18+
суббота, 18 августа
Общество

Вышла замуж и не поморщилась

Рамзан Кадыров лично благословил известный мезальянс. Только отца невесты на свадьбу не позвали…

  
19973
Вышла замуж и не поморщилась

«СП"-Юг» выяснила малоизвестные подробности скандальной истории, которая будоражит общественность всей страны уже третью неделю. История сватовства «пехотинца Кадырова» из сугубо бытовой переросла в политическую, обрастая уже криминальными подробностями.

Свадебный кортеж… с мигалками

Вчера в Грозненском бюро ЗАГС был официально зарегистрирован брак между 17-летней Луизой (Хедой) Гойлабиевой из села Байтарки, и 48-летним начальником ОМВД по Ножай-Юртовскому району Чечни, полковником полиции Нажудом Гучиговым. Чеченский лидер Рамзан Кадыров заранее назвал церемонию «свадьбой тысячелетия»: на вечернем торжестве в самом роскошном грозненском зале Grand Hall Firdaws был и сам глава, и другие первые лица республики. У здания в колонну выстроились десятки дорогих черных иномарок.

Внимание к свадьбе высокопоставленного полицейского и юной девушки было приковано еще месяц назад, после того как о сватовстве полковника написала редактор отдела спецрепортажей «Новой газеты» и известная правозащитница Елена Милашина. По ее словам, к ней за помощью обратились односельчане Луизы (Хеды) Гойлабиевой, расположения которой и добивался полицейский. Кортеж из иномарок с мигалками растянулся на несколько сот метров…

«Выставил посты по всему селу, чтобы родители, наотрез отказавшиеся выдавать дочь за человека, которому она годится во внучки (речь шла, что жениху 57 лет- Ред.), не увезли ее подальше от престарелого жениха… поставил родителям девушки ультиматум: выдать дочь добровольно 2 мая. Или он заберет девушку силой, а семью не пощадит», — сообщила Милашина.

Почему именно 2 мая? Дело в том, что именно в этот день Гучиговой должно было исполниться 17 лет: а в соответствие с законом Чечни, именно с этого возраста можно вступать в брак, хотя и с согласия муниципального органа опеки (Семейный кодекс дает право региональным властям принимать такие законы).

Сам начальник ОМВД Нажуд Гучигов в интервью «Новой газете» заявил, что у него уже есть жена и дети, и ни на какой девушке он жениться не собирается (как позже выяснилось, официально брак полковника не зарегистрирован в ЗАГСе).

Однако слова полицейского уже спустя несколько дней дезавуировал сам Рамзан Кадыров: на совещании с чеченскими журналистами он заявил, что лично разобрался в ситуации и убедился, что свадьба Гучигова и девушки состоится. Но по любви… На том же совещании Кадыров уволил министра печати республики Шаида Жамалдаева — за то, что, мол, не доглядел и допустил скандальную публикацию в «Новой газете».

Правозащитники против Кадырова

Сама Луиза (Хеда) Гойлабиева впервые встретилась с журналистами 12 мая: дома у нее в селе Байтарки побывала съемочная группа интернет-издания Lifenews. В интервью девушка робко и нерешительно рассказывает, что якобы познакомилась с Гучиговым во время сдачи ЕГЭ: полковник стоял в охранении сельской школы, после этого они продолжали общаться, а недавно мужчина посватался к ней. Вместе с девушкой отвечает на вопросы журналистов ее тетя, завуч сельской школы Алпату Юсупова.

После съемочной группы Lifenews в село Байтарки приехали журналисты «Новой газеты» в сопровождении правозащитников из сводной мобильной группы «Комитета против пыток», но были остановлены полицейским патрулем. Однако из дома невесты Елену Милашину вытолкали собравшиеся женщины — родственницы и односельчанки юной невесты. Милашина была вынуждена покинуть Чечню, после чего «Новая газета» подготовила заявление в Следственный комитет России по факту воспрепятствования законной деятельности журналиста.

В ответ Кадыров заявил, что против «Новой газеты» и лично Елены Милашиной готовятся судебные иски о защите чести и достоинства.

В ситуацию вмешались уже и федеральные правозащитники. Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов обратился к генеральному прокурору, а уполномоченный по правам человека Элла Памфилова — к главе Чечни: они просили проверить, было ли насильственное принуждение девушки к свадьбе с высокопоставленным полицейским. Собственно, в данной ситуации именно этот вопрос и является важнейшим.

Сама Милашина сообщила, что никях (исламский брак, заключенный муллой) между Гучиговым и Гойлабиевой был заключен уже давно, а официальное бракосочетание в ЗАГСе — лишь пустая формальность, и по шариату, и по чеченским традициям. Так что когда в ЗАГСе на видео демонстрируют печати в паспорте, они, на самом деле, мало значат. Никто и не показал в паспорте жениха штамп о расторжении первого брака.

Тем более показательно, что невесту в свадебную машину усаживает взрослый сын полковника полиции, а под венец ведет не отец, а лично глава администрации чеченского лидера Магомед Даудов (по прозвищу Лорд), считающийся одним из самых влиятельных людей в республике. Отец невесты Исмаил Гойлабиев, школьный тренер по боксу, по сообщению чеченской правозащитницы Хеды Саратовой, «куда-то уехал, его уже несколько дней нет дома… шумиха мешает их [семье] жизни». Впрочем, по другой информации, свадьбу «для своих» гуляли отдельно неделю назад в Гудермесе в ресторане «Шелковый путь».

Дань традиции или похоти?

Саму интересную позицию занял уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Едва ситуация с чеченским мезальянсом стала достоянием общественности, он заявил, что к нему за помощью не обращались «ни родители [Луизы], которые являются законными представителями девушки, ни она сама, ни другие родственники». Астахов добавил, что лично побывает в Чечне уже в июне и обсудит с Кадыровым вопрос ранних браков и положения несовершеннолетних в республике.

А потом Астахов заявил, что вообще не имеет ничего против ранних браков, особенно на Северном Кавказе. «На Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50», — сообщил детский омбудсмен. На следующий день, после поднявшейся в обществе гневной волны, Астахов поспешил извиниться за свое заявление о «сморщенных женщинах».

По всему, федеральный омбудсмен не хочет ссориться с чеченским лидером, который не раз заявлял, что ранние браки по принуждению в его республике — нонсенс. Об обратном говорят и рядовые жители республики, опрошенные, в частности, информагентством «Кавказский узел». На условиях анонимности они рассказывают, что если девушка становится объектом сексуальных притязаний высокопоставленного чеченца, то ее чаще всего вынуждают выйти замуж. В замужестве заинтересованы и родственники, поскольку это позволяет им повысить свой статус, получить большой махр (брачный выкуп в исламе).

Избранным можно все

Очень любопытны результаты Всероссийской переписи населения 2010 года. Скажем, в Чечне среди девушек 16−17 лет каждая восьмая уже состояла в браке (причем доля официально зарегистрированных и незарегистрированных супружеств примерно одинакова). Среди этих подростков на всю республику было уже почти триста вдовых, разошедшихся и разведенных! Ясное дело, что среди мужчин доля ранних браков была на порядок ниже — семью к 17 годам создал лишь каждый семидесятый чеченец. Значит, юных невест берут себе отнюдь не ровесники.

Опять-таки, по данным Всероссийской переписи населения, феномен ранних браков на Северном Кавказе наиболее выражен именно в Чечне: даже в соседних Дагестане и Ингушетии с их крайне традиционным обществом они встречались втрое реже (замужем не более 3% девушек в возрасте до 17 лет).

Впрочем, сам Рамзан Кадыров еще в 2010 году потребовал прекратить в его республике ранние женитьбы и похищения невест. Но, как видно, это требование распространяется не на всех: есть «ближний круг», которым по-прежнему дозволительно всё. Впрочем, невест воруют и на Ставрополье. Мы недавно рассказывали, как на Ставрополье украли 17-летнюю школьницу для женитьбы. Но там родители девочки сразу пошли в полицию. Здесь за ребенка никто не вступился. Хотя понятно, что если на ребенке женится сам начальник полиции…

«Можно только догадываться, под каким давлением оказались Хеда и ее семья, когда девушка приглянулась начальнику местного РОВД, а глава республики, с которым в Чечне не принято спорить, лично „благословил“ этот брак. Нетерпимость Кадырова и его силовиков к проявлениям несогласия хорошо известна, так что у девушки и ее родственники, скорее всего, и не оставалось другого выхода», — говорит глава российского отделения Human Rights Watch Татьяна Локшина. Можно ли ей не поверить?

Фото: Instagram Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова

Популярное в сети
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье