Экономика

Импортозамещение по-кавказски: радоваться рано?

Что показывают итоги работы в условиях кризиса

  
2940
Импортозамещение по-кавказски: радоваться рано?
Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ

Росстат опубликовал итоги социально-экономического развития регионов Северного Кавказа за первые семь месяцев 2015 года. Они дают богатую пищу для размышлений: а реально ли в регионе, который большинство россиян считают самым депрессивным, преодолеть глубокий экономический кризис?

Безработных стало меньше на 1,5%

Итак, за семь месяцев оборот организаций (то есть стоимость произведенных товаров и оказанных услуг) составила 1,2 трлн. рублей, и это на 15% больше, чем было в аналогичном периоде 2014 года. Причем лидерами роста стали Ставрополье (плюс 13%) и Дагестан (плюс 31%).

Если взять отдельные отрасли, то лучше всего сработала обрабатывающая промышленность — на 26%. Такой быстрый рост показателей отчасти можно списать и на инфляцию, ведь вместе с ценами растут и денежные обороты. Так, потребительские цены за семь месяцев выросли в пределах от 8,9% (в Дагестане) до 14,7% (в Ингушетии).

Впрочем, и те отрасли экономики, где Росстат подсчитывает реальное производство, а не только денежные обороты, тоже демонстрируют рост. Скажем, в 2015 году на Северном Кавказе построено на 13% больше жилья, чем в прошлом году (2,1 млн. «квадратов» против 1,9 миллиона). Скажем, на Ставрополье этот показатель вырос на 70%, а в Ингушетии — более чем на 40%.

Но все же любопытнее всего взглянуть, как стимулировала развитие АПК программа импортозамещения. В сравнении с прошлым годом мяса (в живом весе) произвели на Северном Кавказе на 6% больше, молока — лишь на 1%, а вот яиц даже стало меньше на 2%. Цифры не кажутся такими уж удивительными, если взглянуть на общероссийскую картину: производство мяса за год, что действуют продуктовые санкции, выросло на 5%, яиц — на 2%, а молока надоили на 0,4% меньше. Неужели усилия правительства оказались потрачены впустую?

Текстильная радость Кавказа

Минпромторг России собрал из всех регионов страны почти 4 тысячи инвестиционных предложений в сфере импортозамещения, оценил их и ранжировал — в итоге осталось 2059 проектов, на основе которых были составлены 19 отраслевых планов (позднее добавился еще один). Для каждой из отраслей утверждены целевые индикаторы и объемы финансирования. Общая сумма вложений составляет 1,5 трлн. рублей, из которых 235 миллиардов — бюджетные, а остальное — частные или заемные.

Также в каждом регионе утверждены свои «дорожные карты» по импортозамещению — это списки якорных проектов: на Северном Кавказе в промышленности их 30, а в сельском хозяйстве 39. Список продукции, которую намерены направить на внутренний рынок предприятия СКФО, впечатляет: вентиляционное и газорегуляторное оборудование, нефтегазовая арматура, погружные насосы, дизельные агрегаты, системы капельного полива, приводная техника, молочные сепараторы, мерительные и алмазные инструменты, автоматические выключатели, оксид вольфрама и фосфорная кислота…

Всё это должно удовлетворять потребности бизнеса. И государство имеет возможность такой спрос стимулировать (даже если качество отечественной продукции будет проигрывать импортной): скажем, вводить субсидии или предоставлять налоговые льготы. По мнению министра Льва Кузнецова, именно госкомпании в условиях сжимающегося потребительского спроса могут стать главными потребителями промышленной продукции. Госкорпорация «Ростех» уже утвердила концепцию реорганизации предприятий радиоэлектронного комплекса Северного Кавказа (это 8 заводов). Утверждены дорожные карты по централизованным закупкам импортозамещающей продукции, выпускаемой на Северном Кавказе, для «Газпрома», «Россетей» и «Роснефти».

Есть, разумеется, и проекты импортозамещения на потребительском рынке. Вот лишь несколько примеров производств, которые вошли в список якорных на Северном Кавказе. Чеченское ГУП «Беркат», объединение «Ингушетия» и «Текстиль Индустрия» из Кабардино-Балкарии (все три — швейные фабрики), ставропольские «Биоком», «Вита» (фармацевтические заводы) и «Арнест» (производство бытовых аэрозолей)…

Однако с потребительским рынком куда сложнее: гражданин всегда голосует рублем за то, что дешевле и качественнее. Но, к сожалению, качество импортозамещающей продукции далеко не всегда выше, чем привозной. В этом убедился, например, корреспондент газеты The Guardian Шон Уокер, который продегустировал 10 российских «заменителей» элитных сыров и убедился, что это едва ли можно есть.

Ну а вывод британский журналист делает такой: «Лучше не пытаться найти замену среди подделок, а обратиться к настоящим российским традициям сыроварения. В России производится не так много собственных сортов сыра, но те, которые родом с Кавказа — адыгейский, сулугуни, чечил — просто замечательны».

Ставропольцы поедут на «китайцах»

Пожалуй, самый амбициозный проект в сфере импортозамещения — это строительство завода «Ставрополь Авто» близ Михайловска, где будут производить 100 тысяч легковых машин ежегодно. Номенклатуру обещают внушительную — 20 моделей и модификаций. Правда, бренды китайские: Lifan, Geely, BYD, Brilliance. Да и уровень локализации будет поначалу не более 20−25%.

Можно привести еще несколько схожих примеров. Упомянутый уже «Арнест», где выпускают бытовые аэрозоли, сырье и материалы, по словам президента компании Алексея Сагала, также получает в основном из-за рубежа.

Работающая в Карачаево-Черкесии компания «Кагов Корпорейшн» в конце прошлого года начала модернизацию: приобрела оборудование для производства синтетической кожи, замши и велюра. Оборудование, правда, итальянское. А значит и в полной мере импортозамещением это назвать нельзя.

Какие же реальные меры принимают власти в регионах Северного Кавказа, чтобы стимулировать импортозамещение? Например, на одном из заседаний правительственной комиссии по развитию Северного Кавказа Рамазан Абдулатипов говорил о том, что необходимо вовлекать в оборот неиспользуемые площади. Ряд заводов в Дагестане, в том числе оборонных, уже не работают, и их можно было бы использовать для размещения brownfield-технопарков. Говоря по-русски, заброшенные цеха обретут вторую жизнь.

Похожая ситуация, кстати, в сельском хозяйстве. По словам директора Дагестанского НИИ управления, экономики, политики и социологии Салиха Абдулманапова, сегодня в республике не используется более 130 тысяч гектаров пахотных земель. Их необходимо пустить в оборот, учитывая планы правительства по удвоению площади овощеводства защищенного грунта.

Впрочем, вовлечение в оборот неиспользуемых ресурсов, — проблема не столь важная, как может показаться на первый взгляд. Ведь для развития производства нужны не только площади, но и финансовые вложения. А для этого, в свою очередь, необходимы программы господдержки, которые позволили бы уйти от диктата банков с их грабительскими процентами, обеспечив не только модернизацию, но и финансирование текущей деятельности и пополнения оборотных средств малых предприятий.

Также нужны уверенные каналы сбыта продукции — в первую очередь, сельскохозяйственной. «В республике во многих городах и районных центрах организуются ярмарки выходного дня. Но те ярмарочные площади, которые имеются даже в Махачкале, не загружены из-за их [неудобного] расположения», — говорит министр сельского хозяйства Дагестана Абдул Магомедов.

Есть и масса других проблем, которые еще недавно вслух не обсуждались, но на фоне санкций заострились необычайно, — нехватка инженерных кадров и выставочных площадей, складов, грузовых терминалов… Только решив их, и можно будет говорить о полноценном импортозамещении — чтобы отечественные продукты были реально дешевле и качественнее импортных.

Читайте также

Популярное в сети
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье