18+
суббота, 18 августа

Кто помирит Евкурова с Кадыровым

Конфликт между главами соседних республик нарастает

  
7846
Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров
Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров (Фото: Александр Астафьев/ТАСС)

Кого нужно считать «врагом ислама»? И что с ними делать? Сегодня этот вопрос из чисто богословского уже перешел в политическую плоскость. Главы и муфтии республик Северного Кавказа ищут на него ответы, исходя из сиюминутных личных интересов.

Не мир, а меч вам принесли!

Конфликт между исламскими лидерами Северного Кавказа и главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым, о котором мы уже рассказывали три недели назад в статье «О чем договорились Кадыров и Евкуров», продолжает набирать обороты. В минувший четверг, 18 февраля, в Назрани в Духовном центре мусульман Ингушетии состоялось чрезвычайное собрание муфтиев Северного Кавказа (прибыл на него также и лидер мусульман Калмыкии Султан-Ахмед Каралаев).

Читайте также

По итогам собрания религиозные лидеры подписали коллективное обращение на имя Евкурова, в котором его просят прекратить разногласия с муфтиятом Ингушетии. Впрочем, это вряд ли будет возможно, поскольку светская и религиозная власти в республике занимают, похоже, диаметрально противоположную позицию по самому острому вопросу — стоит ли считать ваххабитов (салафитов) врагами ислама?

Камнем преткновения оказалось выступление муфтия Исы Хамхоева на меджлисе (собрании) представителей суфийской ветви ислама, которое состоялось 2 февраля в Грозном. На этом собрании Хамхоев полностью поддержал позицию чеченского лидера Рамзана Кадырова, который призвал радикально бороться с представителями ваххабизма на Северном Кавказе. Если не силовыми методами, то идеологическими уж точно. Причем не только на вверенной ему территории Чечни, но даже и в соседней Ингушетии.

Ответом на визит муфтия Хамхоева к Кадырову и его жесткое выступление стали слова уже ингушского лидера. В своем инстаграме Евкуров написал, в частности, следующее: «Мы все — разных вирдов и тейпов, есть и те кто не признает вирды, но мы — одной веры, жители своей республики, своей страны!.. Есть те, которые считают, что они не должны соблюдать тарикаты — это их право! Вопрос стоит только в том, что по вине муфтията… с этой категорией населения работу не проводили и не проводят. Нет дискуссий и встреч, нет изучения опыта и выявления причин, почему молодежь отказывается от устоявшихся десятками лет норм родных нам тарикатов», — пишет Юнус-бек Евкуров.

Читайте также

Абдулатипову диалог не нужен

Еще в 2010 году в Дагестане по инициативе тогдашнего главы республики, снискавшего славу реформатора и либерала, Магомедсалама Магомедова была создана комиссия по адаптации боевиков и легализации салафитских общин. А спустя всего год такая же комиссия появилась и в Ингушетии. Причем номер мобильного телефона Юнус-бека Евкурова был известен всем в республике — позвонить главе напрямую мог любой раскаявшийся террорист или член его семьи.

Пытались создать такую же комиссию и в Кабардино-Балкарии, но реально она так и не заработала. Уже после сочинской олимпиады (а точнее, со сменой главы на Рамазана Абдулатипова) дагестанская комиссия по адаптации была расформирована. Продолжает работать такая структура только в Ингушетии. То есть Юнус-бек Евкуров личным примером продолжает доказывать, что вернуть боевика к мирной жизни возможно. По словам главы Ингушетии, за четыре года работы республиканской комиссии через нее прошли 80 добровольно сдавшихся молодых людей — все они полностью вернулись к мирной жизни, став полноценными членами общества.

За последний же год через ингушскую комиссию прошли и несколько «сирийцев» — молодых людей, которые уехали воевать на Ближний Восток, но затем разочаровались в идеях джихада и вернулись обратно… Нескольких таких «возвращенцев» при личной помощи Евкурова устроились на работу. Например, 21-летний парень из Сунжи (имя не разглашается), который недолго воевал в Сирии, ныне работает спортивным тренером.

По подсчетам агентства «Кавказский узел», с 2010 года количество пострадавших (раненных и убитых) в войне против террора на Северном Кавказе сократилось почти в семь раз — с 1705 до 258 человек.

Причем если еще недавно Ингушетия в мартирологе занимала второе место, то сейчас — четвертое. За прошлый год здесь было убито 16 человек (из них 15 — предполагаемые боевики) и ранено пятеро. Для сравнения: в столкновениях в Кабардино-Балкарии погибли 47 человек (из них 45 — боевики), а в Дагестане — 126 (97 боевиков).

Читайте также

Порочная «отчетность трупами»

Если внимательно изучить статистику, то бросается в глаза вот какая тенденция: уже много лет в ходе спецопераций в Дагестане, Чечне и Кабардино-Балкарии не бывает раненных боевиков. Убивают всех.

Член президентского Совета по правам человека Светлана Ганнушкина для такой практики силовиков придумала даже термин, как «отчетность трупами». Ну а инициатором того, что на Северном Кавказе почти тотально распространилась репрессивная метода работы, Ганнушкина считает чеченского главу Рамзана Кадырова. В своем выступлении на грозненском меджлисе он снова подтвердил установку на то, что любые салафиты (даже те, кто в руки никогда оружия не брал и даже не помышлял об этом!) — враги истинного ислама.

На этом фоне гражданская позиция, которую занимает Юнус-бек Евкуров, вызывает искреннее уважение. Сам он в недавнем прошлом военный, но при этом не идет на поводу у советников-«ястребов», а реально пытается выстроить с религиозными меньшинствами конструктивный диалог.

Именно по инициативе Евкурова в 2012 году в Ингушетии (впервые на Северном Кавказе) были легализованы шесть салафитских мечетей. Они не входят в структуру Духовного управления мусульман республики, однако их имамы стали получать зарплату наравне с настоятелями мечетей, относящихся к самому распространенному в Ингушетии исламскому течению, — суфизму.

Стоит ли говорить, что все это Евкуров делал вопреки горячему протесту муфтия Исы Хамхоева, который занимает религиозный пост с 2004 года. И вот, похоже, теперь давний «конфессиональный» спор главы республики и ее духовного лидера достиг апогея.

Незадолго до Нового года Евкуров предложил Исе Хамхоеву уйти со своего поста, также республиканский парламент по предложению главы согласовал реорганизацию муфтията. Упор в его работе теперь должен быть сделан на работу с «проблемным» контингентом верующих.

Читайте также

Старейшины — налево, имамы — направо

Правительство и парламент Ингушетии поддержали и старейшины — а именно Совет тейпов (который, кстати, был создан в 2009 году по инициативе самого Евкурова). Кстати, бывший председатель Совета тейпов Улан Евлоев был оперативно (в день проведения грозненского меджлиса) назначен на пост министра по национальной политике, информации и печати.

Затем события стали развиваться все стремительнее. 8 февраля несколько блоггеров и руководители десятков общественных организаций Ингушетии (всего 52 человека) опубликовали «Открытое письмо» к чеченскому народу по поводу того, что на грозненском меджлисе звучали выпады в адрес ингушского руководства и народа.

Адресатом еще одного схожего по содержанию письма (с теми же подписантами) был уже президент Владимир Путин, от которого ингушская общественность требовала осудить высказывания руководства и духовных лидеров Чечни. Наконец, третье письмо, нацеленное однозначно против Кадырова, президенту адресовала группа ингушских богословов и имамов — под ним стоит 22 фамилии.

Власти республики отреагировали быстро. Совет ингушского парламента, возглавляемый Мухарбеком Дикажевым, уже 11 февраля опровергнул доводы, изложенные в письме ингушской общественности. Якобы, никаких претензий у ингушского народа к руководству Чечни нет и быть не может.

После этого один из депутатов Муса Мальсагов отказался от мандата в знак протеста против позиции, которую заняло руководство парламента. Дело в том, что Мальсагов тоже был подписантом письма к президенту — не как депутат, а в качестве руководителя республиканского отделения «Общества Красного креста».

И вот теперь состоялось чрезвычайное заседание муфтиев, которые фактически осудили поведение Евкурова. И не просто поведение, но и его примирительную позицию по поводу салафитов. «конечным итогом данного движения является экстремизм и терроризм», — безапелляционно заявляют духовные лидеры. И просят от Евкурова поддержать в этом вопросе Ису Хамхоева.

Впрочем, в конфликте двух лидеров, наверняка, помимо сугубо идеологического есть и политический фактор: возможно, Евкуров просто боится потерять доверие населения (а главное — Кремля) на фоне растущей активности Кадырова, с которым он уже много лет конкурирует, а порой и открыто конфликтует. А глава Чечни тем временем уверенно набирает очки. Вот и последний опрос ВЦИОМ говорит о том, что он пользуется все большим доверим россиян. А может просто двум весьма уважаемым политикам нужно просто отбросить все разногласия и двигаться в одном направлении? Задача, в конце концов, у обоих одна. Благополучие вверенных им регионов и всей страны в целом…

Популярное в сети
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье