Политика

Кому легче в кризис. Кадырову или Ткачеву?

Рейтинги оценивают управленческие качества руководителей регионов

  
1031
Кому легче в кризис. Кадырову или Ткачеву?

Население на Юге России, похоже, безнадежно устало от политики. Поэтому вместо обсуждения насущных, реальных проблем спорит о балеринах, порноактрисах, рэперах. Которые так же напористо лезут в публичную политику…

Губернаторские «качели»: вверх-вниз

Последнее время необычайно модно стало оценивать губернаторов России по разным критериям: за последнее время появились рейтинги эффективности управления (Фонд развития гражданского общества и Агентство политических и экономических коммуникаций), информационной открытости («Медиалогия» и «Национальная служба мониторинга») и социального-экономического развития (РИА «Новости»).

Однако самым авторитетным среди них продолжает оставаться исследование, которое, начиная с августа 2007 года, регулярно публикует фонд «Петербургская политика» и коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг». Это рейтинг политической выживаемости губернаторов. На днях вышел очередной его выпуск (предыдущий появился в октябре 2013 года).

Фактически, аналитики подвели итог политического года. И они оказались не слишком оптимистичными. За год досрочно сменились руководители в семи регионах, в том числе в Кабардино-Балкарии и Волгоградской области. Также состоялись губернаторские выборы на Ставрополье и в Астраханской области.

Авторы исследования пишут, что для южных регионов будущий год окажется далеко не кризисным. Запрет импортных продуктов и девальвация рубля в целом скажутся на их экономике благотворно. Во-первых, здесь развито сельское хозяйство (и, соответственно, низка зависимость от зарубежных инвесторов). Во-вторых, здесь развита инфраструктура транзита и перевалки экспортных грузов (это касается в первую очередь приморских регионов — Дагестана, Кубани, Ростовской, Астраханской, Волгоградской, Ростовской областей). В-третьих Северный Кавказ продолжает оставаться приоритетом для федеральной власти, так что резкого падения бюджетных вливаний ждать не стоит.

Вопрос лишь в том, каким образом южные губернаторы сумеют воспользоваться этими возможностями. А их управленческие качества, судя по рейтингу, крайне полярны. Учитывая, что каждого из глав регионов эксперты оценивают по пятибалльной шкале, «отличников» на Юге России нашлось лишь двое — это Рашид Темрезов (Карачаево-Черкесия) и Рамзан Кадыров (Чечня). Зато и «двоечник» оказался лишь один — это глава Северной Осетии Теймураз Мамсуров. Все прочие губернаторы удовольствовались тройками и четверками.

Против кого голодает Дагестан?

Самое стремительное падение продемонстрировал дагестанский лидер Рамазан Адбулатипов, назначенный на эту должность меньше двух лет назад (его предшественник Магомедсалам Магомедов ушел на работу в администрацию президента). Но пожилой президент-философ так и не сумел выработать полноценной стратегии экономической и политической стабилизации в республике, и Дагестан остался одним из лидеров среди российских регионов по негативным новостям.

Достаточно взглянуть на последние пару политических обзоров, которые также публикует «Петербургская политика» (они ежемесячно анализируют самые резонансные новости в регионах). «Газпром» назвал Дагестан самым проблемным в стране регионом по расчетам коммунальных потребителей (в первую очередь, теплосетей) за газ, а Минрегион признал фактический провал программы расселения ветхого и аварийного жилья в республике.

Конечно, самой главной новостью — вышедшей на федеральный уровень — стали голодовки жителей Дагестана. Студенты Дагестанского педагогического университета (ДГПУ) таким образом протестовали против объединения факультетов; жители села Караман — против безземелья кумыских поселков; общественники из Унцукульского района и активисты республиканской «Справедливой России» — против коррупции в правительстве Дагестана. И все требовали отставки Рамазана Адбулатипова.

Тимати вместо публичной политики

За минувший год, по мнению экспертов, пошатнулись позиции даже таких опытных и полновластных политиков, как Рамзан Кадыров и Александр Ткачев. Например, в случае с Краснодарским краем заметно снизился интерес к нему федеральных властей после окончания Олимпиады и последующего присоединения Крыма (а ведь очередные перевыборы Ткачеву предстоят уже в 2017 году). Впрочем, свой профит регион получит даже от развития Крыма: например, в строительство Керченского моста до 2018 года Росавтодор собирается инвестировать почти 230 млрд. рублей.

Другое дело с Кадыровым, позиции которого в рейтинге, подсчитали его авторы, снизились после серии громких коррупционных скандалов с участием чеченских чиновников. Достаточно вспомнить попытку задержания чеченского полпреда на Украине Рамзана Цицулаева в московском отеле «Золотое кольцо». Сам он от опергруппы сумел уйти, зато были арестованы двое охранников и брат Цицулаева, а самому ему заочно предъявили обвинение в мошенничестве.

Поневоле вспоминается похожая история двухлетней давности. А именно драку членов семьи чеченского полпреда при президенте Тамерлана Мингаева и активистов движения «СтопХам». На просьбу убрать автомобиль с тротуара супруга Мингаева позвонила сыну, который приехал «разбираться». За что, кстати, затем поплатился должностью: Кадыров его уволил.

При этом сам Рамзан Кадыров продолжает уже много лет лидировать в рейтинге цитируемости губернаторов: его Instagram по популярности обошел странички большинства поп-звезд (шутка ли: 685 тысяч подписчиков!). Впрочем, количество подписчиков Instagram вряд ли это считать степенью открытости чеченской власти. По подсчетам Центра прикладной экономики, Чечня продолжает оставаться регионом с одним из самых непрозрачных бюджетов.

Но людей больше волнует, выходит, не это, а отношения Кадырова с рэпером Тимати (напомним, чеченский лидер вступился за него в перепалке с Димой Биланом и даже присвоил Тимати звание Заслуженного артиста Чечни).

Самая «горячая» территория

Громкие коррупционные скандалы продолжают сотрясать и Александра Жилкина, который находится во главе Астраханской области уже одиннадцатый год. Из последнего: задержан начальник управления муниципального имущества администрации Астрахани Станислав Салангин и осуждены за коррупцию бывший мэр Камызяка Олег Никулик и бывший мэр Астрахани Михаил Столяров.

В Волгоградской области, Калмыкии и Ставропольском крае, как признаются авторы доклада, традиционно силен раскол элиты. Кто бы ни стоял во главе региона. Тем более, что и Владимира Владимирова (он был вице-губернатором Ямало-Ненецкого округа, хотя и вырос на Ставрополье), и Андрея Бочарова (бывший руководитель федерального исполкома «Общероссийского народного фронта», а еще прежде вице-губернатор Брянской области) на их новом месте работы воспринимают как «варягов», «чужаков». Хотя они и усиленно пытаются этот стереотип переломить: скажем, Владимиров наполнил свою правительственную команду в основном ставропольцами, выходцев из ЯНАО можно пересчитать по пальцам.

А вот самой слабой стороной Владимира Владимирова эксперты называют межэтнические противоречия в регионе. Достаточно сказать, что в недавно вышедшем докладе «Гроздья гнева», посвященном именно отношениям этносов в стране, восточная часть Ставрополья названа самой проблемной зоной страны. Здесь в тугой клубок сплелись множество проблем — отток коренного населения вкупе с неконтролируемой миграцией (в том числе из-за пределов страны), безработица, передел земли, коррупция, теневая экономика…

Выборы «украли» давно

«Проверкой на прочность» для южного региона могли бы оказаться крупные избирательные кампании будущего года. А избирать здесь предстояло, в частности, главу Северной Осетии; мэров Ростова-на-Дону, Краснодара и Махачкалы… Но в последний момент решено от этих выборов отказаться.

Скажем, парламентарии Северной Осетии вслед за другими четырьмя другими республиками Северного Кавказа решили, что главу предпочтительнее не избирать, а назначать. В СКФО не подхватила эту моду только лишь Чечня: Рамзан Кадыров объявил, что надеется на народную поддержку, которая позволит ему набрать на выборах не менее 90% голосов. Впрочем, ему-то конкуренции бояться нечего — политическое поле в Чечне и так давно зачищено «под ноль».

По такому же пути пошли и в Ростовской области: губернатор Василий Голубев избавился от самого сильного политического конкурента Михаила Чернышева, переведя его хоть и на должность вице-губернатора, но ни к чему не обязывающую. А следом областная дума приняла закон, отменяющий выборы в крупных городах Дона.

Такие же законы были хороводом приняты и в других территориях Юга России, от Дагестана до Астраханской области и Краснодарского края. И практически везде они были восприняты оппозицией и гражданским обществом без особого протеста. Во-первых, за прежние годы многие города и так уже лишились прямых выборов (местные депутаты потихоньку переписывали Уставы).

А даже там, где выборы формально сохранялись, зачастую они превращались в самопародию (достаточно вспомнить выборы мэра Сочи в 2009 году, в которых даже пыталась участвовать балерина Анастасия Волочкова и порноактриса Елена Беркова).

Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье