Общество

Патрули — от «казачьих» до «исламских»

Но нужны ли нам дружинники с этническими корнями?

  
600
Патрули - от «казачьих» до «исламских»

На массовых мероприятиях теперь можно увидеть людей с красными повязками на рукаве: «Народный дружинник». Каким образом дружинники, крепко забытые еще с советского времени, вернулись в нашу повседневную жизнь? И хорошо это или плохо?

Силовиков позвали в штаб

Губернатор Ставрополья Владимир Владимиров на днях своим распоряжением создал краевой штаб народных дружин. Это еще один шаг по возвращению в регион подзабытой советской практики охраны общественного порядка.

Напомним, что в сентябре на Ставрополье был принят закон «О некоторых вопросах участия граждан в охране общественного порядка», который разрешил создавать в муниципалитетах добровольные народные дружины. Их членом может стать любой желающий гражданин. Но главное, что закон закрепил конкретные финансовые поощрения для дружинников: за счет муниципальных бюджетов они могут получать ежемесячные компенсации, в том числе, на покупку продуктов, оздоровление, питание детей в детсадах.

Также должны страховаться жизнь и здоровье дружинников, и если во время выполнения дежурства они получат травму, то за счет бюджета Ставропольского края получают компенсации в размере от 20 до 60 тысяч рублей (а в случае смерти — 120 тысяч). Возвращается и советская практика поощрения лучших дружинников: они могут рассчитывать на дополнительные дни к отпускам, на премии за хорошую работу или знаки отличия.

Добровольцы могут нести службу отдельно, а могут совместно с полицейскими нарядами. Поэтому закон и предусматривал, что на Ставрополье должны появиться краевой и муниципальные штабы дружинников: они занимаются планированием работы народных дружин, утверждают графики дежурств, а также ведут учет работы.

Возглавил созданный губернатором штаб его заместитель, курирующий вопросы общественной безопасности, Юрий Скворцов, который ранее работал заместителем начальник краевого управления ФСБ. У него есть три заместителя (по направлениям работы) — это заместитель начальника краевой полиции, полковник Владимир Демин, начальник управления по координации общественной безопасности аппарата правительства Сергей Сидоренко и атаман Ставропольского казачьего войска Александр Фалько.

В состав штаба вошли люди в погонах (представителей службы приставов, МВД, МЧС и Госнаркоконтроля), а также все шестеро полпредов губернатора в муниципалитетах. Сам Владимир Владимиров прокомментировал этот смелый кадровый шаг на недавней пресс-конференции, посвященной итогам года:

— Я бы хотел, чтобы полномочные представители несли функцию по организации вопросов безопасности. Это процесс настройки, и мы это сможем решить.

Кому разрешат «травматику»?

Единственный минус закона — то, что для самих дружинников не предусмотрено никакого более весомого стимула, чтобы участвовать в патрулировании. Это в советские годы, когда существовала плановая экономика, каждому предприятию из исполкома «спускали» план по количеству дружинников и их дежурств. Имели они право задерживать правонарушителей и доставлять их в отдел милиции. Сейчас же их полномочия намного уже: они могут патрулировать улицы города, следить за общественным порядком в местах активного отдыха, проводить профилактические беседы с нарушителями.

Сейчас же желающих мало: народные и студенческие дружины порой существуют лишь на бумаге. Скажем, в самом крупном городе края, Ставрополе, в народной дружине насчитывается менее сотни человек (это в десять раз меньше, чем было в советские годы).

Поэтому не удивительно, что в новом законе отдельно оговаривается участие казачества в охране общественного порядка (да и в состав штаба включен атаман Фалько). В июле прошлого года по требованию тогдашнего губернатора Валерия Зеренкова был принят закон «О привлечении членов казачьих обществ к государственной или иной службе»: он официально закрепил статус существовавших разрозненно по всему Ставрополью (в основном в восточных районах, граничащих с Чечней и Дагестаном) казачьих дружин.

Правда, принятие закона сопровождалось громкими скандалами. Например, Зеренков (который самого себя называл «казаком в пятом поколении») требовал разрешить казакам-дружинникам ношение и применение травматического оружия и иных спецсредств (например, наручников, нагаек). Терский атаман Сергей Клименко тоже поспешил заверить журналистов, что уже вот-вот начнется строительство специального учебного центра, где будущие дружинники будут проходить огневую подготовку.

Однако на краевом уровне такую норму закрепить оказалось нереально, и тогда власти Ставрополья обратились в Госдуму с предложением принять поправки к федеральному закону «О государственной службе российского казачества». Но снова потерпели фиаско.

Так была ли казачья провокация?!

Сегодня на Ставрополье действует почти полторы сотни муниципальных казачьих дружин (скажем, в краевой столице в ней около ста человек — дополнительно к такому же еще количеству в городской добровольной дружине). Они работают в тесном контакте с полицией, участвуя в совместных патрулированиях (во многих муниципалитетах это закреплено соглашениями, подписанными между начальниками отделом МВД и атаманами).

— У нас терское казачество очень сильное, очень мощное! В каждом территориальном органе казаки выходят вместе с полицией на охрану общественного порядка. Прошли обучение на базе пятигорского ОМОН 162 казака, они на постоянной платной основе активно несут службу вместе с нашими сотрудниками. В этом году совместными патрулями расследовано 57 преступлений, составлено 2 тысячи административных протоколов за появление в пьяном виде, хулиганство, — рассказывал начальник краевой полиции Александр Олдак по итогам работы его ведомства за первое полугодие 2014 года.

В каждом муниципалитете финансируются казачьи дружины по разному. Как правило, им просто закупают форму, хотя в некоторых населенных пунктах у властей есть возможность также страховать жизнь и здоровье. Однако само патрулирование они осуществляют, как правило, на безвозмездной основе. Впрочем, есть и единичные случаи, когда по коммерческим договорам действуют казачьи ЧОП: например, на Кавминводах они патрулируют пригородные электрички, а в Ставрополе — охраняют городскую администрацию, думу и некоторые социальные объекты (школы и детсады).

После принятия краевого закона о казачьих дружинах больше всего возмущалась исламская общественность: дескать, казаки будут обижать мусульманскую молодежь. Впрочем, за много лет на Ставрополье был лишь один серьезный конфликт. 7 февраля 2013 года около торгового центра «Москва» в Ставрополе произошла драка, в которой участвовали молодые казаки и ингуши; получил тяжелые ножевые ранения 27-летний Максим Спасибов. Пресс-секретарь главы Ингушетии Якуб Манкиев заявил: «Молодые люди представились казачьим патрулем и потребовали у парней из Ингушетии предъявить документы. Это по существу незаконное действие и привело к потасовке и поножовщине».

Стоит отметить, что произошло это еще до принятия краевого закона о казачьих патрулях. А за полтора года его действия никаких резонансных конфликтов с участием дружинников на Ставрополье не было. Тем не менее, в конце августа начальник краевой полиции Александр Олдак принял решение, чтобы общественный порядок в городах края охраняли не только казаки: в совместные патрули с полицейскими он предложил выходить представителям исламских национально-культурных организаций. И сейчас такие совместные патрули действуют в Ставрополе.

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье