Культура

«Кинотавр» юбилейный

Сочи готовится к открытию 25-го форума отечественного кино

  
120
«Кинотавр» юбилейный

Программа смотра отечественного кино в этом году, как впрочем, и всегда, насыщенна. На профессиональной площадке — конкурсная программа из 14 фильмов в жанрах «кино для всех» и артхаус, 22 короткометражки, кинопоказ под открытым небом, а также круглые столы, мастер-классы, открытые лекции, встречи с режиссерами.

— В последние три года на конкурс «Кинотавра» присылают около 70 полнометражных лент. Короткометражных — около 300. Это очень много. Есть тенденция — тотальная феминизация кинематографа. Я не люблю выделять женщин в отдельное «гетто», но не могу не отметить, что их никогда не было так много. Впервые у нас в программе женщин-режиссеров будет больше половины. Женщинам есть, что сказать миру. У каждой свой взгляд, своя позиция, свой уникальный голос, — рассказала программный директор фестиваля Ситора Алиева.

Самая ожидаемая премьера «Кинотавра» — нашумевший фильм «Левиафан» Андрея Звягинцева, представляющий в этом году Россию на 67-м Каннском международном кинофестивале. Право на прокат кино выкупили более чем 40 стран. В Сочи его покажут в авторской версии на закрытии кинофестиваля 8 июня с сохранением ненормативной лексики, несмотря на принятие в РФ закона о запрете нецензурных слов в произведениях искусства. Картина знаменитого российского режиссера — это авторская интерпретация истории библейского персонажа Иова, рассказанная на материале современной России. В фильме снялись Алексей Серебряков, Елена Лядова, Владимир Вдовиченков, Роман Мадянов, Анна Уколова и другие. В Каннах фильм получил приз «За лучший сценарий». Звягинцев в этом году возглавил жюри «Кинотавра».

В программе юбилейного фестиваля как всегда есть дебюты. Это Наталия Мещанинова с картиной «Комбинат надежды», Иван Твердовский с фильмом «Класс коррекции», Нигина Сайфуллаева — «Как меня зовут», «21 день» Тамары Дондурей. Будут и режиссеры с именем. Лауреаты «Кинотавра» Светлана Проскурина с фильмом «До свидания, мама», Анна Меликян с фильмом «Звезда», призер Роттердама Оксана Бычкова вынесет на суд зрителей фильм «Еще один год».

Но это для избранных, обычные же сочинцы в честь «Кинотавра» вспомнят слегка позабытые перекрытия дорог и пробки. «Переселения» кинофестиваля в олимпийский парк Имеретинской низменности в этом году не произошло, и он по-прежнему будет дислоцироваться в центре Сочи в Зимнем театре.

— Мы очень рассчитываем, что удастся перенести «Кинотавр» во дворцы с огромными залами, плазменными экранами, в новые гостиницы, которые останутся после Олимпиады, — говорил президент фестиваля Александр Роднянский в прошлом году. — Тогда он сможет привлечь тысячи сочинцев.

«Кинотавр» был и, к сожалению, остается сугубо профессиональной площадкой. Стать зрительской, по мнению Роднянского, он не может по простой причине: в Зимнем театре всего 900 мест. В качестве довода «против» еще и отсутствие, по его словам, у сочинцев привычки посещения кинофестиваля. Однако если в программе нет событий, а также допуска так называемых «людей с улицы», откуда ей появиться?

Российское профессиональное кинематографическое сообщество не в силах противостоять общей ситуации в отечественном кинематографе. А вот обсудить ее, «сверить часы» друг с другом, можно на «Кинотавре».

Пожалуй, наиболее точный собирательный образ положения дел в кинематографии состоит из словосочетаний «спасение утопающего», «эпоха перемен», «изобретение велосипеда». Нет персоны в киноиндустрии, способной взять на себя роль лидера, объединить актеров, режиссеров, прокатчиков, поэтому налицо децентрализация. Одновременно кинематографом управляют: министерство культуры, Роскино и Фонд кино. В последнем в прошлом году ликвидировали международный отдел, с его багажом опыта, наработок, имевших огромное значение для создания фильмов и их продвижения, в том числе за рубежом. Ситуация такова, что, если говорить о прошлогодних Каннском, Венецианском кинофестивалях, то российских фильмов в их программе не было вообще.

Сложности у российских кинематографистов — как в производстве собственных, отечественных фильмов, так и совместных.

— Для русского кино это было бы чрезвычайно важно, потому что ясно, что в рамках одного рынка мы, скорее всего, не выживаем, — подчеркнул Александр Роднянский.

И проблема здесь в недостатке достойных проектов, интересных одновременно как российскому, так и иностранному зрителю. Накладывает отпечаток также языковая проблема.

— Где присутствует английский и не дубляж, то это раскрывает совершенно другие возможности, — считает актер и продюсер Алексей Гуськов.

Из-за этого число совместных проектов — считанные единицы.

Тенденция же к прокату фестивальных фильмов за рубежом не столь активна, как хотелось бы. Тем не менее, в 2013 году в первый раз за всю историю «Кинотавра» пять картин, представленных на нем, были взяты на кинофестиваль в Карловых Варах. Это «Стыд» режиссера Ю. Разыкова, «Интимные места» режиссеров Н. Меркуловой и А. Чупова, «Труба» В. Манского в конкурсе документального кино, спецпоказы «Майора» Ю. Быкова и «Небесных жен луговых мари» Федорченко.

Огромная проблема и в том, что у российского кино — все меньше зрителей в кинотеатрах. Большинство смотрят фильмы в интернете, и на этот рынок пока незначительно влияет антипиратский закон. Что касается ТВ, то отечественное кино только появляется там. Снижению интереса к хорошему художественному продукту способствует также большое количество сериалов, оттягивающих на себя аудиторию. Документальное кино исчезло с экранов уже давно.

Впрочем, проблемы киноиндустрии возникли не сейчас, они имели место, может быть, в несколько ином виде, и в прошлом. Собственно, сама идея создания «Кинотавра» возникла у его отца-основателя, первого президента Марка Рудинштейна, из-за кинематографических проблем 90-х.

Тогда на волне экономического коллапса просто исчезла система проката. Это время Рудинштейн вспоминает как эпоху внедрения в кинотеатры американских боевиков, «причем бандитским способом» — путем «выбивания» из них российских фильмов.

«Интердевочка» стал первым российским фильмом, положившим начало истории коммерческого проката, основоположником которого был Рудинштейн.

— Билет стоил три рубля. А раньше были 10−25 копеек. Но нас выбили и стали крутить американское кино за те же деньги. И если бы хоть что-нибудь с этих сумм пошло на развитие отечественного кино! — рассказывал он.

Идея создания «Кинотавра» возникла как противопоставление существующей ситуации в прокате. Но свое название он получил не сразу. Сначала это был «Фестиваль некупленного кино» в Подольске продолжительностью пять дней.

— Я понял, что проката не будет, и надо создать место, где люди будут собираться, журналисты будут об этом писать, и будет хотя бы слух о том, что кино производится. Кризис есть кризис, и в этот период надо делать все, чтобы из него выйти. Так был придуман «Фестиваль некупленного кино» в Подольске, рассказал Рудинштейн.

А название «Кинотавр» кто-то просто «выдал» из окружения Рудинштейна. Для дальнейшей его дислокации рассматривались Ялта и Феодосия, а когда Рудинштейн приехал в Сочи, сразу понял: это то, что надо.

— Так, как расположена «Жемчужина», не расположена ни одна гостиница в мире — как корабль, врезающийся в море. Большая территория, десятки ресторанов, театр, площадь… Каннам не снился такой вариант, когда 2000 человек могут жить в одном месте. Я понимал, что этот фестиваль должен отличаться от других коммуникабельностью. Люди не должны искать друг друга, они должны находиться в одном месте. И вот все это сложилось в классную административную историю, — говорил Марк Рудинштейн.

Правда, без «бандитских» денег «Кинотавру» не удалось бы раскрутиться. И в этом Рудинштейн не раз публично признавался. Да и время было такое. Развал страны парализовал многие отрасли экономики, и других возможностей, кроме как взять их у бандитов, просто не существовало. Правда, утверждает Марк Рудинштейн, все они пошли на доброе дело.

На десятом по счету кинофестивале он почувствовал, что надо прощаться со своим детищем, передав его в надежные руки.

— Я не мистик. Я чувствовал, что фестиваль, кинематографическая среда высасывают из меня все соки. Я чувствовал, что заболеваю. После окончания фестиваля я ложился на месяц в больницу. Вообще, конечно, влюбленность в кино превысила мое понимание этого сообщества. Но с другой стороны, я понимал, что сделал хорошее дело. Я никогда не считал это миссией по спасению отечественного кинематографа — я спасал самого себя.

К 15-му «Кинотавру» он дождался, наконец, по его словам, порядочных людей — Роднянского и Толстунова, и отошел от дел. Правда, через девять лет придумал «Кинотаврик», детский фестиваль.

А «Кинотавр» продолжает жить, объединяя профессиональное сообщество российских кинематографистов в творческом поиске.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Популярное в сети
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье