Политика

Адыгею готовят к пришествию «варяга»

Почему в республике отменили прямые выборы

  
4491
Асланчерий Тхакушинов
Асланчерий Тхакушинов (Фото: Аркадий Кирнос/ ТАСС)

Парламент Адыгеи принял решение выбирать главу республики не на прямых выборах, а голосованием депутатов. Скорее всего, это означает, что после истечения второго срока полномочий действующего главы Адыгеи Аслана Тхакушинова в январе следующего года кандидатура нового руководителя республики будет предложена федеральным центром. Тхакушинову и его команде удалось добиться определенных успехов в экономике региона, но действующее руководство Адыгеи давно критикуют за высокий уровень клановости.

Последняя «матрешка»

Действующий глава Адыгеи Аслан Тхакушинов относится к старожилам российского губернаторского корпуса — свой пост он занимает с 2006 года. Второй срок полномочий Тхакушинова истекает в следующем году, но на третий рассчитывать явно не приходится, поскольку глава Адыгеи уже давно перешагнул границу пенсионного возраста (в 2017 году ему исполнится 70 лет).

Однако в полном соответствии с политическими традициями северокавказских республик у Аслана Тхакушинова была давно подготовлена кандидатура его потенциального преемника. В этом качестве еще пять лет назад, при переназначении Тхакушинова на второй срок, стали называть действующего премьер-министра республики Мурата Кумпилова, который доводится племянником ее руководителю.

43-летний Кумпилов имеет репутацию человека, которому Адыгея во многом обязана рядом успехов в экономике, достигнутых за последние годы. По официальным данным, с 2007 по 2015 годы небольшой республике удалось привлечь порядка 140 млрд рублей инвестиций. В значительной мере это объясняется географическим положением Адыгеи — субъекта-«матрешки» внутри Краснодарского края. Близость к одному из самых богатых регионов России является естественным преимуществом Адыгеи, которое она не раз наглядно продемонстрировала. Например, компания IKEA разместила свой торговый комплекс «Мега» не в Краснодаре, а на противоположном берегу Кубани — в Адыгее.

Достаточно динамично развиваются в Адыгее АПК и туризм — две традиционные отрасли для населения этой республики. По индексу производства сельхозпродукции Адыгея в прошлом году заняла первое месте среди регионов ЮФО, а количество туристов и экскурсантов, посетивших республику, достигло 359 тысяч человек, или на 10% больше, чем в 2014 году. Поездки в Адыгею стали популярным маршрутом выходного дня для жителей не только Краснодарского края, но и Ростовской области и Ставрополья.

В то же время перед Адыгеей не стоит характерная для других национальных субъектов Северного Кавказа проблема избытка рабочих рук, поскольку значительная часть населения республики трудится в Краснодарском крае. Нет здесь и сколько-нибудь существенного экстремистского подполья и межнациональных конфликтов (на долю адыгов приходится примерно четверть населения республики, а порядка 64% населения составляют русские).

Читайте также

Рука «старшего брата»

Все это, в конечном итоге, способствовало тому, что вопрос о возможном присоединении Адыгеи к Краснодарскому краю больше практически не поднимается. Хотя еще несколько лет назад, в период активной ликвидации экономически несостоятельных субъектов-«матрешек» (типа Усть-Ордынского и Агинского Бурятских автономных округов), эта тема поднималась неоднократно. Причем одним из сторонников слияния двух регионов выступало руководство Краснодарского края — еще в 2004 году тогдашний кубанский губернатор Александр Ткачев говорил, что этот шаг был бы экономически целесообразен. Однако этого не произошло — Адыгее удалось остаться последней «матрешкой» среди российских регионов.

Но в прошлом году перед республикой возникла очередная перспектива со стороны «старшего брата». После того, как Краснодарский край возглавил Вениамин Кондратьев, а Александр Ткачев был назначен министром сельского хозяйства, фактически не у дел остался его первый заместитель Джамбулат Хатуов, этнический адыг. Вся его карьера — сначала в структуре потребкооперации, а затем во власти — была связана с Краснодарским краем, но после ухода с поста первого вице-губернатора Кубани о Хатуове сразу заговорили как о возможном будущем главе Адыгеи.

Ключевым аргументом в пользу его кандидатуры могла стать именно удаленность от местных кланов, а также отличные связи с федеральным центром — именно Джамбулат Хатуов курировал от лица администрации Краснодарского края олимпийскую стройку в Сочи. Собственно, именно коррупция, порождаемая клановостью, и дефицит лоббистских рычагов на федеральном уровне и назывались среди ключевых слабых мест Аслана Тхакушинова в «рейтингах выживаемости» губернаторов фонда «Петербургская политика». Правда, одновременно авторы этих исследований отмечали, что в пользу Тхакушинову идут политическая стабильность в республике, отсутствие негативных новостей из региона и пассивность потенциальных конкурентов.

Демократия ограниченного применения

Тем не менее, досрочная отставка главы Адыгеи, о возможности которой минувшей осенью говорили слухмейкеры, не состоялась, а Джамбулат Хатуов в феврале этого года вернулся в команду Александра Ткачева, получив назначение заместителя министра сельского хозяйства. Однако, по мнению политологов, вопрос о принципиальной смене команды в Адыгее это отнюдь не сняло, и свидетельством этого стало решение парламента республики о том, что ее нового главу будут выбирать именно депутаты.

«Такое серьезное решение Адыгея, конечно, не могла принять самостоятельно. — убеждена старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева. — Нет сомнений, что каждая строка законопроекта была согласована с Москвой. За этим стоит намерение Москвы видеть следующим главой Адыгеи кого-то извне республики. Уверена, что среди представленных Госсовету Адыгеи кандидатур будут люди, не связанные с Адыгеей своими политическими биографиями».

Принятие Адыгеей парламентской модели выборов главы, которая уже утверждена практически во всех республиках Северного Кавказа, действительно выглядит вынужденной мерой, если вспомнить, что Аслан Тхакушинов публично выступал именно за всеобщие выборы. «В Адыгее в 2017 году будут прямые выборы главы региона, поэтому решающее слово — за населением», — заявил Тхакушинов в январе прошлого года. Имя потенциального преемника он тогда дипломатично не назвал, но заметил, что за 8 лет его руководства в республике была «сформирована хорошая работоспособная команда профессионалов, есть достойные люди, способные возглавить республику».

Читайте также

Если исходить гипотезы, что отмена прямых выборов в Адыгее была инициирована федеральным центром под «внешнего» кандидата, то фигура Джамбулата Хатуова вполне может по-прежнему рассматриваться в качестве возможного претендента. Однако известный краснодарский политолог, депутат кубанского законодательного собрания Николай Петропавловский сомневается в этом, исходя из специфики новой должности Хатуова.

«Насколько я знаю, на посту замминистра сельского хозяйства РФ перед Хатуовым сейчас стоит чудовищный объем работы, сопоставимый с тем, что был в период подготовки к Олимпиаде, — говорит Петропавловский. — Я очень сомневаюсь в том, что эти задачи будут полностью решены до того момента, как истечет срок полномочий Аслана Тхакушинова, а бросать на полпути начатое, чтобы переключиться на другой фронт работ — это не в стиле Джамбулата Хизировича».

Впрочем, полагает Николай Петропавловский, для Краснодарского края совершенно не принципиально, по какой схеме будут выбирать главу Адыгеи, а равно и то, кто им станет. Главное, полагает политолог, какую модель взаимодействия с Краснодарским краем выберет новый глава Адыгеи, поскольку в значительном количестве аспектов эти два региона представляют собой единое целое.

Популярное в сети
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье