18+
понедельник, 28 мая
Общество

Вышла замуж и не поморщилась

Рамзан Кадыров лично благословил известный мезальянс. Только отца невесты на свадьбу не позвали…

  
19938
Вышла замуж и не поморщилась

«СП"-Юг» выяснила малоизвестные подробности скандальной истории, которая будоражит общественность всей страны уже третью неделю. История сватовства «пехотинца Кадырова» из сугубо бытовой переросла в политическую, обрастая уже криминальными подробностями.

Свадебный кортеж… с мигалками

Вчера в Грозненском бюро ЗАГС был официально зарегистрирован брак между 17-летней Луизой (Хедой) Гойлабиевой из села Байтарки, и 48-летним начальником ОМВД по Ножай-Юртовскому району Чечни, полковником полиции Нажудом Гучиговым. Чеченский лидер Рамзан Кадыров заранее назвал церемонию «свадьбой тысячелетия»: на вечернем торжестве в самом роскошном грозненском зале Grand Hall Firdaws был и сам глава, и другие первые лица республики. У здания в колонну выстроились десятки дорогих черных иномарок.

Внимание к свадьбе высокопоставленного полицейского и юной девушки было приковано еще месяц назад, после того как о сватовстве полковника написала редактор отдела спецрепортажей «Новой газеты» и известная правозащитница Елена Милашина. По ее словам, к ней за помощью обратились односельчане Луизы (Хеды) Гойлабиевой, расположения которой и добивался полицейский. Кортеж из иномарок с мигалками растянулся на несколько сот метров…

«Выставил посты по всему селу, чтобы родители, наотрез отказавшиеся выдавать дочь за человека, которому она годится во внучки (речь шла, что жениху 57 лет- Ред.), не увезли ее подальше от престарелого жениха… поставил родителям девушки ультиматум: выдать дочь добровольно 2 мая. Или он заберет девушку силой, а семью не пощадит», — сообщила Милашина.

Почему именно 2 мая? Дело в том, что именно в этот день Гучиговой должно было исполниться 17 лет: а в соответствие с законом Чечни, именно с этого возраста можно вступать в брак, хотя и с согласия муниципального органа опеки (Семейный кодекс дает право региональным властям принимать такие законы).

Сам начальник ОМВД Нажуд Гучигов в интервью «Новой газете» заявил, что у него уже есть жена и дети, и ни на какой девушке он жениться не собирается (как позже выяснилось, официально брак полковника не зарегистрирован в ЗАГСе).

Однако слова полицейского уже спустя несколько дней дезавуировал сам Рамзан Кадыров: на совещании с чеченскими журналистами он заявил, что лично разобрался в ситуации и убедился, что свадьба Гучигова и девушки состоится. Но по любви… На том же совещании Кадыров уволил министра печати республики Шаида Жамалдаева — за то, что, мол, не доглядел и допустил скандальную публикацию в «Новой газете».

Правозащитники против Кадырова

Сама Луиза (Хеда) Гойлабиева впервые встретилась с журналистами 12 мая: дома у нее в селе Байтарки побывала съемочная группа интернет-издания Lifenews. В интервью девушка робко и нерешительно рассказывает, что якобы познакомилась с Гучиговым во время сдачи ЕГЭ: полковник стоял в охранении сельской школы, после этого они продолжали общаться, а недавно мужчина посватался к ней. Вместе с девушкой отвечает на вопросы журналистов ее тетя, завуч сельской школы Алпату Юсупова.

После съемочной группы Lifenews в село Байтарки приехали журналисты «Новой газеты» в сопровождении правозащитников из сводной мобильной группы «Комитета против пыток», но были остановлены полицейским патрулем. Однако из дома невесты Елену Милашину вытолкали собравшиеся женщины — родственницы и односельчанки юной невесты. Милашина была вынуждена покинуть Чечню, после чего «Новая газета» подготовила заявление в Следственный комитет России по факту воспрепятствования законной деятельности журналиста.

В ответ Кадыров заявил, что против «Новой газеты» и лично Елены Милашиной готовятся судебные иски о защите чести и достоинства.

В ситуацию вмешались уже и федеральные правозащитники. Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов обратился к генеральному прокурору, а уполномоченный по правам человека Элла Памфилова — к главе Чечни: они просили проверить, было ли насильственное принуждение девушки к свадьбе с высокопоставленным полицейским. Собственно, в данной ситуации именно этот вопрос и является важнейшим.

Сама Милашина сообщила, что никях (исламский брак, заключенный муллой) между Гучиговым и Гойлабиевой был заключен уже давно, а официальное бракосочетание в ЗАГСе — лишь пустая формальность, и по шариату, и по чеченским традициям. Так что когда в ЗАГСе на видео демонстрируют печати в паспорте, они, на самом деле, мало значат. Никто и не показал в паспорте жениха штамп о расторжении первого брака.

Тем более показательно, что невесту в свадебную машину усаживает взрослый сын полковника полиции, а под венец ведет не отец, а лично глава администрации чеченского лидера Магомед Даудов (по прозвищу Лорд), считающийся одним из самых влиятельных людей в республике. Отец невесты Исмаил Гойлабиев, школьный тренер по боксу, по сообщению чеченской правозащитницы Хеды Саратовой, «куда-то уехал, его уже несколько дней нет дома… шумиха мешает их [семье] жизни». Впрочем, по другой информации, свадьбу «для своих» гуляли отдельно неделю назад в Гудермесе в ресторане «Шелковый путь».

Дань традиции или похоти?

Саму интересную позицию занял уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Едва ситуация с чеченским мезальянсом стала достоянием общественности, он заявил, что к нему за помощью не обращались «ни родители [Луизы], которые являются законными представителями девушки, ни она сама, ни другие родственники». Астахов добавил, что лично побывает в Чечне уже в июне и обсудит с Кадыровым вопрос ранних браков и положения несовершеннолетних в республике.

А потом Астахов заявил, что вообще не имеет ничего против ранних браков, особенно на Северном Кавказе. «На Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50», — сообщил детский омбудсмен. На следующий день, после поднявшейся в обществе гневной волны, Астахов поспешил извиниться за свое заявление о «сморщенных женщинах».

По всему, федеральный омбудсмен не хочет ссориться с чеченским лидером, который не раз заявлял, что ранние браки по принуждению в его республике — нонсенс. Об обратном говорят и рядовые жители республики, опрошенные, в частности, информагентством «Кавказский узел». На условиях анонимности они рассказывают, что если девушка становится объектом сексуальных притязаний высокопоставленного чеченца, то ее чаще всего вынуждают выйти замуж. В замужестве заинтересованы и родственники, поскольку это позволяет им повысить свой статус, получить большой махр (брачный выкуп в исламе).

Избранным можно все

Очень любопытны результаты Всероссийской переписи населения 2010 года. Скажем, в Чечне среди девушек 16−17 лет каждая восьмая уже состояла в браке (причем доля официально зарегистрированных и незарегистрированных супружеств примерно одинакова). Среди этих подростков на всю республику было уже почти триста вдовых, разошедшихся и разведенных! Ясное дело, что среди мужчин доля ранних браков была на порядок ниже — семью к 17 годам создал лишь каждый семидесятый чеченец. Значит, юных невест берут себе отнюдь не ровесники.

Опять-таки, по данным Всероссийской переписи населения, феномен ранних браков на Северном Кавказе наиболее выражен именно в Чечне: даже в соседних Дагестане и Ингушетии с их крайне традиционным обществом они встречались втрое реже (замужем не более 3% девушек в возрасте до 17 лет).

Впрочем, сам Рамзан Кадыров еще в 2010 году потребовал прекратить в его республике ранние женитьбы и похищения невест. Но, как видно, это требование распространяется не на всех: есть «ближний круг», которым по-прежнему дозволительно всё. Впрочем, невест воруют и на Ставрополье. Мы недавно рассказывали, как на Ставрополье украли 17-летнюю школьницу для женитьбы. Но там родители девочки сразу пошли в полицию. Здесь за ребенка никто не вступился. Хотя понятно, что если на ребенке женится сам начальник полиции…

«Можно только догадываться, под каким давлением оказались Хеда и ее семья, когда девушка приглянулась начальнику местного РОВД, а глава республики, с которым в Чечне не принято спорить, лично „благословил“ этот брак. Нетерпимость Кадырова и его силовиков к проявлениям несогласия хорошо известна, так что у девушки и ее родственники, скорее всего, и не оставалось другого выхода», — говорит глава российского отделения Human Rights Watch Татьяна Локшина. Можно ли ей не поверить?

Фото: Instagram Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье