18+
понедельник, 20 августа
Политика

Кому легче в кризис. Кадырову или Ткачеву?

Рейтинги оценивают управленческие качества руководителей регионов

  
1031
Кому легче в кризис. Кадырову или Ткачеву?

Население на Юге России, похоже, безнадежно устало от политики. Поэтому вместо обсуждения насущных, реальных проблем спорит о балеринах, порноактрисах, рэперах. Которые так же напористо лезут в публичную политику…

Губернаторские «качели»: вверх-вниз

Последнее время необычайно модно стало оценивать губернаторов России по разным критериям: за последнее время появились рейтинги эффективности управления (Фонд развития гражданского общества и Агентство политических и экономических коммуникаций), информационной открытости («Медиалогия» и «Национальная служба мониторинга») и социального-экономического развития (РИА «Новости»).

Однако самым авторитетным среди них продолжает оставаться исследование, которое, начиная с августа 2007 года, регулярно публикует фонд «Петербургская политика» и коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг». Это рейтинг политической выживаемости губернаторов. На днях вышел очередной его выпуск (предыдущий появился в октябре 2013 года).

Фактически, аналитики подвели итог политического года. И они оказались не слишком оптимистичными. За год досрочно сменились руководители в семи регионах, в том числе в Кабардино-Балкарии и Волгоградской области. Также состоялись губернаторские выборы на Ставрополье и в Астраханской области.

Авторы исследования пишут, что для южных регионов будущий год окажется далеко не кризисным. Запрет импортных продуктов и девальвация рубля в целом скажутся на их экономике благотворно. Во-первых, здесь развито сельское хозяйство (и, соответственно, низка зависимость от зарубежных инвесторов). Во-вторых, здесь развита инфраструктура транзита и перевалки экспортных грузов (это касается в первую очередь приморских регионов — Дагестана, Кубани, Ростовской, Астраханской, Волгоградской, Ростовской областей). В-третьих Северный Кавказ продолжает оставаться приоритетом для федеральной власти, так что резкого падения бюджетных вливаний ждать не стоит.

Вопрос лишь в том, каким образом южные губернаторы сумеют воспользоваться этими возможностями. А их управленческие качества, судя по рейтингу, крайне полярны. Учитывая, что каждого из глав регионов эксперты оценивают по пятибалльной шкале, «отличников» на Юге России нашлось лишь двое — это Рашид Темрезов (Карачаево-Черкесия) и Рамзан Кадыров (Чечня). Зато и «двоечник» оказался лишь один — это глава Северной Осетии Теймураз Мамсуров. Все прочие губернаторы удовольствовались тройками и четверками.

Против кого голодает Дагестан?

Самое стремительное падение продемонстрировал дагестанский лидер Рамазан Адбулатипов, назначенный на эту должность меньше двух лет назад (его предшественник Магомедсалам Магомедов ушел на работу в администрацию президента). Но пожилой президент-философ так и не сумел выработать полноценной стратегии экономической и политической стабилизации в республике, и Дагестан остался одним из лидеров среди российских регионов по негативным новостям.

Достаточно взглянуть на последние пару политических обзоров, которые также публикует «Петербургская политика» (они ежемесячно анализируют самые резонансные новости в регионах). «Газпром» назвал Дагестан самым проблемным в стране регионом по расчетам коммунальных потребителей (в первую очередь, теплосетей) за газ, а Минрегион признал фактический провал программы расселения ветхого и аварийного жилья в республике.

Конечно, самой главной новостью — вышедшей на федеральный уровень — стали голодовки жителей Дагестана. Студенты Дагестанского педагогического университета (ДГПУ) таким образом протестовали против объединения факультетов; жители села Караман — против безземелья кумыских поселков; общественники из Унцукульского района и активисты республиканской «Справедливой России» — против коррупции в правительстве Дагестана. И все требовали отставки Рамазана Адбулатипова.

Тимати вместо публичной политики

За минувший год, по мнению экспертов, пошатнулись позиции даже таких опытных и полновластных политиков, как Рамзан Кадыров и Александр Ткачев. Например, в случае с Краснодарским краем заметно снизился интерес к нему федеральных властей после окончания Олимпиады и последующего присоединения Крыма (а ведь очередные перевыборы Ткачеву предстоят уже в 2017 году). Впрочем, свой профит регион получит даже от развития Крыма: например, в строительство Керченского моста до 2018 года Росавтодор собирается инвестировать почти 230 млрд. рублей.

Другое дело с Кадыровым, позиции которого в рейтинге, подсчитали его авторы, снизились после серии громких коррупционных скандалов с участием чеченских чиновников. Достаточно вспомнить попытку задержания чеченского полпреда на Украине Рамзана Цицулаева в московском отеле «Золотое кольцо». Сам он от опергруппы сумел уйти, зато были арестованы двое охранников и брат Цицулаева, а самому ему заочно предъявили обвинение в мошенничестве.

Поневоле вспоминается похожая история двухлетней давности. А именно драку членов семьи чеченского полпреда при президенте Тамерлана Мингаева и активистов движения «СтопХам». На просьбу убрать автомобиль с тротуара супруга Мингаева позвонила сыну, который приехал «разбираться». За что, кстати, затем поплатился должностью: Кадыров его уволил.

При этом сам Рамзан Кадыров продолжает уже много лет лидировать в рейтинге цитируемости губернаторов: его Instagram по популярности обошел странички большинства поп-звезд (шутка ли: 685 тысяч подписчиков!). Впрочем, количество подписчиков Instagram вряд ли это считать степенью открытости чеченской власти. По подсчетам Центра прикладной экономики, Чечня продолжает оставаться регионом с одним из самых непрозрачных бюджетов.

Но людей больше волнует, выходит, не это, а отношения Кадырова с рэпером Тимати (напомним, чеченский лидер вступился за него в перепалке с Димой Биланом и даже присвоил Тимати звание Заслуженного артиста Чечни).

Самая «горячая» территория

Громкие коррупционные скандалы продолжают сотрясать и Александра Жилкина, который находится во главе Астраханской области уже одиннадцатый год. Из последнего: задержан начальник управления муниципального имущества администрации Астрахани Станислав Салангин и осуждены за коррупцию бывший мэр Камызяка Олег Никулик и бывший мэр Астрахани Михаил Столяров.

В Волгоградской области, Калмыкии и Ставропольском крае, как признаются авторы доклада, традиционно силен раскол элиты. Кто бы ни стоял во главе региона. Тем более, что и Владимира Владимирова (он был вице-губернатором Ямало-Ненецкого округа, хотя и вырос на Ставрополье), и Андрея Бочарова (бывший руководитель федерального исполкома «Общероссийского народного фронта», а еще прежде вице-губернатор Брянской области) на их новом месте работы воспринимают как «варягов», «чужаков». Хотя они и усиленно пытаются этот стереотип переломить: скажем, Владимиров наполнил свою правительственную команду в основном ставропольцами, выходцев из ЯНАО можно пересчитать по пальцам.

А вот самой слабой стороной Владимира Владимирова эксперты называют межэтнические противоречия в регионе. Достаточно сказать, что в недавно вышедшем докладе «Гроздья гнева», посвященном именно отношениям этносов в стране, восточная часть Ставрополья названа самой проблемной зоной страны. Здесь в тугой клубок сплелись множество проблем — отток коренного населения вкупе с неконтролируемой миграцией (в том числе из-за пределов страны), безработица, передел земли, коррупция, теневая экономика…

Выборы «украли» давно

«Проверкой на прочность» для южного региона могли бы оказаться крупные избирательные кампании будущего года. А избирать здесь предстояло, в частности, главу Северной Осетии; мэров Ростова-на-Дону, Краснодара и Махачкалы… Но в последний момент решено от этих выборов отказаться.

Скажем, парламентарии Северной Осетии вслед за другими четырьмя другими республиками Северного Кавказа решили, что главу предпочтительнее не избирать, а назначать. В СКФО не подхватила эту моду только лишь Чечня: Рамзан Кадыров объявил, что надеется на народную поддержку, которая позволит ему набрать на выборах не менее 90% голосов. Впрочем, ему-то конкуренции бояться нечего — политическое поле в Чечне и так давно зачищено «под ноль».

По такому же пути пошли и в Ростовской области: губернатор Василий Голубев избавился от самого сильного политического конкурента Михаила Чернышева, переведя его хоть и на должность вице-губернатора, но ни к чему не обязывающую. А следом областная дума приняла закон, отменяющий выборы в крупных городах Дона.

Такие же законы были хороводом приняты и в других территориях Юга России, от Дагестана до Астраханской области и Краснодарского края. И практически везде они были восприняты оппозицией и гражданским обществом без особого протеста. Во-первых, за прежние годы многие города и так уже лишились прямых выборов (местные депутаты потихоньку переписывали Уставы).

А даже там, где выборы формально сохранялись, зачастую они превращались в самопародию (достаточно вспомнить выборы мэра Сочи в 2009 году, в которых даже пыталась участвовать балерина Анастасия Волочкова и порноактриса Елена Беркова).

Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье