Экономика

Кавказ готов накормить Россию

Регионы Северо-Кавказского федерального округа презентуют проекты импортозамещения

  
928
Кавказ готов накормить Россию

Бизнесмены, политики и эксперты Северного Кавказа обсуждали, как региону выжить в условиях санкций. Главные проблемы они видят в слабости банковской системы, негативном имидже округа и административных барьерах.

Бизнес за колючей проволокой

В Пятигорске прошел экономический форум СКФО, который, что символично, значился, как «первый». Выступавший на нем директор Центра современной кавказской политики (ЦСКП) «Кавказ» Игорь Сопов с сожалением констатировал, что сегодня диалоговых площадок у окружного бизнеса практически нет. Он вынужден либо в принципе отказываться от самопрезентации, либо ездить со своими инвестпроектами на такие крупные мероприятия, как Сочинский форум, где небольшие по меркам страны бизнес-предложения, просто теряются на фоне крупных проектов.

Особенно важна такая площадка, подчеркнул Сопов, в нынешних условиях внешнеэкономических санкций, когда бизнес должен заниматься проектами импортозамещения. Еще одна проблема бизнеса в СКФО, считает эксперт, — это отсутствие доступа к кредитным ресурсам. Чтобы получить кредит в размере более 1 млн рублей, предпринимателю нужно ехать в региональную столицу, а федеральные госбанки крайне неохотно выдают займы местным предпринимателям, в первую очередь из-за негативного имиджа Северного Кавказа.

Подтвердил это и Вячеслав Потапов, атташе представительства МИД в Минеральных Водах (оно курирует Ставрополье, КЧР, КБР и Ингушетию): по его словам, последние годы внешнеторговый оборот Северного Кавказа колеблется вокруг цифры в $ 3 млрд. За первую половину нынешнего года он вырос на 7%, но только в ценовом выражении. Сказался не рост производства, а укрепление курса валют.

При этом, говорит Потапов, сальдо уже многие годы остается отрицательным (за первую половину этого года — минус $ 403 млн.), то есть импорт превышает экспорт. Главные импортеры продукции на Северный Кавказ — Китай, Иран, Азербайджан и Германия; а основные экспортеры — США, Турция и Бразилия.

Томаты, рыба, семена…

Что же завозят в СКФО, а что увозят? Об этом рассказал первый заместитель начальника Северо-Кавказского таможенного управления Вячеслав Иванов: по его словам, с начала года таможенный оборот в СКФО увеличился на 8,5% (правда, экспорт составил 32,5%, а импорт — 67,5%, и тоже в ценовом выражении). Основа импорта — продукция сельского хозяйства, пищепрома и машиностроения (на последнюю приходится 45%), а основа экспорта — то же продовольствие, а также каучуки и продукция химпрома (она дает 63%). В то же время Северный Кавказ экспортирует высокотехнологичных изделий лишь 9%.

Вячеслав Потапов считает, что уже в ближайшие годы ситуацию можно переломить, чтобы на Северном Кавказе экспорта стало больше, чем импорта. По словам атташе, его ведомство ведет реестр самых крупных проектов по импортозамещению. Перечислял он их долго и со знанием дела. На Ставрополье это строительство новых агропарков, теплиц и животноводческих комплексов, в Кабардино-Балкарии — интенсивных садов (в первую очередь, яблочных): уже через три года республика обещает увеличить объем плодово-ягодной продукции в полтора раза, до 200 тысяч тонн.

В Карачаево-Черкесии действует крупнейший в стране комплекс интенсивного садоводства «Южный» площадью 145 гектаров, а одна из заброшенных свиноферм переоборудована под выращивание кроликов. В Дагестане будут возрождать рыболовство на Каспии и прудовое рыбоводство, а также производство томатной пасты. В Ингушетии — выращивать индюшек, развивать прудовое рыбоводство и интенсивное садоводство.

А вот, скажем, в Северной Осетии МИД отмечает два приоритетных проекта по импортозамещению: это производство экологически чистого молока (для чего в республику, в село Хаталдон, завезли коров элитной французской породы Монбельярд) и семеноводство.

Казаки перенимают опыт. У индейцев

Депутат краевой думы, казачий атаман Олег Губенко считает, что государство должно поддерживать именно казачество, которые производят экологически чистую и дешевую продукцию. Но для этого, говорит он, нужно изменение земельного законодательства. В качестве примера он привел США, где помимо двух традиционных для России форм владения землей (собственность и аренда) есть и третья — трастовая (общинная) собственность племени (в индейских резервациях). Такая земля запрещена к отчуждению и управляется правительством отдельных индейских наций. По мнению Губенко, похожую форму землевладения можно внедрять и на Северном Кавказе для коренного населения (а запрет на ее отчуждение позволит избежать и коррупционных скандалов).

Екатерина Богоровская, ученая из Ставропольского аграрного университета, также говорила о проблемах сельского хозяйства региона. Это спад производства, уменьшение поголовья скота (в первую очередь, племенного) и посевных площадей, удорожание кредитных ресурсов и сокращение государственного финансирования. Также, особо отметила Богоровская, последние месяцы, на фоне западных санкций, обострились проблемы снижения покупательной способности населения и роста неплатежей между предприятиями.

Вместе с тем, по словам ученой, даже на фоне проблем, сохраняется позитивная динамика развития АПК Ставрополья. Сегодня в отрасли занят каждый пятый житель трудоспособного возраста, а в ВРП она занимает 16% (соотношение между растениеводством и животноводством, правда, 60 на 40 процентов). За год производство сельхозпродукции в крае увеличилось на 8%, в том числе в сельскохозяйственных предприятиях (а помимо них статистика учитывает фермерские и личные подсобные хозяйства) — на 25%.

Дело государственной важности

По подсчетам Богоровской, производство картофеля на Ставрополье уже сегодня превышает потребление (по медицинским нормам) на 17%, мяса — на 21%, а овощей — на 51%. Край по меркам страны занимает лидирующие позиции по производству рапса, кукурузы, сахарной свёклы, птицы и племенного скота. А вот что касается минеральной воды, то Ставрополье занимает 62% в общероссийском экспорте.

«Цифрами можно бросаться дальше, но проблемы это не решит!», — выслушав коллегу, заявил вице-спикер краевой думы Виктор Лозовой. По его словам, после распада СССР на Ставрополье были полностью утрачены целые отрасли: орошаемое земледелие, кормопроизводство, глубокая переработка зерна. Вот их и нужно возрождать в первую очередь. В целом же Лозовой настроен оптимистично: он считает, что программа импортозамещения, на которую упор делает Москва, стартует именно с Северного Кавказа. Как-никак, житница страны.

К сожалению, не выступали на форуме сами сельхозпроизводители, не рассказывали о своих конкретных проблемах. Пожалуй, единственной в этом ряду оказалась заместитель директора ООО «Объединенная водная компания» Елена Чеченина. Сегодня ее предприятие имеет долю 11% в экспорт питьевых вод из России, она поставляется более чем в двадцать государств. В основном, правда, ближнего зарубежья, поскольку, говорит Чеченина, получение евросертификата очень дорого (до € 40 тысяч). Раскритиковала она и РЖД за бюрократизм, требующий огромного числа бумаг и согласований для экспортных грузов.

Все проблемы, а главное, предложения, которые прозвучали на форуме, теперь будут сведены в итоговую резолюцию, а направить ее обещали на адреса первых лиц Северо-Кавказского округа и страны. Ведь импортозамещение нынче дело государственной важности.

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье