Политика / Санкции

Зачем «Газпрому» Эрдоган

«Потепление» отношений с Турцией — это хорошо или плохо?

  
2363
Зачем «Газпрому» Эрдоган
Фото: AP/TASS

Вопрос, вынесенный в подзаголовок, может показаться риторическим. На самом деле, он не столь однозначен, как на первый взгляд. За семь месяцев, покуда Россия держала закрытым свои рынки — туристический, строительный, продуктовый — закрытыми для Турции, многие бизнесмены сумели к этим условиям адаптироваться. Так, можем, и дальше будем обходиться без турецких огурцов и сельдерея?

В чем «покаялся» Эрдоган

Если вчера все российские издания обсуждали съезд «Единой России», то для всех мировых изданий новость номер один также была связана с нашей страной… и с Турцией. Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган направил официальное письмо на имя своего российского коллеги Владимира Путина, в котором извинился на атаку на Су-24 в ноябре прошлого года.

Напомним, что он был сбит турецким F-16 под управлением неназванного пилота над горами Туркмен на границе с Сирией. После этого Россия ввела ряд серьезных экономических ограничений для Турции (в частности, в торговой и строительной сферах), был запрещен организованный отдых российских граждан на турецких курортах, прекращены чартерные перелеты, а для турков ввели въездные визы.

Владимир Путин заявил, что извинения турецких властей за сбитый самолет — это главное условие нормализации отношений. И последние недели со стороны Турции было несколько «сигналов» о восстановлении добрососедских отношений. В частности, он этом заявил назначенный 22 мая премьер-министром Бинали Йилдырым, который создал рабочую группу по нормализации экономических связей.

Затем стало известно, что министр иностранных дел Турции Мевлют Чавошоглу будет приглашен на совет МИД Организации черноморского экономического сотрудничества (ЧМЭС) в Сочи первого июля. Причем Чавошоглу проведет здесь переговоры на высшем уровне с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Ну и, наконец, появление «покаянного» письма Реджепа Эрдогана, которое уже прокомментировали пресс-секретари обоих глав государств — и Дмитрий Песков, и Ибрагим Калын. Говорили почти дословно одно и то же: нужно возвращаться к добрососедским отношениям.

О том, что Турция готова протянуть России руку, заявил и сам Эрдоган вчера вечером на ифтаре (разговении) в своем президентском комплексе. «В письме, которое я послал Путину, я выразил нашу скорбь в связи с инцидентом и напомнил о возможностях регионального сотрудничества как в большом числе областей. Я считаю, что наши отношения нормализуются для мира и спокойствия в регионе», — заявил турецкий лидер. Также вчера стало известно, что на очередной ифтар в свою резиденцию Эрдоган пригласил российского посла Андрея Карлова, который также примет участие в заседании делового совета (DEIK).

Турция — против российской АЭС

В общем, казалось бы, действительно все идет к «потеплению» отношений. Впрочем, реакций даже ведущих турецких изданий на письмо Эрдогана вчера оказалась весьма сдержанной. Турецкие журналисты отметили, что в первую очередь оно благотворно сказалось на российском валютном рынке: скажем, биржевой курс доллара снизился на 35 копеек, а курс евро — на 16 копеек. Вместе с тем, турецкий фондовый индекс Borsa Istanbul ненамного — на 0,5% - вырос.

Все это говорит, пожалуй, лишь о том, что эксперты относятся к перспективам «русского-турецкого мира» сдержанно. Самые крупные инвестиционные проекты, которые реализуются двумя странами, — это строительство газопровода «Турецкий поток» (Türk Akımı) и атомной электростанции «Аккую» в южной, средиземноморской, провинции Мерсин.

Пожалуй, самая противоречивая ситуация — с АЭС «Аккую», соглашение о создании которой впервые было подписано еще в 2010 году. Согласно проекту, здесь должно было быть запущено четыре энергоблока общей установленной мощностью 4,8 ГВт.

На недавней выставке «Атомэкспо-2016» в Москве директор по правовым и институциональным вопросам совместного предприятия «Аккую Нуклеар» Илья Смирнов заявил, что до 2018 года будут получены необходимые разрешения и лицензии, после чего АЭС начнет строиться. В частности, лицензия на выработку электроэнергии, по мнению Смирнова, может быть получена уже в августе этого года. Первый энергоблок новой электростанции, по мнению менеджера, будет введен в эксплуатацию в 2023 году, а вся она — в 2026 году (стоимость проекта — около $ 25 млрд.).

Между тем, как пишет известный турецкий экономический обозреватель Эзгюр Гюрбюз, с учетом вложений в строительство стоимость электроэнергии, вырабатываемой на Аккую, будет далеко не низкой: договором стоимость установлена в размере 12,35 цента в течение 15 лет после запуска АЭС, в то время как сейчас на рынке она составляет 4−5 центов.

Вместе с тем, замечает Гюрбюз, в случае расторжения договора Турция будет обязана выплатить России огромную неустойку (как уже произошло с Болгарией, которая отказалась от строительства российской АЭС, за что по решению международного арбитража возместит компенсацию в 500 млн.). Таких денег у Турции сегодня нет. Кроме того, выход из проекта, подчеркивает Гюрбюз, был бы серьезным политическим провалом для правящей «Партии справедливости и развития», которую ассоциируют с Эрдоганом.

Будет ли запущен «Турецкий поток»?

Строительство АЭС в провинции Мерсин сопровождали постоянные протесты «зеленых», которые требуют сделать выбор в пользу более экологичной энергетики — солнечной или ветровой. Так, недавно городской совет Мерсина провел опрос среди жителей и оказалось, что 79% жителей выступают против строительства АЭС. 38% уверены, что станция окажет негативное влияние на туризм и сельское хозяйство — главные на сегодняшний день отрасли экономики в провинции, а 43% считают, что атомная энергетика даст стимул для промышленности. Как видно, результаты крайне противоречивые.

Так что амбициозный проект строительства АЭС вовсе не связан со сбитым Су-24 — причины более глубинные. Только вот, похоже, ни российские, ни турецкие эксперты предпочитают их не видеть. Как и в случае со строительством «Турецкого потока», который начал буксовать еще до инцидента на сирийско-турецкой границе.

Во-первых, Турция и Россия погрязли во взаимных обвинениях по поводу дисконтирования цены на газ, поставляемого по единственному имеющемуся газопроводу — «Голубой поток» (наша страна обеспечивает Анатолию природным газом более чем наполовину). В феврале из-за ценового спора «Газпром» даже был вынужден ввести ограничения на поставку голубого топлива ряду потребителей. Было объявлено, что Россия отменяет продажи газа ряду турецких энергокомпаний — Boğaziçi Gaz, Enerco Enerji, Batı Hattı, Kibar Enerji, Avrasya Gaz и Shell Enerji.

Во-вторых, Турция давно разрабатывает более выгодный для себя проект -Трансанатолийский газопровод (TANAP), который в марте был символически заложен Эрдоганом и азербайджанским лидером Ильхамом Алиевым.

«Хлеб насущный» санкции не коснулись

Естественно, для «Газпрома» потеря такого выгодного рынка, как Турция (в прошлом году он стал вторым по размерам по России, немного уступив Германии, — 26,7 млрд кубометров природного газа, включая транзит в Болгарию) была бы полнейшим крахом. Тем более, что только на строительство системы газопроводов «Южный коридор», по которым голубое топливо должно было перекачиваться из Бованенковского и Уренгойского месторождений, «Газпром» потратил 18 млрд рублей. А это и трубопроводы, и перекачивающие станции (например, одна из крупнейших на планете — «Русская» — близ Анапы).

Потому сразу после появления «покаянного» письма Эрдогана представители «Газпрома» поспешили заявить, что готовы возобновить переговоры по «Турецкому потоку». Переговоры наверняка начнутся, но окажутся ли они выгодными для России, которая твердо намерена искать в лице Турции не только рынок сбыта, но и посредника для поставок газа в страны Южной Европы?!

На фоне нерешенных проблем с «Аккую» и «Турецким потоком» кажутся не столь уж важными прочие вопросы — туризм, строительство, импорт продуктов питания. Скажем, даже на фоне запрета импорта турецких овощей и фруктов не было введено никаких ограничений на экспорт пшеницы и подсолнечного масла из России (Турция является крупнейшим потребителем этого аграрного сырья — только пшеницы в прошлом торговом году, который завершился 30 июня, было продано 4,1 млн тонн).

То есть даже в разгар геополитических кризисов политические амбиции — отдельно, а вот хлеб насущный (будь то газ, электроэнергия или действительно хлеб) — отдельно.

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье