Происшествия / Криминал

Тюремные репрессии против инвалидов

«Дело Зиринова» собирает жертвы

  
1426
Тюремные репрессии против инвалидов
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Чемпион мира по боям без правил, 38-летний Амар Сулоев из Анапы медленно умирает в тюремной больнице — у него диагностирован рак желудка в терминальной стадии. Спортсмен проходит обвиняемым по уголовному делу о создании банды, которая «отжимала» бизнес на Черноморском побережье. Защита требует освободить его из-под стражи под залог, чтобы обеспечить хотя бы паллиативное, облегчающее страдания лечение.

Верховный суд «испугался» давления?

«Дело Зиринова» уже почти год остается в фокусе общественного внимания сразу в двух регионах — Краснодарском крае и Ростовской области. Напомним, что Сергей Зиринов — бывший депутат заксобрания Краснодарского края от «Единой России», по версии следствия, был организатором и лидером жестокой банды.

На скамье подсудимых помимо самого Зиринова еще пять человек, которым вменяют ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство двух и более лиц, совершенное организованной группой общеопасным способом, сопряженное с бандитизмом»), ч. 2 ст. 209 УК РФ («Участие в банде») и ч. 3 ст. 222 УК РФ («Незаконный оборот оружия и боеприпасов, совершенный организованной группой»).

В феврале к рассмотрению этого дела по первой инстанции приступил Краснодарский краевой суд, однако спустя полгода рассмотрение определением Верховного суда было перенесено из Краснодара в Ростов-на-Дону — в Северо-Кавказский окружной военный суд. Ходатайствовала об этом Генеральная прокуратура, которая посчитала, что Сергей Зиринов, обладающий многочисленными связями еще со времени депутатства, может влиять на свидетелей и даже судей. Громкий процесс в Ростове сейчас идет с участием коллегии присяжных: подсудимые захотели, чтобы их судил не профессиональный судья…

Во многом обвинения строятся на показаниях, которые дал в ходе следствия (а затем и суда) бывший сотрудник московского ОМОНа Дмитрий Сапожников. Его дело Краснодарский краевой суд рассмотрел два года назад: полицейский сознался в соучастии в четырех убийствах — гендиректора анапского санатория «Малая бухта» Виктора Садовничьего и его супруги Ольги Иванкиной (март 2002 года), директора магазина «Товары для детей» в Новороссийске Салмана Набиева (декабрь 2004 года), водителя заместителя анапского городского атамана Виктора Жука (февраль 2013 года), а также в неудавшемся покушении на самого атамана Николая Нестеренко.

По версии следствия, предполагаемые члены банды систематически занимались отъемом бизнеса на Черноморском побережье, а неугодных просто отстреливали. «Стрелком» был именно Дмитрий Сапожников: по совокупности обвинений был осужден на 19 лет колонии строгого режима (Верховный суд, учитывая признание, раскаяние и, главное, сотрудничество со следствием, снизил наказание до 16 лет).

Смертный приговор чемпиону мира

Защита Сергея Зиринова настаивает на том, что экс-депутат невиновен, а уголовное дело сфабриковано, чтобы отобрать у него бизнес (родственники погибших в рамках дела заявили гражданские иски к предполагаемым убийцам на 4 млрд рублей).

Вдаваться в процессуальные тонкости не будем — сейчас в суде продолжается опрос свидетелей, и, похоже, дело будет длиться еще очень долго. Любопытно то, кто оказался на скамье подсудимых. Один из возможных участников банды — это Евгений Александрович, помощник (бывший, разумеется) председателя Ставропольского краевого суда Александра Корчагина, который приехал на Ставрополье из Анапы (где до 2007 года возглавлял районный суд). По версии следствия, Александрович помогал вывозить трупы убитых, сопровождая бандитов на служебной машине.

Еще один обвиняемый — это Амар Сулоев, чемпион мира по боям без правил (он был задержан в марте 2013 года на отдыхе в одном из санаториев Ессентуков). Вменяют ему почти то же самое, что и Евгению Александровичу: якобы, на личном автомобиле довозил киллера до дома атамана Нестеренко в день покушения. С момента задержания Сулоев находился в следственном изоляторе, как и другие обвиняемые по делу.

Сейчас внимание правозащитной общественности приковано именно к Амару Сулоеву, у которого на днях диагностировали рак желудка четвертой степени. Значительно хуже он почувствовал себя еще перед новым годом.

«Здоровый шикарный красавец буквально за новогодние праздники превратился в больного человека и похудел на 20 килограммов, он почти ничего не ест и уже еле сидит. Но каждое заседание приезжает скорая и рекомендует его госпитализировать. И защита, и обвинение фактически вместе борются за здоровье Сулоева: защита настаивает на госпитализации, прокуроры нас полностью поддерживают. Но судья упирается, ссылаясь на справки из тюрьмы о том, что Сулоев не нуждается в госпитализации, а лишь нуждается в консультации гастроэнтеролога и может участвовать в судебном заседании», — рассказывает адвокат Сергея Зиринова и его предполагаемых сообщников Анна Ставицкая.

Читайте также

Конвейер бессердечности

На очередном заседании, которое состоялось 26 января, судья Олег Волков сообщил результаты проведенного обследования: у Амира Сулоева диагностирован рак желудка четвертой (терминальной) стадии. Диагноз смертельный, и сейчас защита ходатайствует об изменении меры пресечения для спортсмена — из изолятора он должен быть выпущен под залог, чтобы проходить лечение в онкологическом диспансере.

Трагическая история Амира Сулоева — одно из подтверждений того, насколько деградировала в России как тюремная медицина, так и вся пенитенциарная система. Стоит вспомнить и произошедший в прошлом году уже на Ставрополье, где потребовалось несколько месяцев, чтобы вытащить из тюрьмы молодого человека с неизлечимым заболеванием, которого вообще не имели права отправлять в колонию.

24-летний Антон Ланшаков — уроженец Волгоградской области, там же был осужден на пять лет колонии строгого режима, этапирован в ИК-1 в селе Кочубеевском. Он страдает генетическим заболеванием — муковисцидозом, которое включено в список тяжелых болезней, препятствующих отбыванию наказания (этот список утвержден постановлением правительства России от 6 февраля 2004 года № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от наказания в связи с болезнью»).

У Ланшакова была диагностирована дыхательная недостаточность третьей степени и эмфизема легких, в колонии он долгое время не получал необходимое лечение. Лишь после того, как о смертельно больном заключенном заговорили правозащитники и федеральные журналисты, руководство краевого управления ФСИН тоже проявило к нему «интерес». Благодаря известному правозащитной деятельностью адвокату Андрею Сабинину (который решил помочь молодому человеку абсолютно бесплатно) удалось добиться того, что Ланшакова обследовала специальная медкомиссия ЛПУЮ, которая подтвердила, что отбывать наказание в тюрьме он не может. И в июне прошлого года судья Кочубеевского районного суда Денис Душко постановил освободить его из-под стражи.

Читайте также

Репрессии против тех, кто «права качает»

Однако решение первой инстанции обжаловала краевая прокуратура. В апелляционном представлении она поставила под сомнение диагноз, подтвержденный разными врачами в разные годы, лишь потому что Антон Ланшаков… дожил до 14-летнего возраста. Зачем начальник отряда в ИК-1 вместе с другим заключенным (в ночь перед вступлением в силу решения суда!) под угрозами написал заявление о том, что Ланшаков якобы курил. Эту бумагу тоже подложили к прокурорскому представлению в краевой суд.

Его заседание состоялось 20 августа, и решение об освобождении тяжелобольного из-под стражи было оставлено в силе. Однако Ланшаков вышел на свободу лишь спустя 11 дней, после того, как администрация ИК-1 получила на руки вступившее в законную силу решение суда апелляционной инстанции.

Так уж устроена российская правосудная система. Это решение не может привезти адвокат, его может забрать лишь официальная экспедиция… из суда первой инстанции (а она идет лишь дважды в неделю), оттуда бумага попадает в краевое управление ФСИН и уже лишь оттуда — в колонию. И все это время заключенный, состояние которого постоянно ухудшалось, ждал освобождения. Лишь благодаря помощи местных активистов Антон Ланшаков сумел добраться из Ставрополья в родной Камышин, что в Волгоградской области. А уже оттуда отправиться на лечение в НИИ пульмонологии.

Впрочем, что в истории Антона Ланшакова, что в истории Амира Сулоева остаются вопросы. Первого осудили за торговлю наркотиками, второго обвиняют в соучастии в убийстве. Потому и в обществе, активно обсуждавшем оба случая, мнения разделились. Кто-то убежден, что даже самая тяжелая болезнь преступника не должна быть основанием, чтобы освободить его от наказания. Другие, напротив, исходят из принципов гуманизма: тюрьма не должна стать могилой для тяжелобольного человека.

Похоже, что на этот вопрос не может быть однозначного ответа — каждый человек находит его сам. Ну а задача государственной власти — сделать так, чтобы принятые ею же законы исполнялись неукоснительно, и попытка человека (обвиняемого или осужденного) защитить собственные конституционные права не превращала его в мишень репрессий.

Читайте также

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Lentainform
Медиаметрикс
Жэньминь Жибао
НСН
Финам
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Поволжье