18+
суббота, 23 сентября
Экономика

Не мычат, не телятся

Кто пустил под нож животноводство Кубани?

  
1200
Не мычат, не телятся

Несовершенство земельного законодательства и нежелание властей финансировать отечественный агропром привели к гибели целой сельскохозяйственной отрасли на Кубани — животноводства. Так считают эксперты, хотя и у них мнения не всегда совпадают. Поголовье дойного стада снизилось на 8,4% за год и сейчас составляет 139 тыс коров. Кубанские крупные и средние молочные заводы приняли на переработку 826 тыс. тонн молока сырого в 2013 г., что на 5,5% меньше уровня 2012 года.

Для простого обывателя это только лишь сухие цифры, нас мало интересует откуда на прилавки магазинов к нам придет продукция. А для кого-то снижение поголовья скота — целая трагедия.

Фермер из Каневского района Кубани Семен Ничепоренко фактически обанкрочен собственным государством. А ведь когда-то он процветал. Сначала запретили держать свиней, якобы, из-за вспышки африканской чумы свиней на Кубани. Все поголовье совершенно здоровых животных пришлось пустить «под нож». Но тогда «выжил», стал заниматься разведением крупного рогатого скота. И снова преуспел. Молоко и мясо пользовались спросом. И снова не дают фермеру Ничепоренко спокойно работать. Недавно существенно сократили выпасные площади, часть отдали под строительство, часть в частные руки, выпасы огородили заборами, пасти коров ему стало негде. Теперь снова придется везти на скотобойню все поголовье.

Рынок мяса в России исторически создавался на зернопроизводящих территориях. Это приводит как к созданию избытка мяса в определенных субъектах Российской Федерации, так и к проблематичности обеспечения внутреннего спроса собственным производством в других субъектах. Так, только одна Белгородская область, где удалось не просто сохранить животноводческую отрасль, но и успешно развивать ее, правда, уже с применением современных технологий, способна обеспечивать мясом почти треть всех российских товаропроизводителей.

Кубанские мясопереработчики тоже живут на белгородском сырье, потому что своего не хватает. Это в лучшем случае. Но кроме внутреннего рынка существует еще и импорт. Ситуация на российском рынке мяса не так «прозрачна», и собственное производство не может полностью обеспечить потребности рынка и увеличивающегося платежеспособного спроса населения, поэтому пока еще высок процент импортного мяса. Только в 2013 году объемы собственного производства мяса в крае снизились на 37 тысяч тонн.

Пока же Россия за счет внутреннего производства обеспечивает примерно 85% своих потребностей в мясе птицы, около 75% потребностей в свинине и около 70% — в говядине, а в 2012 году объемы импорта мороженного мяса КРС увеличились на 10−30%.

В Краснодарский край, который по определению обязан не только себя кормить, но и предлагать мясо и молочную продукцию на внутреннем и внешнем рынках, мясо тоже приходится ввозить. Как, из того же Белгорода, так и из-за рубежа. Так, по данным управления Россельхознадзора по Краснодарскому краю, только за 4 месяца текущего года в новороссийский порт пришло четыре партии замороженной говядины общей массой 103,7 тонны. За тот же период прошлого года импорт мяса был на 20 тонн больше.

В 2013 году в Россию было импортировано более 500 тысяч тонн мяса, из которых 400 тысяч тонн свинины и 60 тысяч тонн охлажденной говядины. В нынешнему году объемы импорта точно не изменятся, а могут даже и сократиться в виду того, что наше правительство намерено наложить запрет на импорт свинины из Германии и Польши, а также мяса птицы из США.

Между тем, за последние два года объемы производства мяса скота и птицы в большинстве регионов России снизились. Кубань — не исключение. По данным Росстата, в первом квартале 2013 года по сравнению с аналогичным периодом 2012 года кубанский агропром снизил производство мяса на 25% - со 108,9 тыс. тонн до 75,4 тыс. тонн. Хотя в первом квартале 2014 года объемы увеличились до 98 тыс. тонн.

До 1991 года Краснодарский край заслуженно входил в число динамично развивающихся сельскохозяйственных регионов. Не только в области растениеводства, но и по объемам производства мяса и молока. На тот момент на Кубани в колхозах и совхозах насчитывалось свыше 1,7 млн поголовья крупного рогатого скота. За 10 лет «лихих 90-х» новорусские хозяйственники умудрились угробить почти миллион голов. В 2000 году в хозяйствах всех категорий осталось чуть больше 900 тысяч. Из этого количества на долю крупных сельхозорганизаций приходилось 737 тысяч голов, в мелких хозяйствах было 177 тысяч и еще около 7 тысяч голов — в крестьянских и фермерских хозяйствах.

Последующие 10−12 лет потери КРС в крае стали не столь ощутимыми — к 2012 году поголовье сократилось еще на 300 тысяч. Сегодня по данным Ростата к концу первого квартала 2014 года поголовье КРС в Краснодарском крае составляет 553 тысяч голов, что для такого традиционно аграрного региона оскорбительно низкий показатель.

К слову сказать, в крупных агропредприятиях и животноводческих комплексах за последние два года поголовье скота уменьшилось вообще в 2 раза, в то время, как в крестьянско-фермерском секторе за эти 12 лет произошел значительный прирост - с 6,8 тыс. до 36,6 тыс. голов КРС.

Эта статистика не совсем соответствует тем докладам, с которыми регулярно выступают руководители краевой исполнительной власти. На фоне того, что в крае идет процесс сокращения поголовья скота, как крупного рогатого, так и свиней, заявления кубанского губернатора об устойчивой динамике роста сельхозпроизводства на Кубани звучат как-то нелепо. В своем прошлогоднем послании к ЗСК он, в частности, сказал: «В последние годы сельское хозяйство из убыточной „черной дыры“ экономики превратилось в современный прибыльный бизнес… Кубань остается житницей России, которая из года в год выращивает самый большой в стране урожай, несмотря на любые капризы природы и экономики».

Что ж, если речь идет только о растениеводстве, то с заявлением Александра Ткачева можно согласиться. По объемам производства зерна, риса, масличных культур Краснодарский край действительно в лидерах. А вот состояние животноводческого комплекса на Кубани у многих политиков и экономистов вызывает серьезные опасения.

— Животноводство, как отрасль мы давно загубили, и начало этому гибельному процессу положил изданный Ельциным Указ о земле (Указ Президента РФ от 27.10.1993 N 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России» — ред.), — считает председатель Краснодарского краевого комитета профсоюза работников АПК Федор Долженко. — Тогда практически все колхозные земли поделили на паи, и потом не осталось ни пастбищных земель, ни пашен. К чему это привело? Скотину стали пускать под нож, потому что кормить нечем было.

Давайте возьмем, например, самый мощный в плане развития АПК район края — Каневской, на территории которого сосредоточено более 180 тысяч га пашни. Там к концу 2013 года насчитывалось 48 тысяч голов КРС (из них 18 тысяч коров) — это почти 10% всего кубанского стада. А соседний с Каневским районом, превосходящий его по площади — Кущевский — имеет всего лишь 14 тысяч голов, из них коров — только 5 тысяч. До 90-х годов в Отрадненском и Успенском районах было очень развито овцеводство. В каждом из этих районов были стада по 200−250 тысяч голов, а сегодня в крупных хозяйствах всего края наберется чуть больше 10 тысяч.

Сельское хозяйство на Кубани было сбалансированным, а сегодня нарушена система севооборота. Кормовой клин скукожился до мизерных площадей. Засеваем поля многолетними травами — а кого кормить? Например, в том же Кущевском районе только одних коров в сельхозпредприятиях на конец 2013 г. было 3239 голов, а к концу 1 квартала 2014-го — 2658. За полгода почти 600 голов пустили под нож! И так практически в каждом районе.

Отсутствие у сельхозпредприятий земли, предназначенной для развития скотоводства, Федор Долженко считает главной причиной столь катастрофического состояния животноводства в крае.

Вторая причина, по его мнению, это мизерные дотации государства и отсутствие гибкой системы кредитования сельхозтоваропроизводителей.

— Без финансирования мы сельское хозяйство не вытянем, — считает Долженко. —  А на дотации государства в 1,2% бюджета это сделать в принципе невозможно. В странах ЕС, между прочим, размеры дотирования в десятки раз выше российских.

Что же касается вопросов кредитования, то и здесь тоже произошел полный провал. Средства, направленные государством на кредитование фермерства и АПК, были в конечном итоге разворованы. Об этом красноречиво свидетельствует целая череда скандалов в краснодарском отделении «Россельхозбанка», руководители которого во главе с бывшим вице-губернатором Николаем Дьяченко (осужден в 2009 году) весьма активно «распихивали» государственные деньги по карманам, а реально нуждающимся в кредитах фермерам и крестьянам указывали на дверь.

Зато с другой стороны, в крае не жалели средств на закупку за рубежом импортных бычков и «буренок». Проект краевой администрации по разведению на Кубани высокопродуктивных пород КРС и возрождению племенного скотоводства, судя по всему, тоже провалился.

В конце 2011 года на Кубань из США завезли 2,7 тыс. голов племенного скота голштинской породы (проект финансировался «Россельхозбанком»). В декабре 2010 года 75 тысяч голов этой же породы были завезены в Краснодарский край из Австралии, а в 2013 году из этой же страны завезли 18 тысяч голов абердино-ангусской породы. А еще везли разными партиями в период с 2010 по 2013 годы из Венгрии, Германии и Голландии.

По мнению Федора Долженко, рассчитывать на то, что мы сможем поправить дела в животноводстве с помощью импортного стада — это чистая авантюра.

— Многолетний опыт показал, что в Краснодарском крае с его специфическим климатом, где две трети районов находятся в зоне рискованного земледелия, самая приспособленные мясо-молочные породы коров- это красная степная и черно-пестрая. Они прекрасно адаптируются на Кубани, дают надои от 4000 до 5000 кг в год молока. А эти эксперименты с калифорнийскими, голштинскими и абердинскими коровами ни к чему не приведут, — считает Долженко. —  Целесообразнее было бы потратить эти деньги на восстановление собственного племенного стада КРС, на эффективную борьбу с АЧС в свиноводстве.

Сегодня Кубань сильно утратила свои позиции в животноводстве. Но это еще не катастрофа. Катастрофа может быть завтра, если государство не изменит свою политику по отношению к селу.

Справка «СП-Юг»

Импорт говядины в Краснодарский край из стран дальнего зарубежья

Фото: ИТАР-ТАСС/ Федор Савинцев

Популярное в сети
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье