18+
четверг, 19 октября
Общество

Прорехи «красного пояса»

Коммунисты задумались о своем имидже

  
1256
Прорехи «красного пояса»

КПРФ подвела итоги партийной работы в прошлом году. Итоги этого мониторинга особенно показательны для регионов Юга России, который традиционно относился к «красному поясу». Результаты для коммунистов заставляющие их задуматься.

Волгоградский обком вышел боком

Агитаторы-аналитики КПРФ проанализировали, как часто и в какой тональности (позитивной, негативной или нейтральной) ведущие российские СМИ писали о лидерах региональных отделений партии. Причем КПРФ стала единственной партией, которая обнародовала подобный рейтинг.

Первое место в нем занял не москвич или петербуржец, а председатель отделения компартии в Новосибирской области, депутат областного заксобрания Анатолий Локоть. Он, напомним, в апреле прошлого года был избран мэром Новосибирска.

Следом идет председатель Московского обкома, депутат Госдумы Валерий Рашкин — он же традиционно входит и в число самых «любимых» журналистами парламентариев (по цитируемости уступает только лидеру фракции Геннадию Зюганову и членам ЦК компартии Ивану Мельникову и Вадиму Соловьеву).

На третьем месте по цитируемости — председатель Волгоградского обкома КПРФ, депутат Госдумы Николай Паршин. И депутатское место, и председательский пост он занял в феврале после смерти легендарной волгоградской коммунистки Алевтины Апариной.

Правда, его популярность в прессе связана не с политической активностью, а с причинами иного рода. В течение всего года он находился в центре скандалов: сначала связанных с начатых Паршиным борьбой за сферы влияния внутри Волгоградского обкома, а затем с попытками лишить самого коммуниста депутатской неприкосновенности.

Формальной причиной оказалось возбуждение против Паршина Следственным комитетом уголовного дело по статье «Мошенничество». Обвиняют его в соучастии в хищении бюджетных средств при продаже здания бывшей школы в городе Волжском.

За год агитаторы КПРФ насчитали почти 3 тысячи упоминаний Паршина в ведущих российских СМИ, однако 57% из них были негативными и лишь 0,3% - позитивными (все прочие оказались нейтральными).

Подобная медийная «популярность» Паршина вышла боком и обкому партии: на выборах в областную думу КПРФ получило лишь 14,3% голосов по партспискам против 23,4% на прежних выборах в 2009 году (и сумело провести лишь одного одномандатника, Михаила Таранцова, по Краснооктябрьскому району Волгограда). А в дополнительных выборах губернатора коммунисты и вовсе участвовать не стали.

КПД законотворцев

На четвертом месте в рейтинге популярности коммунистов оказался депутат Госдумы Николай Коломейцев, который возглавляет сразу два отделения КПРФ — в Ростовской области и Республике Крым. Про Коломейцева, кстати, среди прочих коммунистов писали журналисты чаще всего в позитивном свете (по индексу информационного благоприятствования он уступает только Локотю и Рашкину).

Его высокая цитируемость в прессе была связана в первую очередь с тем, что именно Коломейцев взял на себя функцию партийного строительства в присоединенном к России полуострове.

Помимо этого он еще и очень активный законотворец — за последний год Коломейцев внес в Госдуму на рассмотрение 23 законопроекта. Правда, были приняты лишь три: об ограничении срока пребывания гастарбайтеров в России 90 днями, о возвращении часовых поясов и об упрощении проведения референдума.

Кстати, депутат, представляющий Адыгею, — Сергей Обухов — оказался самым плодовитым членом фракции КПРФ в Госдуме. За год он инициировал 32 законопроекта. Президент, правда, подписал четыре, но ведь работа была.

Гончаров пошел в оппозицию

На восьмом месте в общем рейтинге упоминаемости внутри КПРФ оказался депутат Госдумы Виктор Гончаров, он же первый секретарь Ставропольского краевого отделения компартии. Его цитируемость связывают с участием в выборах губернатора края. Гончаров ездил по краю, встречался с жителями и даже участвовал в публичных дебатах с другими кандидатами…

Правда, все это удостаивалось лишь дежурных упоминаний в прессе, ведь никаких более-менее серьезных законодательных инициатив во время дебатов Гончаров не предложил. Разве что жаловался на низкую загруженность промышленных производств и, как следствие, высокую безработицу на Ставрополье.

Ведя кампанию вяло, Гончаров, тем не менее, не преминул обвинить единоросса Владимира Владимирова в применении «административного ресурса». В частности, рассказал журналистам, что не смог разместить свою предвыборную рекламуна маршрутках — мол, ссылаясь на некий «приказ сверху» отказывали директора транспортных предприятий.

Именно использование таких политтехнологий позволило Гончарову за год подняться во внутрипартийном рейтинге цитируемости КПРФ на двадцать пунктов (с 28-го места). На выборах губернатора получил он 6% голосов.

Политтехнологии по-кавказски

Прочие лидеры региональных отделений компартии на Юге заметно отстают от лидеров: например, дагестанец Махмуд Махмудов (депутат Народного Собрания республики) занимает лишь 37-е место в рейтинге цитируемости, краснодарец Николай Осадчий (депутат Заксобрания края) — 50-е место; Исмель Биджиев из Карачаево-Черкесии (депутат Народного собрания республики) — 55-е… Самый серьезный взлет за год совершил чеченец Магамед Ахматов: если год назад по упоминаемости он был на 80-й позиции в стране, то теперь занял 57-ю.

В последней четверти списка оказались главные коммунисты Астраханской области (Виктор Вострецов), Ингушетии (Ильяс Богатырев), Кабардино-Балкарии (Борис Паштов).

Замыкают список цитируемости Евгений Салов из Адыгеи (о нем федеральные журналисты вспоминали за год лишь пять раз) и Елена Князева (Разумкина) из Северной Осетии, на счету которой целых три упоминания…

Интересно сравнить данные «персональной» цитируемости с другим показателем, подсчитанным агитаторами-аналитиками компартии — популярностью региональных сайтов. Вот про Исмеля Биджиева за год в центральной прессе написали всего 93 раза, зато на сайт рескома КПРФ заглянули 662 тысячи уникальных посетителей (это вдвое больше, чем вообще зарегистрировано избирателей в республике).

Для сравнения: на сайт Ростовского обкома КПРФ за год зашли лишь 43 тысячи человек (посещают сайт чуть больше 1% избирателей региона), на сайт Ставропольского крайкома — 14 тысяч (менее 1%). Да что там, по количеству посетителей коммунисты КЧР даже обошли Московский горком партии!

Это и позволило поставить Карачаево-Черкесское отделение партии на первое место в стране по рейтингу интернет-активности. Правда, во время сентябрьских выборов в Народное собрание КЧР за компартию отдали голоса лишь 20 тысяч избирателей республики (около 10%), на обще фоне это, конечно, довольно приличные итоги, но ведь хотелось гораздо лучше.

КПРФ нужен ребрендинг?

Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы»:

— Мне всё это напоминает ситуацию с рейтингами «Медиалогии». Губернаторы гордятся первыми в них местами, не обращая внимание, что индекс цитируемости — это не синоним популярности. Количество в качество переходило только у марксистско-ленинских философов. Все, что угодно, кроме некролога — это подходит для поп-звезд. Но не для политиков.

КПРФ нужен ребрендинг. Только зачем? Да и Кремль не допустит. Его такая оппозиция устраивает. Устраивает ли это самих коммунистов — вопрос другой. Посмотрим, что они предпримут после опубликования этих итогов, какие выводы сделают.

Фото: Донат Сорокин/ ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Дмитрий Полонский

Вице-премьер Республики Крым

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье