18+
пятница, 18 августа
Происшествия / Терроризм

Волна террора идет на Ставрополье?

Источник пополнения рядов джихадистов — российские тюрьмы, уверены эксперты

  
4281
Волна террора идет на Ставрополье?
Фото: Абдула Магомедов / NewsTeam / ТАСС

Доселе мирное Ставрополье за неделю потряс второй теракт — в ночь на пятницу в Курском районе двое боевиков напали на полицейских. В перестрелке оба нападавших были убиты. Правоохранители уверены, что террористы были связаны с группировкой, которая в понедельник пыталась захватить отдел МВД в Новоселицком районе.

Омоновцев наградили посмертно

Счет потерь в войне с террором на Северном Кавказе регулярно ведет информационное агентство «Кавказский узел», учрежденное Григорием Шведовым. По его подсчетам, Ставрополье последние годы оставалось самым спокойным регионом в округе — за прошлый год в ходе КТО здесь были убиты два человека. Первый — это житель села Каясула Тамирлан Махмутов, который в январе был убит в перестрелке с полицейскими в Степновском районе (по официальной версии, Махмутов первый открыл огонь из своей машины, когда ее попытались остановить для проверки документов).

Второй погибший — это предприниматель Замирбек Махмутов, заместитель имама села Иргаклы (на общественных началах), убитый неизвестными в августе 2015 года, когда он направлялся на пятничный намаз в мечеть.

Всего за шесть лет, по оценкам «Кавказского узла», на Ставрополье погибли в ходе борьбы с террором 59 человек, в том числе 38 предполагаемых боевиков, 16 мирных жителей и четверо полицейских. В январе 2011 года во время спецоперации в станице Беломечетской (вблизи от границы с Карачаево-Черкесией), где укрылась группа боевиков, были убиты трое омоновцев — старшие лейтенанты Максим Луговской и Сергей Арапов, старший прапорщик Александр Черненко. Всех их посмертно представили к награждению орденом Мужества, она включены в вечный список отряда ОМОН.

А в сентябре 2011 года во время обстрела поста ДПС близ поселка Мирный Предгорного района был убит лейтенант Андрей Богданов (нападавший похитил у него автомат).

И вот сегодня, спустя пять лет, полицейские Ставрополья снова столкнулись с волной террористического насилия. В минувший понедельник трое смертников пытались атаковать отдел МВД по Новоселицкому району, но нападение отбили дежурные: двоих боевиков застрелили, а третий подорвал себя сам. Как выяснили правоохранители, все трое террористов были родом из небольшого села Китаевского, что в десяти километрах от райцентра.

Это 32-летний Заур Акаев (вероятный лидер террористической ячейки), 22-летний Рамазан Хайбулаев и 20-летний Исай Абдулатипов. Ранее Акаев был осужден на десять лет колонии за убийство нового мужа своей бывшей супруги, а Хайбулаев — за кражу.

Читайте также

«Неслучайная» спецоперация

Вскоре после теракта в Китаевское попытались приехать несколько журналистов, чтобы выяснить, откуда в небольшом депрессивном селе, исламистская ячейка. Однако пускать их в Китаевское сотрудники полиции отказались, сославшись на то, что здесь идет контртеррористическая операция.

А специального корреспондента «Новой газеты» Евгения Титова, который интервьюировал местных жителей, и вовсе задержали сотрудники полиции. Как говорится, до выяснения… Мало ли что он там наснимает, еще, чего доброго, бросит тень на муниципальных чиновников. Хотя задача журналистов — попытаться разобраться, откуда вообще берутся боевики, и что необходимо предпринять обществу и государству, чтобы не появлялись новые взрывники. На Ставрополье, в Дагестане, в Поволжье…

То, что общество молодежь поражена «вирусом насилия», продемонстрировали и последовавшие за терактом в Новоселицком события. В ночь с пятницы на субботу в районе села Серноводского (Курский район) произошло очередное нападение на сотрудников МВД. Официальная версия такова. На проселочной дороге полицейские и бойцы спецназа ФСБ пытались остановить для проверки документов машину, оттуда раздалась автоматная очередь. Ответным огнем были убиты водитель и пассажир — 40-летние Астемир Бесленеев и Рашид Устарханов. В салоне автомобиля обнаружены автоматы Калашникова, пистолет Макарова, ручные гранаты, иные боеприпасы и взрывчатка.

Официальная версия ликвидации Бесленеева и Устарханова напоминает ту, что была озвучена в случае с Рафаэлем Исмаиловым, членом группировки, которая организовала теракт близ отдела ГИБДД по Пятигорску и планировала подорвать РОВД Железноводска. В октябре 2010 года близ села Тукуй-Мектеб машину Исмаилова, по официальной версии, также якобы остановили для досмотра, водитель стал отстреливаться, его убили ответным огнем. В кабине обнаружили оружие и бомбу, снаряженную поражающими элементами (рублеными гвоздями).

Очевидно, что в обоих случаях речь шла вовсе не о «случайном» досмотре первой попавшейся машины. Боевиков вычислили заранее и целенаправленно преследовали. Как сообщил неназванный источник в правоохранительных органах (его цитирует РИА «Новости»), убитые в Курском районе боевики могли быть причастны в попытке захвата ОМВД в Новоселицком районе.

Читайте также

Джихад идет по тюрьмам

Для расследования теракта в Новоселицком районе создана оперативно-следственная бригада. Сейчас она пытается выяснить, кто еще мог быть причастен к преступлению, проводит опросы активистов районной исламской общины. По одной из версий, Акаева могли склонить к идеям радикального исламизма, пока он находился в колонии. Это явление известно в экспертной среде как «тюремный джихад».

Впервые проявилось оно вовсе не в России… а в Ираке. Скажем, из числа радикальных исламистов, которые содержались на натовском фильтрационном лагере Букка (близ границы с Кувейтом) вышло множество лидеров запрещенного в России «Исламского государства». В том числе и его лидер Абу-Бакр аль-Багдади.

В нашей стране радикалы также ведут вербовку новых адептов именно в колониях. Так произошло, в частности, с жителем Альметьевска (Татарстан) Минсеитом Хамдеевым, который сидел за торговлю наркотиками, а вернулся из тюрьмы еще и религиозным фанатиком. Два года назад он отправился в Сирию воевать на стороне «Исламского государства». И хотя в отряде он служил поваром, вернувшись обратно в Россию, Хамдеев был осужден на 5,5 лет колонии за участие в незаконном вооруженном формировании. Важно знать, что речь идет не о молодом человеке, к моменту отъезда в Сирию Хамдееву было уже 52 года. То есть в тюрьмах приверженцами «Исламского государства» становятся даже пожилые и образованные люди…

Еще одна подобный персонаж — это житель Руслан Ионов, который недавно получил семь лет колонии за вербовку боевиков для «Исламского государства». Ионов незадолго до этого освободился из тюрьмы, где провел семь лет за пособничество терроризму: он печатал листовки для группировки, которая совершила на территории Ставрополья серию взрывов. Сам он рассказал следователям, что во время отсидки и узнал о существовании «Исламского государства», на которое и согласился работать за хорошие деньги.

Проблему «тюремного джихада» за последнее время детально изучали Международная кризисная группа (International Crisis Group) и Кавказский геополитический клуб. Эксперты обращают внимание, что последние годы сотрудники ФСИН наконец-то стали проходить обучение на религиоведческих курсах, чтобы понимать особенности верований спецконтингента. Также муфтияты планомерно занимаются духовным окормлением заключенных — мусульман, следят за содержанием религиозной литературой, имеющейся в колониях.

Но этого, несомненно, еще недостаточно. Международная кризисная группа отмечает, что нужно создать федеральноую целевую программу (ФЦП) по дерадикализации экстремистски настроенной молодежи, адаптации бывших джихадистов, а также по предотвращению радикализации в тюрьмах. Главное — не нужно бросать в колонию всех, кто так и не доехал до Сирии, либо у них на руках нет крови. А в тюрьмах они способны только ожесточиться, и кроме того, повлиять на других заключенных.

Популярное в сети
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье