Кто сегодня становится политзаключенным

Десять южан тоже оказались в списке

  
1501
Кто сегодня становится политзаключенным
Фото: Юрий Машков/ТАСС

Международная правозащитная организация «Мемориал» опубликовала список политических заключенных в России. В нем 87 фамилий — это люди, которые осудили, по мнению «Мемориала», заведомо незаконно, либо их преследуют по неким политическим мотивам. Среди них шестеро — жители Юга России. «СП-Юг» изучила их биографии. Не все они, конечно, равнозначны. Некоторые и вовсе непонятно почему значатся как политзаключенные. В основном состав «диссидентов» Юга не меняется.

«След» тянется из Гуантанамо

Предыдущий вариант списка политических заключенных «Мемориал» опубликовал в сентябре 2015 года, и в сравнении с ним в новой редакции добавилось 45 фамилий, большинство из которых так или иначе связаны с событиями на Украине. Что касается жителей Юга России, то, пожалуй, самый известный в списке — это чеченский общественный деятель, бывший президент «Ассамблеи народов Кавказа» 59-летний Руслан Кутаев.

В июле 2014 года он был осужден Урус-Мартановским городским судом на четыре года лишения свободы (затем Верховный суд Чечни снизил срок заключения на три месяца) за незаконное хранение наркотиков. «Мемориал» считает его дело сфабрикованным: отсутствовал факт правонарушения, а также были нарушены права на справедливое судебное разбирательство.

Так совпало, что Руслана Кутаева задержали спустя два дня после того, как он провел научную конференцию, приуроченную к 70-летию сталинской депортации чеченского и ингушского народов. К слову, общественный деятель — кандидат философских наук и многодетный отец (у него пятеро детей, среди которых есть инвалиды).

В его защиту выступила масса некоммерческих организаций из разных регионов России (в том числе русского и славянского направлений), а вот в самой Чечне Руслана Кутаева поддержала только одна НКО — «Матери против войны» (сейчас она находится в стадии ликвидации).

Также в списке политических заключенных «Мемориала» фамилия 38-летнего Расула Кудаева, который в декабре 2014 года был приговорен Верховным судом Кабардино-Балкарии к пожизненному лишению свободы в колонии особого режима. Под стражей к тому времени он находился почти десять лет по обвинению в нападении на Нальчик.

Кудаева задержали спустя всего десять дней после бандитского рейда, однако «Мемориал» считает, что к событиям в Нальчике он непричастен. Он был бывшим узником кубинской спецтюрьмы Гуантанамо и, по мнению «Мемориала», его задержание было необходимо, чтобы придать делу о нападении радикальных исламистов на Нальчик некий «международный след». Само обвинение основывалось на показаниях других обвиняемых, которые во время процесса заявили, что оговорили Кудаева под пытками.

Главный оперативник — против журналиста

Есть в списке «Мемориала» и житель Ставрополья — это студент Иван Барыляк, который в августе 2015 года Промышленным районным судом был приговорен к 3,5 годам за якобы совершенное нападение на сотрудника управляющей компании «Комфорт-Сервис». Всероссийское внимание к этому уголовному делу было привлечено благодаря «Мемориалу» и «Открытой России», а также уполномоченному по правам человека в Ставропольском крае Алексею Селюкову.

Иван Барыляк занимался расследованием нарушений в сфере ЖКХ: по его заявлению краевая жилищная инспекция потребовала пересмотреть коммунальные тарифы «Комфорт-Сервиса» в сторону уменьшения. На общественного активиста нападали, в его квартире неизвестные перерезали электропроводку, разбили ночью машину на парковке под окнами. Однако все эти факты, несмотря на заявления Ивана Барыляка в полицию, расследованы так и не были, зато самого активиста отправили в колонию.

Подробно рассказывала «СП-Юг» и об истории ростовского журналиста и блогера 40-летнего Сергея Резника, которого в ноябре 2013 года, а затем в январе 2015 года Ленинский районный суд Ростова-на-Дону приговорил по двум уголовным делам в общей сложности к 2 годам 11 месяцам колонии общего режима. Кроме того, ему запрещено заниматься журналистикой на срок 1 год и 10 месяцев. «Мемориал» считает, что его преследуют в связи с ненасильственным осуществлением права на свободу выражения мнения.

Вменяют Сергею Резнику несколько эпизодов, заявителями по одному из дел стали — весьма солидные персоны — бывший заместитель прокурора Ростовской области, директор Центра борьбы с экстремизмом (ЦПЭ) и оперативник ОБЭПиПК. По одному из эпизодов Резник обвиняется в том, что якобы организовал звонки с угрозами самому себе, а затем обратился по факту этих угроз в полицию. В защиту независимого ростовского журналиста помимо «Мемориала» выступили также «Фонд защиты гласности» и международные организации «Комитет по защите журналистов» и «Репортеры без границ» (последние даже выпустили коммюнике под заголовком «Судебное остервенение»).

Шпионов «штампуют» на конвейере

Краснодарский край в списке «Мемориала» представлен тремя фигурами. Один — это 61-летний Петр Парпулов, бывший авиационный диспетчер черноморского центра «Аэронавигация Юга». Его в январе нынешнего года Краснодарский краевой суд приговорил к 12 годам колонии строгого режима по обвинению в государственной измене (ст. 275 УК РФ). Материалы в отношении Парпулова собирала ФСБ, по версии которой диспетчер передал некие секретные данные некоему гражданину Грузии.

Дело слушалось за закрытыми дверями, приговор также оглашался в закрытом режиме, поэтому детально изучить его у «Мемориала» не было. Однако правозащитники ссылаются на позицию самого Парпулова и его адвоката: мужчина просто пересказал своему родственнику одну из статей из газеты «Красная звезда» (это официальный печатный орган Минобороны). Причем было это еще в 2008 году, а уголовное дело по материалам ФСБ возбудили лишь в 2014 году.

Очень похоже на дело Парпулова история жительницы Сочи Екатерины Харебава (даже по фамилии можно понять, что она абхазка). В ноябре 2014 года она, имевшая статус беженца и работавшая продавцом на рынке была осуждена за шпионаж. Якобы, она передавала грузинским спецслужбам сведения о передвижении российских войск в сторону Абхазии (подробности опять-таки неизвестны из-за того, что дело слушалось в закрытом режиме). Освобождена из тюрьмы на днях и вернулась на родину — в Абхазию.

Читайте также

Политической заключенной признана и 27-летняя жительница Краснодара Дарья Полюдова — это, пожалуй, самая одиозная и противоречивая фигура в списке «Мемориала». Активистка «Левого фронта», лидер которого Сергей Удальцов, напомним, с июля 2014 года отбывает срок за организацию массовых беспорядков — он тоже есть в списке «Мемориала».

Полюдову в декабре 2015 года осудили на два года колонии-поселения за интернет-призывы к сепаратизму: девушка была инициатором проведения «Марша за федерализацию Кубани» (он так и не состоялся). «Мемориал» считает, что к Полюдовой незаконно применили содержание под стражей — оно непропорционально вменяемому ей деянию. Полюдова пыталась обжаловать приговор, но безуспешно, а в апреле самостоятельно прибыла к месту отбывания наказания.

Откуда столько радикалов?!

В предыдущей редакции списка «Мемориала» числился активист «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгений Витишко. Напомним, что в 2011 году он устроил рейд на так называемую «дачу Ткачева», построенную в заповедной зоне на Черноморском побережье. В декабре 2015 года Витишко был освобожден досрочно: реальное тюремное заключение для него заменили на ограничение свободы.

Зато в списке «Мемориала» есть несколько мусульманских активистов, которые, по мнению правозащитников, незаконно преследуются из-за своих религиозных взглядов. Это, в частности, член общественной организации «Правозащита» Зарема Багавутдинова из Буйнакска, осужденная в мае 2014 года Буйнакским городским судом к пяти годам колонии за склонение к терроризму (ст. 205.1 УК РФ).

Также по «религиозному» делу еще в июле 2014 года Московским городским судом вынесены приговоры двум жителям Махачкалы — врачу-урологу Шамилю Исмаилову и директору стоматологической клиники Сайпуле Курбанову. Оба получили по восемь лет колонии за участие в организации, признанной в России экстремистской, — «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения»).

К слову, больше всего политических заключенных «Мемориал» насчитал в Башкирии — их 29, и все числятся членами «Исламской партии освобождения». Эта организация запрещена в России, и хотя, по данным следствия не принимала участие в каких-либо насильственных действиях

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости
Новости Lentainform
Новости Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Новости Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье