Происшествия / Терроризм

ИГИЛ грозит двум столицам со стороны Кавказа?

Стоит ли жителям Москвы и Петербурга опасаться новых терактов. Мнения экспертов

  
1635
Сотрудники полиции у поста ДПС на 20-м км Щелковского шоссе после нападения
Сотрудники полиции у поста ДПС на 20-м км Щелковского шоссе после нападения (Фото: Артем Геодакян/ТАСС)

Террористическая активность на прошлой неделе «докатилась» до двух российских столиц. Утром 17 августа на Ленинском проспекте в Санкт-Петербурге прошла спецоперация: в квартире в одной из многоэтажек в спальном районе были заблокированы бойцами спецназа ФСБ четверых предполагаемых боевиков родом из Кабардино-Балкарии. В ходе пятичасового штурма они все были убиты.

В тот же день на 20-м километре Щелковского шоссе в Подмосковье два выходца из Чечни напали на пост ДПС… с топорами. В перестрелке оба нападавших были убиты. «СП-Юг» разбиралась, что связывает эти два преступления.

Есть ли связь между двумя событиями?

Четверо предполагаемых боевиков, которые были убиты во время штурма трехкомнатной квартиры на Ленинском проспекте, перебрались в Северную столицу из Кабардино-Балкарии. Это 25-летний Астемир Шериев, 29-летний Залим Шебзухов, 33-летний Вячеслав Ныров и 39-летний Аслан Курашинов.

Фамилия четвертого, самого старшего убитого преступника была сообщена Национальным антитеррористическим комитетом (НАК) позднее остальных, 18 августа: якобы, он всего лишь обеспечивал остальных бандитов продуктами питания, одеждой и транспортом. Именно он якобы и снял на свое имя квартиру, где жили его подельники.

По версии следствия, оставшиеся трое убитых принадлежали к бандитскому подполью Кабардино-Балкарии, журналисты даже припомнили ныне подзабытое название «Имарат Кавказ». Впрочем, по информации спецслужб, Залим Шебзухов занимался вербовкой боевиков для переправки их в Сирию и Ирак — для какой именно из действующих там террористических группировок, неизвестно.

Это, пожалуй, единственная «ниточка», которая могла бы связать петербургскую «ячейку» боевиков с «Исламским государством», запрещенным на территории России. ИГИЛ свои связи с убитыми никак не откомментировало. Зато в случае с попыткой нападения на пост ДПС на Щелковском шоссе в Подмосковье (оно произошло в то же самое время, что и шел штурм квартиры в Санкт-Петербурге), «Исламское государство» уже поспешило взять на себя ответственность за него.

Нападавшими были 18-летний Сулим Исраилов и 21-летний Усман Мурдалов — оба выходцы из Ачхой-Мартановского района Чечни, которые приехали в Москву за несколько дней до преступления. Возможно, что они давно были в поле зрения спецслужб из-за попыток наладить контакты с сирийскими группировками. Кстати, инцидент на посту ДПС — первое преступление за пределами Северного Кавказа, в котором «расписалось» ИГИЛ.

Но стоит ли связывать события в Москве и Санкт-Петербурге? Действительно ли «Исламское государство» сегодня угрожает двум российским столицам? Эти вопросы «СП-Юг» задал экспертам.

Али Чаринский, лидер общественного движения «За права мусульман»:

— Что касательно Питера, ситуация необычная по той причине, что мы все привыкли слышать о подобном на Северном Кавказе. Если бы спецоперацию совершила Нацгвардия, то тема была бы куда более понятной, а здесь все удивились. Ранее мы слышали об антитеррористических операциях в северной столице, но те были против активистов «Хизб ут-Тахрир"(запрещена в России. — Ред.), и тема всем была ясна: люди просто спорили является ли партия мусульман террористической или нет.

Были ли в той квартире террористы или это нечто иное, уверенно никто не скажет, так как сами очевидцы событий дают противоположные комментарии или их так представляют в СМИ. Важно обратить внимание на то, что мусульмане из «Хизб ут-Тахрир» в тот же день, что и происходила странная спецоперация, получили в суде чудовищные сроки. И это осталось практически незамеченным. Но это так же можно рассматривать как причину.

Нападение на пост ДПС, я думаю, вообще иная история, которую привязывают к первой необоснованно. А ее нужно рассматривать отдельно. Абсолютно разные дела!

Владислав Мальцев, редактор отдела «Религия» издания Life.ru:

— В Москве и ее пригородах с середины нулевых неоднократно задерживались группы выходцев с Северного Кавказа, готовившие теракты (и порой с весьма солидным арсеналом), а также группы из того же контингента, промышлявшие дерзкими вооруженными налетами в столице с целью финансирования такого рода бандформирований (как можно понять, это одна из основных форм получения последними средств для терактов).

В самой столице открыто ведет пропагандистскую деятельность в мечетях (прежде всего в мечети «Ярдям» в Отрадном) и Интернете «пересаженный» из 2013 года из Дагестана филиал запрещенной в России за терроризм Партии исламского освобождения («Хизб ут-Тахрир»).

Один из лидеров этой ячейки Гасан Гаджиев открыто заявлял, что ранее, начитавшись книг салафитских проповедников, пришел к выводу, что его место — в рядах бандформирований в лесах. Но в силу неких причин решил «идти другим путем», как Ленин.

Основное внимание террористов всегда было приковано к столице, но на уровне неподтвержденной информации в СМИ также проходила ранее информация про предотвращенные в Петербурге теракты. Так что, террористическая угроза столицам России — это вещь, по сути, постоянная, хотя спецслужбы по сравнению с началом нулевых работают против террористов гораздо эффективнее.

По поводу ликвидированной в Петербурге ячейки, впрочем, известно мало, но судя по выносимым емкостям с чем-то химическим, речь вполне могла идти о подготовке масштабных терактов, приуроченных, например, к выборам.

Что касается напавших на пост ДПС, то, как показывают события в Европе (а ранее — в Израиле), террористическая активность давно не ограничивается отдельными группами с самодельными бомбами (сделать которые сложновато). Людей просто толкают на убийства «неверных», совершаемые ножами, топорами, любыми подручными средствами.

С другой стороны, убийства постовых с целью завладеть их оружием практиковали еще в советское время бандгруппы для дальнейших разбойных действий (например, в сентябре 1985 года бандиты расстреляли пост ГАИ на Рязанском проспекте, стремясь получить табельное оружие милиционеров). Что могло стать последующей целью напавших на пост ДПС в Подмосковье, можно только предполагать — возможно, и какие-то объекты в Москве.

Андрей Епифанцев, руководитель аналитического агентства Alte et Certe:

— Я не усматриваю связи между этими двумя происшествиями. Это разные люди, с различным этническими корнями, местом происхождения, их подготовка и методы действия были принципиально различны — одни имели целый арсенал оружия и показали хороший уровень конспирирования, другие — совершили внешне немотивированное нападение на стационарный пост ГИБДД с топорами.

Уверен, что какой-то связи и координации между этими двумя группами тоже не было и сами происшествия просто совпали во времени. А вот если бы подобные совпадения происходили часто, то можно было бы говорить о тревожной тенденции. В действительности же всё указывает на то, что в последние два-три года ситуация с кавказским бандподпольем на Кавказе улучшается, теракты происходят все реже, а вооруженные адепты радикального ислама задерживаются или уничтожаются.

С другой стороны, говорить о полной победе нельзя хотя бы даже потому что наблюдается усиление позиций радикального ислама, использующего невооруженные методы, в некоторых республиках Северного Кавказа, в первую очередь, в Дагестане и Ингушетии.

Геннадий Косов, руководитель Северо-Кавказского офиса Фонда развития гражданского общества (ФоРГО):

— PR-структуры ИГИЛ готовы говорить о своей причастности к любым преступлениям на территории РФ во-первых, для подъема своего авторитета среди сторонников, во-вторых, для якобы подтверждения действенности своих угроз, в-третьих, для отчета перед своими «работодателями» о потраченных средствах, в-четвертых, для вербовки новых боевиков в свои структуры.

Но причастно ли ИГИЛ к нападению на пост ДПС под Москвой, и имели ли отношение к нему боевики, ликвидированные в Санкт-Петербурге, большой вопрос. Скорее всего нет. События в Питере показывают эффективность работы контртеррористических структур на Северном Кавказе, а нападение на пост ДПС под Балашихой может быть связано и с состояние психики нападавших, и местью, и желанием завладеть оружием.

Хеда Саратова, директор информационно-аналитического центра «Объектив» (Грозный):

— Не думаю, что эти события связаны. Это похоже на то, что делали лидеры всяких группировок (как живые ныне, так уже и нет), которые не упускали не одно происшествие, чтобы не взять на себя ответственность за него. Даже удары молнии.

Не могу сказать по поводу Питера, но уверена по поводу случая в Москве. Эти ребята, которые напали на пост ДПС, ИГ там далек. Это просто хулиганы и мотив у них был другой, наверняка. Пацаны, глупый поступок, а это преступление на себя взяли те, кто хочет держать граждан в состоянии страха.

Екатерина Сокирянская, директор проекта по Северному Кавказу Международной кризисной группы (International Crisis Group):

— На первый взгляд кажется, что события в Санкт-Петербурге и Подмосковье взаимосвязаны. При ближайшем рассмотрении связь петербургского инцидента с ИГ вызывает большие сомнения. Залим Шебзухов, убитый во время спецоперации в cеверной столице, известен тем, что оставался последним влиятельным лидером вооруженного подполья на Северном Кавказе, не присягнувшим ИГ.

Более того, он публично осудил присяги аль-Багдади и оставался верен региональному джихадистскому проекту — «Имарату Кавказ», запрещенному в России. Не понятно, что он делал в Петербурге: или укрывался от силовиков, или планировал нападение. В любом случае то, что амир лично оказался так далеко от территории действия своей группировки, указывает на ее плачевное состояние.

Молодые люди в Подмосковье — типичные «одинокие волки», джихадисты-одиночки попавшие под влияние ИГ. Их действия очень похожи на июльское нападение в германской Баварии, когда 17-летний беженец из Афганистана напал с топором и ножом на пассажиров электрички, ранив четырех человек.

Скорее всего, целью нападения на ДПС под Москвой было завладеть оружием для совершения более крупного теракта.

Одним словом, появление боевиков в двух столицах может быть не связано единым умыслом и инспирировано одной организацией, но угроза дальнейших нападений одиночек и малых групп в российских городах остается довольно высокой.

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии:

 — Напрямую определить зависимость этих событий как звенья одной цепи пока сказать не получается. В случае нападения на пост ДПС в подмосковном Балашихе силовики постпешили не связывать это событие с деятельностью ИГИЛ, поскольку преступники не имели взрывчатки, а нападали с топорами, что весьма экзотично для террористов (традиционно террористы, например, на Северном Кавказе действуют иным способом: обстрелом или подрывом полицейского участка или сотрудников правоохранительных органов).

В тоже время не стоит и отрицать того, что данный способ нападения ИГИЛовцев мог быть своеобразной импровизацией террористов: мы ведь не знаем, какую конечную цель преследовали нападавшие в случае, если они убили бы всех сотрудников и завладели бы их оружием. Но ясно другое — подобные формы совершения терактов или подготовки к их совершению небольшими группами в крупных городах — достаточно распространенное явление.

Вспомним, что боевики «Имарата Кавказ» в период их наибольшей активности (2007−2013) практиковали подобные методы: теракты в аэропортах (Домодедово), на вокзалах (Волгоград), в городском транспорте (Волгоград), во время движения поездов («Невский экспресс») и в метрополитене (Москва) происходили нередко. Цель подобных акций одна — посеять страх, панические настроения, чтобы через них общество «надавило» на свое правительство.

Вспомним также, как теракты в Мадриде в 2004 году привели к тому, что под давлением общественного мнения в стране правительство Испании вынуждено было вывести войска из Ирака. По видимому, ИГИЛ рассчитывает на то, что через серию терактов, организованных в России, получится «надавить» на Кремль, чтобы он прекратил поддерживать правительство Башара Асада в Сирии.

Пока к счастью, этого не удается сделать, в чем заслуга российских силовиков, предотвращающих теракты. Но надо полагать, что подобная тактика может использоваться ИГИЛовцами и дальше.

Руслан Гереев, руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа:

 — Мегаполисы всегда были объектами особой важности для террористических групп, но в данном случае однозначно нельзя сказать, что боевики устремились в столицу. Сейчас эти группировки разрозненны, у них нет такой налаженной базы и сети, как скажем, 5−7 лет назад, мало ресурсов в том числе и людских. Хотя география, с точки зрения расползания представителей радикальных идеологий, заметно расширилась.

Доминирование России в Сирийской компании создает почву для активности радикалов, и в первую очередь их взоры будут устремлены на регионы Северного Кавказа, где существует подпитка и вербуется молодежь. Так в Дагестане, в последнее время участились КТО и убийства сотрудников правоохранительных органов. Примером этого является недавний расстрел двух полицейских на автодороге «Кавказ» возле Избербаша, убийства федерального судьи в Шамильском районе республики. Происходящие преступления говорят об эскалации ситуации в регионе.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье