Политика

Россия теряет Абхазию?

Турция настаивает на сближении с Сухумом

  
3209
Россия теряет Абхазию?

Частично признанную Абхазию можно назвать уникальной территорией. Здесь масса парадоксов. Несмотря на свою совсем малую площадь невероятно низкие экономические показатели, это государство является местом, где сходятся в одной зоне, порой перекрывая друг друга, области геополитических интересов нескольких стран. Первыми на ум в данном случае приходят Грузия, считающая границу с Абхазией административной, и Российская Федерация, де-юре признающая независимость данного государственного образования, но, тем не менее, остающаяся главным «кормчим» для него. Большинство российских и грузинских политологов рассматривают Абхазию именно в спектре взаимоотношений и противостояний Тбилиси и Москвы. Однако многими забывается один весьма мощный игрок в данном регионе, да и вообще на мировой арене — Турция.

Большинство забывают про «Османскую империю версии 2.0», как выразился один из обозревателей французской «Le Monde», по той причине, что принято считать это государство весьма верным союзником ЕС и НАТО (в НАТО Турция входит). Из последнего следует, что Анкара разделяет общие взгляды Брюсселя и Вашингтона на правовой статус Абхазии, а, как известно ни США, ни страны ЕС не признают Южную Осетию и Абхазию независимыми, а считают их частями республиканской Грузии. Однако объявляемая во всеуслышание официальная позиция Анкары не всегда верно отображает реальные политические мировоззрения дальновидной политической элиты. Творящий политические чудеса Реджеп Эрдоган, ставший президентом и являющийся главной силой в высших эшелонах власти, заставил собой восхищаться все рядом располагающиеся с Турцией страны. Он делает свое государство вновь великой державой и возвращает ей былое могущество. И для этого ему необходимо концентрировать внимание не только на внутреннем положении дел, но и на внешнеполитическом поприще. И Абхазия не осталась без внимания.

Что же делает Турция, чтобы увеличить степень своего влияния в Абхазии? В первую очередь надо сказать, что связывает республику и эту мусульманскую страну — история. Во время Кавказской войны войска Российской империи провели победоносную операцию близ Черного моря, которая закончилась для абхазов (и прочих абхазо-адыгских народов) печально — значительная их часть вынуждена была стать так называемыми мухаджирами — переселенцами. Большая часть этих беженцев выбрали в качестве основного места жительства Османскую империю, в которой для них выделили территории для компактного проживания. В настоящее время в Турции эксперты насчитывают от 400 до 800 тысяч этнических абхазов, при этом все еще идентифицирующих себя именно так, несмотря на то, что ассимиляционный процесс лишил их знания родного языка и большинства традиций. Кто не знает, даже 400 тысяч — это больше всего населения нынешней Абхазии. И вот эта диаспора, численность которой больше, чем численность населения всей их исторической родины, живет в Турции и не забывает о своих собратьях. Они протестовали в 90-ые, когда эксцентричный Звиад Гамсахурдиа начал под нацистскими лозунгами агрессию против желавших остаться с РСФСР абхазов и осетин, они требовали от тогдашнего, не очень лояльного по отношению к национальным меньшинствам, правительства Турции, осудить Грузию. Особых успехов на этом поприще они не добились, да и вообще до начала 2000-ых эта община не имела хоть сколько-то бы стоящего влияния. Но многое поменялось после того, как премьер-министром Турции стал бывший мэр Стамбула Реджеп Тайип Эрдоган. Вместе с ним к власти пришла и его партия. Теперь начинает новый этап развития турецко-абхазских отношений.

В первую очередь нужно упомянуть экономические связи. До того, как произошло укрепления позиций РФ в регионе, отчасти обусловленные и грузино-южноосетинской войной, 30% бюджета Абхазии формировались из турецких денег, после же августа 2008 года эта доля снизилась в два раза. Однако со временем все вновь стало меняться — Турция стала несколько теснить Россию. Импорт и экспорт Абхазии — более 60% ввозимой и около 45% вывозимой продукции приходится на Турцию. Так же практически весь гостиничный бизнес частично признанной республики находится в руках турецких бизнесменов. Более того, весь бюджет Ткуарчалского района Абхазии формируется за счет поступлений от угледобывающей компании «Тамсаш», контролируемой инвесторами из тюркского государства. Помимо этого, налаживая отношения с Абхазией, Анкара использует свое влияние на Грузию. Благодаря умелой дипломатической работе, политики Турции добились согласия руководства закавказского государства на пропуск турецких судов в абхазские порты — умаслили и высших чиновников в Тбилиси, посчитавшись с их официальной позицией, и расширили область сотрудничества с Сухумом, никаких финансовых отчислений при этом не направляющего в Тбилиси за портовые сделки. После того, как было налажено постоянное сообщение торговых кораблей меж странами, обе стороны поняли, что надо увеличивать потенциал такого характера взаимоотношений. Проблема была в том, что некоторые порты Абхазии не могли принимать суда весом более 2 тысяч тонн. Тогда турецкие и абхазские специалисты при содействии уже упомянутой компании «Тамсаш» взялись за углубление дна в акватории Абхазии. Дело увенчалось успехом — в порты Абхазии смогли заходить суда весом до 10 тысяч тонн. Это несколько увеличило объемы импорта и экспорта меж странами. Подобных вещей, являющихся мелочью для экономики Турции, но в тоже время необходимыми для маленькой и нищей Абхазии, можно перечислить огромное множество. Важно упомянуть, что во многих этих процессах задействованы представители абхазской диаспоры в тюркском государстве.

Но не только диаспора использует возможности Анкары в достижении своих целей, сама Анкара порой использует диаспору. Особенно хорошо это стало заметно в этом году. И тут надо поговорить о политических связях. Так, например, в начале июня Абхазию посетили пять членов парламента Турции: Айкан Сеферюстюн, Али Ихсан Явуз, Хасан Аличелик, Энгин Озкоч и Мюнир Ярдымы. На самом деле для Абхазии это грандиозное событие, означающее начало диалога с Анкарой о процессе признания ею бывшей части Грузинской ССР независимой. Причем в беседе с исполнявшим тогда обязанности президента Абхазии Валерием Бганбой Айкан Сеферестюн сказал, что фактически запуск процесса признания Турцией маленькой республики уже начат, и доказательство тому — прибытие турецких парламентариев в Сухум. Грузию все это не порадовало и в Тбилиси даже вызвали для беседы посла Турции в стране. Ему все объяснили, он сказал, что ничего об этом не знал и парламентарии не координировали свои действия с Анкарой (немного странно, учитывая, что большинство из вышеупомянутых высокопоставленных чиновников входят в правящую партию, возглавляемую самим Эрдоганом) и пообещал, что им обязательно напомнят об официальной позиции Турции в отношении Абхазии. В итоге, все было списано на то, что все эти госслужащие являются уроженцами ила Сакарья, в котором проживает много потомков переселенцев из Абхазии, и что некоторые из визитеров сами являются этническими абхазами (на самом деле в делегации таковой был только один — Энгин Озкоч) — и вовсе не было политического повода, а посещение носило исключительно культурный и туристический характер.

Но встреча эта, по всей видимости, наделал не только много шума, а принесла реальные результаты. Нужна небольшая ремарка. Накануне визита вышеупомянутых политиков в Абхазии назрел политический кризис, окончившийся тем, что президент Александр Анкваб был смещен, исполнявший некоторое время его обязанности Бганба вслед за неудачливым Анквабом отправил в отставку значительное число чиновников и сотрудников силового аппарата. Затем последовали приготовления к выборам нового главы страны. Особого внимание тут заслуживать принцип выбора тех, кому можно голосовать — руководство Абхазии решило сделать очень интересный шаг в данном вопросе: разрешено было голосовать не только жителям Абхазии, но и просто абхазам, живущим в других странах. Поначалу было решено открыть избирательные участки только в России — в Карачаево-Черкессии и в Москве. И накануне выборов в Абхазию нагрянули турецкие парламентарии. После их возвращения на родину, вдруг неожиданно стало известно, что и в Стамбуле будут открыты избирательные участки. Надо отметить, что пришли голосовать тысячи. И, как сообщают некоторые источники, почти все голосовали за Рауля Хаджимбу. Большое число экспертов ранее говорили, что именно эта кандидатура устроит Анкару. Стоит вспомнить, что Хаджимбу в СМИ так же называли удобной на посту президента Абхазии для Кремля фигурой. Почему же максимально пророссийский политик, желающий экономического развития для Абхазии, нужен и Анкаре? Тут можно обратиться к работам исследователя фонда экономической политики Турции Аргуна Баскана, который говорит, что после признания РФ независимости Абхазии, экономические, политические, культурные и прочие связи меж этой республикой и Турцией значительно расширились. Баскан уверен, что пророссийская Абхазия куда полезнее для Анкары, чем прогрузинская. Тут стоит задуматься, может, современная политическая элита Турции хочет сделать Абхазию не зоной противостояния между своей страной и Россией, а наоборот — зоной более тесного сотрудничества? В таком случае, Эрдогана можно назвать еще более талантливым политиком, чем он выглядит сейчас.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Артур Лебедев.

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье