18+
вторник, 26 сентября
Общество

Дело имама с наркотиками дошло до Кремля?

Уже год Курман-али Байчоров пытается доказать свою правоту

  
864
Дело имама с наркотиками дошло до Кремля?

Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов взял под личный контроль уголовное дело кисловодского имама Курман-али Байчорова. Обвиняемый в хранении наркотиков имам и четверо его адвокатов объявили голодовку, пытаясь привлечь внимание.

Муфтии вступились за имама

Курман-али Байчоров был задержан 17 октября прошлого года при личном досмотре его автомобиля, задержанного сотрудниками ГИБДД: при досмотре машины был обнаружен пакетик с героином. Определением Предгорного районного суда он был заключен под стражу, затем арест Байчорова неоднократно продлевался (сейчас — до 15 января 2015 года); ему предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение, хранение, перевозка наркотических средств в крупно размере»). По этой статье кисловодскому имаму грозит до трех лет лишения свободы.

Уголовное дело вызвало большой резонанс в российской умме (исламском сообществе), в поддержку арестованного имама высказались многие религиозные деятели. Среди них — бывший председатель Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), ныне муфтий Ставрополья Мухаммад Рахимов и председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК), муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев.

Религиозные деятели и эксперты связывают уголовное преследование Байчорова с его активной позицией по поводу строительства мечетей в Кисловодске, где, по разным оценкам, от 15 до 40 тысяч жителей являются этническими мусульманами.

Байчоров был одним из инициаторов строительства мечети в центре Кисловодска. С 1991 года здесь располагался двухэтажный молельный дом, который не мог вместить всех верующих: во время пятничного намаза многие люди были вынуждены молиться во дворе и даже на тротуаре. К слову, на намазах нередко присутствовали футбольные команды «Терек», «Анжи», «Ангушт», когда приезжали на тренировочные сборы в Кисловодск.

Строительство мечети на месте этого здания началось пять лет назад, деньги жертвовали местные благотворители и обычные люди. В культовом сооружении могут одномоментно разместиться до полутора тысяч прихожан (целый этаж отведен для женщин, которые, по канонам ислама, не могут молиться вместе с мужчинами; есть зал для омовения и воскресная школа).

Будут ли мечети на Кавминводах?

Строительство мечети (по задумке, она должна была стать соборной — то есть главной в крае, где разместилось бы региональное Духовное управление мусульман) с первого дня вызвало раскол среди жителей Кисловодска. Православных патриотов возмутило то, что мечеть собирались строить прямо через дорогу с крупнейшим на Кавминводах Свято-Никольским храмом и православной классической гимназии (они были разрушены большевиками в годы «большого террора», но в начале 1990-х восстановлены). Был долгим и болезненным процесс градостроительных согласований, и в итоге в строительстве мечети было отказано.

Напомним, что в Пятигорске (где сейчас и расположено Духовное управление мусульман края) строительство аналогичной по масштабам мечети в переулке Сквозном было признано судом незаконным. Она была возведена на частном земельном участке, под видом индивидуального строительства, без разрешения администрации. Здание было опечатано, по иску администрация Пятигорска признано самостроем.

В разгар конфликта вокруг мечети Духовное управление мусульман края подписало с администрацией Предгорного района и правительством края соглашение о строительстве соборной мечети за пределами Пятигорска — на землях учхоза в Винсадском сельсовете. Однако и это решение вызвало недовольство жителей села, которые стали митинговать против возведения культового сооружения. Вопрос не решен до сих пор.

В самом Кисловодске суд признал незаконным строительство сразу двух мечетей — в пригородных поселках Индустрия и Белореченский. Как и в случае с пятигорской соборной мечетью, они были возведены на частных земельных участках, которые были их владельцами добровольно переданы в дар мусульманской общине, но без разрешений местной администрации. Кисловодский суд признал оба здания самостроями и потребовал их снести. Сам имам Курман-али Байчоров с первого дня выступал против сноса культовых сооружений.

Шаг последний — голодовка

Пока шел процесс над Байчоровым, его защитники и просто сторонники использовали самые разные методы, чтобы привлечь внимание к делу кисловодского имама. Пятнадцать прихожан кисловодской мечети объявили голодовку прямо в мечети, четверо адвокатов имама также присоединились к ней, но затем голодать прекратили.

Около здания Предгорного районного суда, где слушается резонансное дело, провели серию одиночных пикетов жена подсудимого Фатима Алиева, его сестра Сапият Байчорова, а также член президиума «Единого Кавказского форума» Хеда Саратова.

Адвокаты подсудимого направили «Открытое обращение» на имя президента Владимира Путина и губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова с просьбой взять под контроль расследование дела. Также защита Байчорова представила в суд показания свидетелей о том, что уголовное дело могло быть сфабриковано группой оперативных сотрудников силовых ведомств. Эти материалы были направлены в Военно-следственное управление.

Конгресс карачаевского народа уже планировал провести пятитысячный митинг в поддержку имама, но после того, как взять ситуацию личный контроль обещал глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов, отказались от этой идеи.

Кстати, до этого, как мы уже рассказывали, Михаил Федотов объявил, что берет под личный контроль дело буденновской правозащитницы из «Комитета солдатских матерей» Людмилы Богатенковой, которая занималась расследованием участия российских солдат в боевых действиях на юго-востоке Украины.

Странности дела «солдатской матери»

17 октября Людмиле Богатенковой было предъявлено обвинение в мошенничестве в крупном размере: по версии следствия, она присвоила 800 тысяч рублей, которые получила в качестве оплаты услуг общественного защитника от одного из местных жителей. Причем сам эпизод имел место два года назад.

— Уголовное дело Богатенковой развивалось стремительно, через неделю после заявления потерпевшего женщина была задержана, проведены обыски, вечером в субботу Буденовским городским судом ей избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, и уже после этого предъявлено обвинение. Можно привести массу примеров, когда люди годами бьются за возбуждение уголовных дел и получают отказы в ситуациях гораздо более очевидных, а в данном случае потерпевший, не пытаясь предъявить свои претензии в гражданско-правовом порядке, через полтора года облек их в уголовно-правовые. И полиция с ними согласилась моментально, — делится с «СП» сомнениями по поводу возможной предвзятости следствия адвокат буденновской правозащитницы Андрей Сабинин.

Как сообщил «СП» второй ее адвокат Виталий Зубенко, сейчас подано еще три жалобы (в суд и прокуратуру) на действия следствия, а именно проведение обысков в офисе «Матерей Прикумья», квартире Богатенковой и на протокол допроса подозреваемой. Также была подана жалоба на избрание для Богатенковой меры пресечения в виде заключения под стражу (стоит отметить, что в пятигорском СИЗО ее приняли по состоянию здоровья), однако в восстановлении срока подачи жалобы судом было отказано.

73-летняя Богатенкова находится под подпиской о невыезде, после предъявления обвинения и неудавшейся попытки заключения под стражу у нее резко ухудшилось самочувствие: она была госпитализирована, но сейчас из больницы уже выписалась.

Вместе с тем, представители силовых структур приватно сообщают, что сейчас Богатенкову активно проверяют по другим клиентам, которые в разных регионах СКФО пользовались ее услугами как общественного защитника в судебных процессах. Видимо, таким образом оперативники хотят присовокупить к первоначальному обвинению и другие эпизоды.

В самом же Буденновске все еще ожидают прибытия группы из президентского Совета по правам человека, которую обещал прислать Михаил Федотов: она должна проверить законность ведения расследования дела (поначалу сообщалось, что комиссия проверит условия содержания пожилой женщины в СИЗО, но, как видно, необходимость в этом отпала). Но не отпала необходимость в людях, которые могут убедиться в законности мер, которые применяются против пожилой женщины.

Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Виктор Литовкин

Военный эксперт

Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье