18+
четверг, 19 октября

Пиар на имени Кадырова

На Большом Кавказе по-своему оценили «наезды» на главу Чечни

  
1677
Илья Яшин во время презентации доклада "Угроза национальной безопасности", посвященного анализу политики в Чечне под руководством Рамзана
Илья Яшин во время презентации доклада «Угроза национальной безопасности», посвященного анализу политики в Чечне под руководством Рамзана (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Обнародованный в минувшее воскресенье доклад оппозиционного политика Ильи Яшина «Рамзан Кадыров. Угроза национальной безопасности» сразу вызвал неоднозначную реакцию не только в Чечне, но и в других республиках Северного Кавказа, где Кадыров многими воспринимается как безусловный лидер всего региона. Основная задача данного произведения — поставить неудобные вопросы перед российским руководством — в кавказском его прочтении получила весьма своеобразное преломление. Авторы доклада явно добились совсем не той реакции. Особенно на Кавказе.

Чеченцы против Яшина

Сам Рамзан Кадыров отреагировал на доклад Ильи Яшина заблаговременно, еще до официальной презентации выложив его текст в своем блоге в сети Instagram и дав подробное интервью на эту тему «Русской службе новостей».

— Его доклад — это сплетни из интернета, — заявил глава Чечни. — Яшин просто делает себе имя, называя меня. Для него главное — заработать, гранты получить, выполнить задачу. И сегодня подобные люди говорят про меня плохо. А я рад этому. Ведь если бы они говорили про меня хорошо, это было бы для меня унижением.

Вслед за Кадыровым своими комментариями по поводу доклада Яшина в чеченских СМИ поделились и другие представители чеченских властей. Например, министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров дал докладу определения «словесный парнас» (имея в виду название одноименной партии, зампредом которой является Илья Яшин) и «пурга». Впрочем, по имеющимся данным, сам факт публикации доклада вызвал среди руководства республики довольно нервную реакцию: в правительстве Чечни по этому поводу прошла серия совещаний, не анонсированных в прессе, а Рамзан Кадыров даже поручил разыскать и предъявить в местных СМИ таксиста из Ингушетии, который возил Яшина в Грозный.

Негативное отношение к докладу выразили не только власти Чечни, но и те представители чеченской общественности, которые далеки от оценки деятельности Рамзана Кадырова в превосходной степени. Исполнительный директор Российско-Катарского делового совета Шамиль Бено согласен с тем, что главной целью авторов доклада было напомнить о себе, о том, что они вообще существуют: «В российском обществе они не имеют достаточного авторитета, поэтому и решили ударить по больной теме, которая окончательно не зажила».

Основная претензия Шамиля Бено к авторам доклада заключается в несоответствии результата декларациям: по мнению эксперта, это не исследовательский доклад, как заявлено во введении, а компиляция из той информации, которая уже публиковалась раньше.

 — Из вопросов, заданных Рамзану Кадырову в конце доклада, видно, что авторы не в состоянии сами провести независимое расследование, поэтому им пришлось пойти по пути сбора открытой информации, зачастую сомнительной. Например, заявления о геноциде русских в Чечне в начале девяностых годов требуют еще всесторонней проверки, ведь существует множество свидетельств русских, которые пережили первую войну рядом с нами, чеченцами, — рассуждает Бено, переходя от этой темы к восприятию доклада в чеченском обществе: «Если бы в докладе не было первой части, в которой речь идет об „этнических чистках“, то в принципе можно представить, что у жителей Чечни, не имеющих работы и с трудом добывающих средства к существованию, разоблачения Яшина вызвали бы симпатию. Но в том виде, в котором доклад опубликован, он скорее льет воду на мельницу чеченофобии, а такой подход в чеченском обществе будет категорически неприемлем».

Еще один упрек чеченского эксперта в адрес авторов доклада заключается в том, что они не провели анализ причин ситуации, сложившейся на сегодняшний день в Чечне.

 — К Рамзану Кадырову в качестве главы региона можно предъявить много претензий в части экономической политики, но следует признать, что та безоговорочная поддержка, которой он пользовался у большинства населения республики на рубеже прошлого и нынешнего десятилетий, была совершенно искренней, — убежден Шамиль Бено. — Чеченское общество после двух войн нуждалось в перспективе будущего, и быстрое восстановление республики порождало воодушевление. Применявшиеся при этом методы были адекватны ситуации, потому что если бы Грозный отстраивали после войны с соблюдением всех российских нормативов, то этот процесс занял бы жизнь целого поколения, если не двух.

— Я вовсе не являюсь поклонником методов управления, которые применяются сейчас в республике и в стране, но как конфликтолог должен сказать: в такого рода вооруженных конфликтах, которые пришлись на нашу долю, добиться быстрого прекращения массового насилия — задача архисложная, и тот факт, что в Чечне удалось за короткий промежуток времени создать условия, при которых гражданское население получило возможность вздохнуть спокойно, является личной заслугой Ахмата и Рамзана Кадыровых. До сей поры боялись бы выходить на улицу без крайней необходимости, — считает Шамиль Бено.

Поэтому, по его мнению, в чеченском обществе публикация таких докладов может быть воспринята как знак того, что в Москве опять кому-то нужно раскачивать чеченскую тему, которая уже дважды становилась причиной войны. И в этом контексте, полагает эксперт, чеченское общество в качестве ответной реакции может еще больше сплотиться вокруг такого лидера, как Рамзан Кадыров, даже несмотря на весь груз имеющихся проблем.

Читайте также

С позицией Шамиля Бено в главном соглашается один из ведущих российских кавказоведов, старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Николай Силаев. Он напоминает, что одна из главных договоренностей о послевоенном будущем Чечни — не ворошить прошлого, это важнейшее условие урегулирования конфликта:

— Доклад предлагает переурегулировать все заново. Но как? Если Яшин — политик, то было бы хорошо объяснить публике, что он предлагает, каково его решение. Так что это — не политика.

В то же время Силаев перечисляет ряд содержательных вопросов, которые действительно стоило бы задать Рамзану Кадырову, например, громадные долги по ЖКХ и очень слабую собственную экономику Чеченской Республики.

— Многие из этих вещей спокойно обсуждают в самой Чечне, но радикальная либеральная оппозиция, как обычно, замусоривает важную дискуссию, — полагает эксперт МГИМО.

Солидарность Большого Кавказа

Определенную реакцию доклад Ильи Яшина уже получил и в ряде соседних республик Северного Кавказа. Источник «Свободной Прессы», близкий к руководству Северной Осетии, говорит, что в этой республике с преимущественно немусульманским населением к Кадырову относятся хорошо, и «наезд» на него если будет продолжаться, то лидер Чечни может рассчитывать на массовую поддержку.

 — Рамзана Кадырова давно воспринимают не как лидера Чечни, а как человека, который создает пределы возможного в масштабах страны, — говорит источник во Владикавказе. — Он просит, требует, делает такие заявления, которые не осмеливаются делать другие главы. А после того, как он себе это позволил, мы выдаем это за прецедент и также формируем свои требования.

В качестве наглядного примера того, как это происходит, северо-осетинский собеседник приводит федеральную целевую программу социально-экономического развития Ингушетии, которая появилась после того, как аналогичную программу удалось пролоббировать главе Чечни.

 — Во многом в Москве Кадыров воспринимается как гарант стабильности для Кавказа, — продолжает источник в Северной Осетии. — Он заполнил все пространство в регионе и не оставил места для неформальной кавказской оппозиции — «лесных братьев». Но самое наглядное — это его политика внутри Чечни: он авторитарен, решает очень грубо и даже жестоко вопросы с оппонентами, после чего такое начинают себе позволять другие главы. И если что происходит, они говорят: но Кадыров же себя еще грубее ведет — почему же нам нельзя?

Читайте также

Лидерство Рамзана Кадырова на Северном Кавказе нехотя признают и в самой большой республике СКФО — Дагестане, у которого с Чечней весьма непростые отношения, включая территориальные споры вокруг Новолакского района, который до депортации вайнахских народов в 1944 году принадлежал Чечено-Ингушетии.

 — В Дагестане фигура Кадырова воспринимается так: он сделал Грозный центром ислама в России и столицей Северного Кавказа, — говорит махчкалинский адвокат Биякай Магомедов, в недавнем прошлом главный редактор влиятельной республиканской газеты «Черновик» -. Ежедневное присутствие в кадре позволило ему доминировать в информационном поле, и поэтому все старания руководителей республик СКФО выйти хоть с какими инфоповодами на федеральный уровень сводятся на нет. Другими словами, Кадыров практически монополизировал коммуникации. Можно сказать, что в других республиках за ним признают право говорить от всего Кавказа.

Читайте также

Поддержку Рамзану Кадырову готовы оказать не только в республиках СКФО, но и в Абхазии, которая считает себя неотъемлемой частью российского Кавказа — здесь прекрасно помнят о помощи северокавказских, в том числе чеченских, ополченцев в борьбе за независимость в 1992—1993 годах. А сейчас в Абхазии внимательно следят за Чечней, сравнивая собственную непростую политическую траекторию с развитием в недавнем прошлом мятежной российской республики.

- Добиваясь процветания Чечни, Владимир Путин как бы показывает всем остальным национальным субъектам России путь получения благ: быть в составе России, поддерживать территориальную целостность многонационального государства, уважать федеральную власть, блюсти и поддерживать российские интересы на любом уровне, как внутри, так и за пределами России, — рассуждает абхазский общественный деятель, автор и руководитель международного проекта «Кавказ — наш общий дом» Давид Дасаниа.

Что же касается отношения абхазов к Рамзану Кадырову, Давид Дасаниа убежден, что подавляющее большинство его соотечественников считает главу Чечни руководителем, который сделал всё для процветания своей республики, причем многие абхазы либо сами часто бывают в Грозном, либо следят за новостями из Чечни в СМИ.

 — Я думаю, что Яшин, великолепно «изучивший» Чечню по сообщениям различных информационных агентств, просто не знает менталитета кавказских народов и не владеет информацией относительно реальных деталей положения Чечни и чеченцев. Иными словами, я бы никоим образом не доверился бы его выкладкам по Чечне и не прислушивался бы к его каким-либо советам, — заключает абхазский эксперт. В то же время Давид Дасаниа признает, что Кадыров является сложным, жёстким и даже дерзким политиком — но без этих качеств управлять кавказской республикой невозможно.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье