18+
суббота, 23 сентября
Общество

Подвиг наших саперов-добровольцев

Отряд «Миус-фронт» очищает землю Новороссии от неразорвавшихся боеприпасов

  
715
Подвиг наших саперов-добровольцев

В середине ноября в Таганроге похоронили одного из них — 28 летнего Артема, у которого остались жена и ребенок. Что такое погибнуть в мирное время не на своей войне? Какими идеями руководствовались ребята, когда отправлялись на Донбасс? Об этом мы говорим с руководителем поискового объединения «Миус Фронт» Андреем Кудряковым.

Чужой войны не бывает

Как не бывает чужого горя. Ведь все взаимосвязано и переплетено, и нам ли, рожденным в СССР, этого не знать? Поэтому когда стали формироваться со всей страны колонны гуманитарной помощи для жителей Новороссии, поисковая организация «Миус Фронт» не осталась в стороне.

— Вначале помогали гуманитарной помощью, везли продовольствие и все необходимое, — рассказывает Андрей Кудряков, — но когда война приблизилась к границам нашей области, стало ясно — нужно готовиться к чему-то серьезному. Поэтому в августе мы поехали на Саур Могилу, по местам, где раньше вели раскопки. Увидели разрушенные памятники, неразорвавшиеся снаряды и людей, полных отчаяния.

Дети в приграничных территориях обвешаны искореженными автоматами, тубусами от «Мух», играют в войну. Кто-то даже с настоящими гранатами ходит. Как на все это можно смотреть без боли? Многие люди не могут зайти в свои дома. В крышах, в огородах масса не сработавших мин, бомб. Поэтому и решили помочь. Сформировали группу из 40 человек и поехали. Все ребята — поисковики, многие даже в армии не служили, хотя имеют представление и опыт того, как вести себя с боеприпасами. Доставали снаряды с полей и огородов, складировали в ящики из-под снарядов, наполнив их песком и землёй. Вывозили на своих машинах и в полях уничтожали.

Когда познакомились с ополченцами, оказалось, что среди них можно встретить кого угодно: менеджеров, таксистов, учителей, разнорабочих, но только не профессиональных военных, а уж тем более саперов. Главное, что мы поняли для себя, когда ты оказываешься в зоне боевых действий — самые трудные, это первые дни. Даже в нашей работе, хоть мы и не ввязывались ни в какие бои, а занимались исключительно расчисткой местности — самые трудные — первые дни.

Необходимо понять, что здесь совсем другой темп жизни. Здесь нельзя суетиться как в городе, иначе и до смерти недалеко.

Первые работы специалистов саперного дела из объединения «Миус Фронт» начались в августе, в районе Снежного. Когда территория была более-менее расчищена, работы переместились в район Иловайска.

— Говоря откровенно, до приезда в зону боевых действий Донбасса, мы и понятия не имели, что такое кассетные бомбы, фосфорные заряды и так далее. Все ведь это запрещено. Но на войне свои правила, — говорит руководитель поисковой организации «Миус Фронт» Андрей Кудряков. —  Очень много гибнет мирного населения, детей и стариков. На наших глазах подорвалось три бригады электриков. Потом приехали саперы из «Оплота». Взорвались. Многие ополченцы говорили, что лучше в атаку сходить, в рукопашную, чем с саперами разминированием заниматься!

Очень много было заминированных школ. Пожилые люди зачем-то тащат это домой, думают, что когда-то может сгодиться и подрываются. Многие гибнут, собирая боеприпасы на металлолом. Но самая «веселуха», повторюсь, у детей. Мы у них столько ручных гранат позабирали! Они там разбросаны повсюду, а дети ведь любопытные, поэтому и страдают больше всего.

Шахид-мобиль

Война войной, а жизнь продолжается и в ней без шутки нельзя. Даже когда совсем не до шуток…

— Едешь в поле, чтобы обезвредить мины или снаряды, а тебя трясет на ухабах, кочках, воронках. Причем все снаряды уже старенькие. Если не сработали во время запуска, неизвестно когда сдетонируют. Вот и прозвали мы свои машины, на которых возили боеприпасы, шахид-мобилями. Шутки у нас там такие были. — Рассказывает Андрей. — Ты приезжаешь, и твой камуфляж можно выжимать. До такой степени мокрый от волнения. Так и переживали друг за друга. В самые жаркие дни делали по 6−7 рейсов. За каждый рейс вывозили три тонны боеприпасов. Сейчас легко говорить о статистике, но когда ты за рулем такого автомобиля, когда понимаешь, что вывозишь чью-то смерть, это совсем другое дело. Сколько всего обезвредили и вывезли снарядов, мы даже не считали. Много там заминировано социальных, общественных зданий, частных домов. Был случай, когда мы разминировали подвал, в котором прятались бабушка с двумя детьми…

О средних школах и говорить нечего. Все на растяжках. По всей видимости, украинские военные в полной уверенности, что за ними идут российские вооруженные силы, ставили мины и ловушки повсюду. В школу зайдешь — она вся в антироссийских надписях. Здесь нужно быть предельно внимательными. И если видишь надписи: «смерть русским оккупантам», не забывай смотреть под ноги, там может ждать неприятный «сюрприз».

Без права на ошибку

Говорят, что сапер не имеет права на ошибку или же ошибается всего один раз. И это аксиома. От действий сапера зависит не только его жизнь, но и жизни тех, кто его окружает. Но, к сожалению, и знатоки минного дела совершают ошибки. Именно так погиб Артем, поисковик с большим стажем. До момента приезда к саперам «Миус Фронта» он занимался обезвреживанием неразорвавшихся снарядов в Луганске. Прошел не одну Вахту памяти, да и за плечами была служба в спецвойсках. Однако 12 ноября, что-то пошло не так.

В этот день по селу Мариновка то здесь, то там валялись снаряды от гранатометов. Артем в этот день собирался ехать домой, ему позвонила мама, он поговорил с ней, мы готовились идти на обед, но он сказал, что еще немного поработает. — Рассказывает Андрей. — Он собрал гранатометы, обвесился ими и сел проверять. Никто не знает, как так получилось, но один из гранатометов, которые он взял, был недовзведен. Он сработал. Произошел взрыв. Его осколками посекло. Ногу оторвало. Мы оказали помощь, но до больницы довезти не успели… Двоих парней тогда кантузило. Их мы отправили домой в Таганрог. Вместе с Артемом. Собирали деньги на похороны все поисковики Ростовской области, государство ведь нам не помогает. Вот и сейчас поддерживаем его семью как можем.

Война не окончена

Сегодня поисковики «Миус Фронта» покинули территорию Новороссии. Однако в некоторых городах там по-прежнему рвутся снаряды и гибнут люди. Может быть придет время и саперы поисковой организации снова поедут спасать людей от неразорвавшихся мин и снарядов, которыми усыпаны земли Юго-Востока. А пока ребята занимаются формированием и доставкой гуманитарной помощи. Ведь уже наступила зима, мирному населению приходится очень тяжко.

Справка

Поисковое объединение «Миус Фронт» — патриотическое объединение людей, занимающихся поиском без вести пропавших во время ВОВ. Свою историю объединение берет с конца 90-х, когда первые добровольцы, руководствуясь тягой к истории своих предков и донской земли стали осуществлять раскопки в местах ожесточенных сражений. Название «Миус Фронт» придумано не случайно. Именно так назывался оборонительный рубеж армии вермахта, пролегающий на Дону, его протяженность составляла более 250 км. По официальным данным, в годы ВОВ на «Миус Фронте» погибло, без вести пропало и было ранено около 800 тысяч советских бойцов.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье