Политика / Выборы

Кого и как выбирают на Кавказе

Где в единый День голосования будет жарче всего

  
919
Кого и как выбирают на Кавказе
Фото: Антон Подгайко/ТАСС

Республики Северного Кавказа — Чечня, Ингушетия и Дагестан — где 18 сентября предстоит избрать региональные парламенты, оказались самыми демократичными. К такому неожиданному выводу пришли эксперты «Комитета гражданских инициатив», изучив избирательное законодательство регионов страны. Впрочем, от хорошо написанных законов до их реального применения — пропасть!

Выборы… и восток Ставрополья снова бурлит

«Комитет гражданских инициатив», который возглавляет бывший вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, регулярно ведет мониторинг избирательных кампаний в России. В понедельник он опубликовал первый доклад по результатам наблюдения за нынешней кампанией.

Отметим, что она является самой масштабной в новейшей истории страны: в один день, 18 сентября, предстоит избрать семерых губернаторов (в том числе главу Чечни), 39 региональных заксобраний (поначалу их должно было быть 38, но этот список пополнил парламент Чечни, который 16 июня объявил о самороспуске), а также представительные органы 11 региональных столиц и главу Кемерово. Помимо этого, по данным Центризбиркома, в Единый день голосования состоится 5064 кампании выборов и референдумов в муниципалитетах (в том числе выборы 608 местных глав).

Но и до Единого дня голосования пройдет несколько малозначимых кампаний. В частности, в ближайшее воскресенье, 24 июля, на Ставрополье предстоит избрать нового главу и депутатов Закумского сельсовета (Нефтекумский район). Напомним, что в марте 2011 года главой сельсовета (он объединяет хутор Андрей-Курган и Левобалковский поселок) был переизбран действующий глава, единоросс Виктор Нагаев.

Местным депутатом был также в марте 2011 года избран один из крупнейших землевладельцев на востоке Ставрополья, гендиректор агрофирмы «Киц» Иван Киц: ныне он уже депутат краевого парламента, и намерен избраться и в новый созыв уже 18 сентября. Ну а депутатские выборы в Закумском сельсовете уже омрачились скандалом: из шести выдвинутых членов ЛДПР были сняты с регистрации избиркомом трое (причем все трое — бухгалтер Татьяна Захарова и рабочие нефтебазы Надежда Литвиненко и Наталья Шклярская — сотрудники агрофирмы «Киц»)!

Ну, а 28 августа в Астраханской области пройдут досрочные выборы главы села Малый Арал (Красноярский район) вместо единоросса Тажигали Муртаева. Он был избран главой села в марте 2011 года, а спустя три года получил условный срок по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). По версии следствия, он дал заведомо незаконно распоряжение бухгалтеру сельской администрации выдать ему из кассы 15 тысяч рублей.

13 дагестанских «льготников»

Среди южных регионов в Единый день голосования 18 сентября самые крупные выборы состоятся в Чечне (глава республики плюс 41 депутат республиканского парламента и 27 депутатов горсовета Грозного), Дагестане (90 депутатов Народного собрания), Адыгее (50 депутатов Госсовета — Хасэ), Ингушетии (32 депутата народного собрания), Ставропольском крае (50 депутатов региональной думы плюс 35 депутатов гордумы Ставрополя), Астраханской области (58 депутатов региональной думы) и Кабардино-Балкарии (33 депутата горсовета Нальчика).

Республики Северного Кавказа, как отмечают эксперты-политологи КГИ, выбиваются среди других регионов страны сознательным «занижением» роли одномандатников. Начать с того, что в Дагестане, Ингушетия и Чечня выборы проводятся полностью по пропорциональной системе (причем уже третий раз подряд). Помимо этого, в Чечне и Ингушетии партсписки не должны «дробиться» на территориальные группы.

В Нальчике и Грозном также сохранена полностью пропорциональная система (кстати, Грозный оказался единственной региональной столицей, где при распределении мандатов применяется так называемый «метод Хэйра-Нимейера» — самый прозрачный и справедливый. -Ред.). А вот, например, в Ставрополе и Пятигорске число депутатов-«списочников» и одномандатников будет одинаковым (в Пятигорске вообще действуют двухмандатные округа).

То есть на Северном Кавказе сознательно отказались от применения так называемого «закона Клишаса», который вводят 25%-й обязательный лимит на кандидатов-«списочников» на выборах разного уровня. Это можно было бы отчасти объяснить тем, что в республиках Северного Кавказа много партий имеют избирательные «льготы» (то есть право не собирать подписи избирателей для выдвижения).

Скажем, в Чечне это «Патриоты России» и «Общероссийский народный союз» (в самом Грозном — только «Патриоты России», ныне имеющую фракцию в горсовете), а в Ингушетии — «Патриоты России» и «Партия роста». На муниципальных выборах в Нальчике льгота есть также у «Партии роста» и «Российской экологической партии «Зеленые».

Но больше всего (причем не только на Кавказе, но и в масштабах страны) партий-«льготников» в Дагестане — целых 13! И хотя названия многих из них вряд ли что-то скажут не только обычному избирателю, но даже и искушенному политологу, они имеют в Дагестане своих муниципальных депутатов. Это «Патриоты России», «Партия роста», «Родина», «Союз труда», «Города России», «РОТ-Фронт», «Российская партия пенсионеров за справедливость» (РППС), «Партия ветеранов России» (ПВР), «Партия свободных граждан» (ПСГ), «Трудовая партия России» (ТПР), «Партия возрождения села» (ПВС), «Объединенная аграрно-промышленная партия» (ОАПП) и «Партия возрождения России» (ПВР).

Как у Майкопа выборы украли

Отдельно эксперты-политологи КГИ анализируют избирательное законодательство регионов. И приходят к выводу, что оно во многом несовершенно. В частности, во многих регионах законами установлен огромный (более двух недель!) разрыв между сроком окончания выдвижения и крайним сроком подачи документов на регистрацию. Это все упомянутые выше территории Юга России (кроме Чечни) — Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Ставропольский край и Астраханская область. И это вряд ли оправдано, особенно учитывая, что многим партиям и кандидатам не надо собирать подписи. Значит, искусственно затягивается «теневой» период избирательной кампании!

Удивило экспертов то, что во многих регионах власти активно используют «лепестковую» нарезку одномандатных округов. Это нужно для того, чтобы искусственно объединить городские территории, где живет, как правило, более протестный избиратель, с сельскими поселениями — народ тут патриархальный, а значит, любящий власть.

Например, в Астраханской области таким странным образом оказались «разрезаны» 7 муниципальных районов из 11, а также Ахтубинск и еще четыре сельских поселения: Капустиноярский, Воленский, Татаробашмаковский и Яксатовский сельсоветы, где число избирателей и так небольшое.

Такую же «лепестковую» нарезку краевой избирком применил на Ставрополье" вычленив из столицы региона вместо трех полноценных округов аж четыре (два из них оказались «объединены с соседними сельскими территориями Шпаковского района).

В Дагестане нет одномандатных округов, но их роль частично играют территориальные группы «внутри» партсписков. И при этом все три района крупнейших городов — Махачкалы, Дербента и Хасавюрта — а также Дербентский и Хасавюртовский районы были «расчленены» разбиваться на две или три группы.

Такая же история и в Майкопе, где вместо положенных по закону (исходя из нормы представительства избирателей) десяти одномандатных округов оказалось девять. По этому поводу руководители республиканских отделений трех политических партий («Родина», «Зеленые» и «Города России») направили обращение на имя председателя Центризбиркома России Эллы Памфиловой. Требуют «вернуть» жителям Майкопа избирательный округ.

Ну и последнее — это финансирование избирательной кампании. Эксперты обращают внимание на то, что размеры избирательных фондов варьируют очень значительно (причем ни в коей степени не коррелируя с числом избирателей). Скажем, на Ставрополье каждый кандидат-одномандатник может потратить 12 млн рублей, а партия — 120 миллионов. А в соседнем Дагестане, где число избирателей почти такое же — лишь 30 миллионов (одномандатников тут, напомним, нет). Такие же траты предусмотрены и в Чечне, где избирателей почти втрое меньше, чем в Дагестане и на Ставрополье.

В Астраханской области размер избирательного фонда для кандидата — 2 млн рублей, а для партии — 25 миллионов. В намного меньших регионах — Ингушетии и Адыгее — размер партийного фонда составляет всего 6 и 10 млн. рублей (адыгейский одномандатник вправе истратить 300 тысяч рублей).

Популярное в сети
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье