Политика

Я доброволец

Интервью раненного российского добровольца, вернувшегося домой после штурма Саур — Могилы на Украине

  
2328
Я доброволец

Мой собеседник потомственный казак. Его дед и прадед известны на Дону своими заслугами. О войне Георгий знает много и не по фильмам. За плечами горячие точки Северного Кавказа в должности командира разведывательной группы спецназа армейской разведки. Уволившись в запас, он решил строить мирную жизнь. Женился, родилась дочь. Но события на Украине разволновали сердце бывшего военного.

Я встретился с ним в небольшом городке в 20 километрах от Ростова. Сюда он приехал пару дней назад из Мариуполя, где проходил реабилитацию после ранения, которое получил в Мариновке в середине августа этого года. Что заставило этого человека снова пойти на войну? Неужели заскучал по свисту пуль над головой? Ведь боевые действия на Украине, по мнению многих россиян — не наша война. А тут вдруг офицер в запасе и доброволец…

— Когда конфликт на Украине перерос в гражданскую войну, я не мог оставаться в стороне. Я твердо решил пойти на эту войну. Поэтому в конце мая передо мной встал вопрос, как перейти границу. Естественно большого ума для этого не нужно, но вот в какой населенный пункт двигаться? Как искать ополченцев? 25 мая я взял свой рюкзак, он хранился у меня еще со времен чеченской кампании, приторочил на пояс нож и пошел через станицу Митякинскую. До станицы довез друг на машине, а дальше я сам. Перейдя границу, стал исследовать приграничную зону, так как понятия не имел, кто контролирует в данный момент эту область. Заночевал в лесополосе, после продолжил свой путь. Сел на автобус и доехал до блок-поста между станицей Луганской и городом Луганском. С этого начались мои приключения в рядах ополчения, - рассказывает Георгий.

«СП Юг»: — Какое было настроение в рядах ополчения, когда вы встретились с ними?

— Настроение было подавленным, но с моим визитом их настроение приподнялось. Им было очень приятно, что есть такие люди, которые готовы поддержать их и пополнить ряды, пускай даже и в количестве одного-двух человек. Состояние их я оценил быстро, опыт имелся. Раньше воевал со стороны федералов на территории Чеченской республики против сепаратистов. Понимал, что блок пост обороняют обычные люди, которые ничего не понимают в военном деле. Мирное население взяло в руки оружие, и они вынужденно стали военными, просто уровень подготовки многих сводится до ополчения. Зачем на войну идут люди с опытом? Чтобы передать его тем, у кого этого опыта нет. А здесь были такие случаи, когда свои убивали своих из-за каких-то ошибок, или просто люди гибли по глупости. Мало кто задумывался, насколько важны оборонительные сооружения. Рыть окопы ни кто не хотел, я знаю как это сложно в жару, но потом поняли, что это необходимо. И это отозвалось при первом же артобстреле. Понесли первые потери, решили закопаться. Людей жалко, а ответить некому.

«СП — Юг»: — Как и при каких обстоятельствах, вы получили боевое крещение на Украине?

— Придя туда, я увидел, что командуют люди, не имеющие опыта, если они выходят воевать с «укропами», многие не понимают, какими группами, с каким вооружением или с какой целью необходимо следовать в то или иное место. Поэтому первый бой, свидетелем, которого я стал, это был стихийный огонь по воинской части. Ополченцы подогнали каток, водитель выпрыгнул, успев уцелеть. Ополченцы стреляли по окнам, из всего что было, кто-то по ним стрелял, но был хаос и бардак полнейший. Непонятно кто командует штурмом, нет дисциплины, такое ощущение, что каждый отдан сам себе. Потом было многое. Принимал оборону под Луганском, обстановка была тяжелая, увел часть бойцов в поля. После станицы Луганской ушли на Изварино, охраняли часть дороги. Я нашел две пушки 46-го года, починил их и через два часа они уже стреляли. Первый выстрел произвел из нее я. Я увидел, что все нормально — откат хороший, гильза вылетела, все хорошо, необходимо было ее укрепить, сделали бустера из грунта и так далее. Была артиллерийская дуэль, они били по нам из своих минометов, мы из пушечек.

Гоша-словянин. Именно так называют его братья по оружию. Для многих он просто Гоша с позывным «Славянин» — невысокий парень с трехдневной щетиной, на которого можно положиться в бою. Его голубые глаза полны света, а своим ангелом хранителем он считает Георгия Победоносца. Когда я прошу его сфотографировать, он улыбается и просит дать ему время переодеться.

«СП Юг»: — Саур Могила, знаковое место для жителей Донбасса и жителей Ростовской области. Стратегическая высота — Миус фронта. В 1943-м году много людей погибло при ее взятии, что для вас принять участие в штурме этой высоты в 2014-м?

— Мы оказались там после боев под Луганском. Местность вообще не знали. Я видел, как вокруг земля распахана, какие калибры там работали. 12 августа мы штурмовали Саур — Могилу. Много было неразорвавшихся боеприпасов. Во время боя сели аккумуляторы на радиостанции. У меня было четыре танка, у одного из них после первого выстрела заклинило башню, были вынуждены вывести его из боя. Людей у меня было вместе со мной 17 человек. Тремя танками продолжили штурм, сходу на нас выскочил танк Т72, мы его уничтожили. По нам вели артиллерийский огонь со стороны Саур-Могилы, предполагаю, что дежурный расчет. Они находились на посту, но танкисты сразу их уничтожили со второго попадания. Под Саур-Могилой поселок есть Саур, и оттуда по нам стали вести огонь из гаубиц. Расстояние было близкое, мы шли вдоль дороги, не знали местность, сложно ориентироваться, а когда пропала связь, встал вопрос что делать, штурмовать дальше? Я даже не знаю, сколько там окопалось людей, но если у них были гаубицы, можно предположить что, по крайней мере, батальон был точно, а штурмовать их с 16-ю бойцами было сложно. Плюс был приказ штурмовать саму высоту. Пока мы решали вопрос со связью, мой танк выдержал прямое попадание. Слава богу, все остались живы. Связи нет, приказал бойцам отступать, а сам побежал к ближайшему танку, залез на броню, снял шлемофон у командира экипажа и приказал танкам прикрывать наш отход. Так вышли до Мариновки, где и закрепились.

«СП — Юг»: — А ранение где получили?

— Ранение не во время боевых действий. Уже в Мариновке. Я обошел позиции, шел на ужин и вдруг на обочине что-то разорвалось. Потом когда вынули несколько осколков из меня — сказали что это кассетная бомба. Облегченный сплав, там резьба специальная двустороняя снаружи и изнутри. Каждый виток спирали создает зубчик как на пиле, то есть края получаются от ран рваные, поэтому и дыры такие неприятные. Мышцы все пробиты, кости целые. Почему взрыватель сработал именно тогда, не знаю. Судьба, наверное.

«СП-Юг»: А вы бронежилетами не пользуетесь?

Я давно решил им не пользоваться. Во-первых, меньше «пятерки» не имеет смысла, во-вторых, стесняет движения. Конечно, есть операции, где он необходим, но по большому счету можно обойтись и без него. Да и видел как парни, которые были в бронежилетах оставались тушками без рук и без ног с отбитыми внутренними органами.

Два мира моего собеседника сходятся в одной точке — у него дома. Раз в месяц он возвращается к жене и ребенку, а потом снова в бой. И так каждый раз. Переход границы, поиск своих, выполнение боевых задач. Каково это жить на пороге миров? Как удается сохранить человеческий облик?

— В любой ситуации главное оставаться человеком. Такие испытания как война дается сильным людям. Сложно остаться человеком, сложно помнить о том, что в каждом из нас есть свой ориентир — человеческая совесть.

«СП- ЮГ»: много ли наемников из-за рубежа воюют за украинскую армию, приходилось ли сталкиваться лично?

Грузин — иностранец? При допросе он подтвердил, что на стороне украинской армии воюет очень много иностранцев. Порой рядовые солдаты даже не знают, какие задачи выполняют эти вояки. Какие цели перед ними стоят. Все в строгом секрете. Иностранцы держатся от обычных солдат особняком, относятся к ним с презрением. Я даже так хочу сказать — если этим наемникам поступит приказ уничтожить подразделение украинской армии, они сделают это без угрызения совести. Им просто все равно, с какой стороны валить русских.

«СП-Юг»: Как жена согласилась отпустить вас на войну?

— С меня никто не скидывал ответственность за жену и ребенка. Есть, к сожалению, кредиты, ну и все как у всех. Наши рубежи — это наши семьи, и моя жена это понимает. Она была бы рада, если бы я сидел бы дома, но она гордиться что ее муж — настоящий мужик, тем более доброволец!

Снимок в открытие статьи: доброволец Георгий в зоне боевых действий на востоке Украины/ Фото автора.

Популярное в сети
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье