопроект будет принят госсоветом, бюрократы, понимая своеобразность сих этносов и символичность их принадлежности к истории полуострова, найдут способ зарегистрировать их общины как религиозные.

В общем получается, что главная проблема тут с формулировками. Возможно, по этой причине и был в свое время отозван проект Сергея Аксенова. Следовало бы, вероятно, доработать данный документ, который в основе своей сулит серьезные выгоды верующим — в подавляющем большинстве пунктов описываются правительственные способы оказания помощи религиозным общинам. Тем не менее туманность присутствовать не должна, коли речь о тексте на бумаге, которой в будущем отведена роль регулятора взаимоотношений власти и конфессий.

Только цифры

На начало 2014 года в Крыму действовали 2 083 религиозные организации, из которых 1 409 имели статус юридического лица и 674 пользовались правом религиозной деятельности без государственной регистрации. В городе Севастополь находятся еще 137 зарегистрированных религиозных организаций. Для сравнения: в России на 150 миллионов человек населения действует 27 тысяч религиозных организаций. То есть на 10 тысяч человек в России приходится 1,8 религиозных организаций, а в Крыму — 10,4.

Фото: Руслан Шамуков/ ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Павел Салин

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье